Соцсети:

Хождение за моря 9. Сиолим

19 апреля 2013 | Газета «Кузбасс»


Продолжение.

Начало в номерах за

Хождение за моря.ДЕЛИ  8 декабря 2012 года

Хождение за моря АГРА  22 декабря 2012 года

Хождение за моря. АГРА   12 января 2013 года

Хождение за моря4. АГРА  26 января 2013 года

Хождение за моря.5.Поезд Агра – Гоа  9 февраля 2013 года

Хождение за моря 6. Васко да Гама – Чапора  2 марта 2013 года

Хождение за моря 7. Гоа  23 марта 2013 года

Хождение за моря 8. Гоа, клуб  6 апреля 2013 года

индия

9. Сиолим
За несколько дней до конца оплаченного месяца в доме мы с женой выехали на поиски нового жилья. Решили переехать в город Сиолим. У него были следующие преимущества перед остальными населенными пунктами:
– дешевое жилье;
– одинаково близко до работы и до пляжа Ашвем – лучшего пляжа на Гоа;
– в Сиолиме было заведение Таtо’s с самой вкусной местной едой и лучшими ценами;
– в Сиолиме было меньше наших земляков-матрасников.
Ну и вообще нам немного надоело жить и работать с одними и теми же людьми. Нужно было отдельное жилье, без этого любой брак развалится.
Но проблема была в том, что я очень стеснялся разговаривать с незнакомыми людьми. Понятно, что в таких местах, как Гоа, повсюду сдается жилье, но мне было очень не по себе. Начать разговор – самое тяжелое, дальше будет проще.
Мы просто ехали и смотрели:
– Как насчет этого?
– Слишком хороший дом, давай дальше.
– А этот?
– Слишком убогое жилье, живи там один.
– Мы так ничего не снимем. Надо спрашивать.
– Спрашивай.
Ладно, я сказал, что хочу зайти в первый закоулок рядом с моим любимым заведением – и уверен, судьба приготовила для меня отличную квартиру. Которая только и ждет меня там, за Таtо’s, и обойдется нам всего в 8 тысяч рупий (меньше пяти тысяч рублей в месяц). Так мы оказались в уютном аппендиксе за придорожной свалкой и встретили недоверчивую бабушку-индуску.
– We looking for flat, – сказал я. – Флэтфорент.
Она позвала какого-то парня, видимо, своего сына. И я повторил, что нам надо. Парень подвел нас к дому с несколькими отдельными входами. Мы поднялись по внешней лестнице на второй этаж. Он открыл дверь. Это было то, что нужно. Совершенно голая квартира с двумя маленькими комнатками, малюсенькой кухней, душем и туалетом.
– Годится, – сказал я. – Мы хотим здесь жить.
Но жена сомневалась. Она сказала, что согласится здесь жить, только если действительно цена будет не больше восьми тысяч.
– Двенадцать тысяч в месяц, – сказал парень.
– Как насчет восьми? – спросил я и удивился собственной наглости: торгуюсь, как самый что ни на есть ушлый тип! Заправский барыга!
Парень думал секунд тридцать и сказал, что готов уступить за девять. Мы сказали, что подумаем до завтра и вернемся. Я уже сел на скутер, когда он вышел за оградку и крикнул, что согласен на восемь.
– Что вам нужно? – спросил он. – Кровать и печка?
Мы ответили, что даже печка не нужна. Мы не будем питаться дома, поэтому – только кровать. Парень сказал, что соберет кровать сегодня же.
На следующий день мы заехали и неплохо зажили. Все было рядом. Все нужное продавалось чуть ли не во дворе. Кокосы по 20 рупий – и в каждом целый стакан напитка и сытная порция мякоти. На 100 рупий можно было очень плотно пообедать в Таtо’s. В двух минутах ходьбы мы обнаружили интернет, пожалуй, самый быстрый во всей Индии. И тут же, совсем рядом, вкуснейшая выпечка. Овощные булки за 10 рупий, грибные слойки за 15, и к ним жена пила ice-кофе за 20, а я пил сок по той же цене.
Когда у нас были свободные часы между пляжем и работой, я писал эти заметки или читал книги. Жена купила себе деревянные болванки для матрешек и разрисовывала их: хотела сделать пару оригинальных вариантов, чтобы продавать в баре. Одна серия с матрешками – девушки разных национальностей, вторая серия с матрешками – индийские божества.

На работе, однако, с конца января атмосфера начала накаляться.
Вообще-то у нас было два владельца. Игорь и некто A., который постепенно отжимал клуб у Игоря. Я собирался обойти стороной эту щекотливую тему, но, похоже, придется все-таки завернуть в этот темный коридор истории, ведь теперь (спустя, естественно, некоторое время после описываемых событий) мне известно, что Игорь безвозвратно лишится клуба.
Про А. ходили и ходят разные слухи. Известно, что он родился в Израиле, где делал первые шаги в преступном бизнесе. Позже он был владельцем борделя в Таиланде. Согласно легенде, которую мне рассказал бармен Ваня, этот бордель был одновременно и наркопритоном для евреев, на входе в который висело меню и прайс-лист на иврите: расценки на проституток и наркотики. Бордель-наркопритон был снабжен тайными подземными ходами, через которые можно было уйти в случае облавы. Когда тайское заведение прикрыли, А. бежал в Индию, где первые пару лет сидел тихо, даже выучил английский язык (только устный, читать и писать он совершенно не умел), а потом взялся за привычный бизнес. С индийскими полицейскими дела оказалось вести проще. Взятки брали все. Несмотря на это, А. все-таки присел на полгода в мумбайскую тюрьму. Но потом вышел, так как вещественные доказательства (несколько килограммов кокаина) были утеряны следствием. Якобы насекомые съели порошок, и стало невозможным доказать, что это был кокаин.
Игорь открыл клуб два года назад и два сезона был его единственным хозяином. Он арендовал заброшенное здание у местной женщины – Пуджи – приветливой, темной, жадной и лживой. Игорь сделал ремонт, наладил связи и делал, по мнению многих поселившихся на Гоа полунаркоманов, лучшие вечеринки, которые часто прикрывались посреди ночи: для проведения ночных мероприятий с музыкой нужно было купить лицензию или хотя бы постоянно давать деньги полицейским.
Потом появился А. и предложил Игорю стать совладельцем. Он сказал, что вложит хорошую сумму в развитие и не будет мешать Игорю заниматься своими делами, а прибыль они будут делить поровну. Игорь отказался, но что он мог сделать? Когда вернулся из Москвы к началу очередного сезона, счастливая Пуджа (которой А. дал на руки 40 тысяч рупий) поставила Игоря перед фактом: теперь А. тоже хозяин клуба.

Первое время А. действительно не вмешивался в дела. Более того, благодаря его связям с полицией нас перестали закрывать ночами. Понятное дело – клуб нужен был А. как прикрытие, чтобы он мог показать свои чистые руки. Но со временем в клубе начало появляться все больше странных людей. И вот уже какие-то мутные типы стали ошиваться здесь постоянно, просили коктейли по выгодной цене, говоря, что они «друзья босса». И вот уже посетитель спрашивает у меня:
– У вас здесь можно купить кокаин?
Первый раз я очень удивился такому вопросу и послал человека куда подальше. Потом просто пожимал плечами какое-то время. А потом стал отвечать, что такие вещи лучше спрашивать у кого-то на входе.
В нашем подсобном помещении теперь тоже постоянно торчали темные люди. Подельник А. – нашего призрачного босса – уже не стесняясь, продавал на кухне. Люди пробовали товар, занюхивая дороги на белых тарелках. Некоторые стеснялись персонала, другие чувствовали себя совершенно свободно. Я лишь окидывал эти шайки брезгливым беглым взглядом, не отрываясь от дел.

Зимние ночи были холодные, но особенно холодно было по утрам возвращаться домой. В уютный новый дом в Сиолиме.

Евгений-Алехин  Евгений АЛЁХИН.
Продолжение следует.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс