Соцсети:

Заметки путешественника. Хождение за моря.

25 января 2013 | Газета «Кузбасс»

Продолжение. Начало в номерах:  

Хождение за моря.ДЕЛИ  8 декабря 2012 года

Хождение за моря АГРА  22 декабря 2012 года

Хождение за моря. АГРА   12 января 2013 года

4. АГРА

 В полдень нужно было выселяться. В 10 наши вещи были собраны, завтрак съеден. Мы решили сходить за местной сим-картой, пока есть свободное время. До сих пор еще ни с кем не связывались, разве что жена написала смс с московского номера своей маме. У «Мегафона» одно смс-сообщение стоит рублей 70 в международном роуминге.

 

Точка продажи сим-карт выглядела как очередная торговая точка на рынке. Продавец попросил мой паспорт, я протянул. Продавец долго изучал паспорт, несколько раз что-то спросил у меня.

— Please, speaking slowly, май френд, — ответил я.

Он медленно спросил, где мы остановились. Я сказал, что точного адреса не знаю, но гостиница называется Agra Mahal – и показал, где это находится. Продавец сказал, хорошо, он знает, где это. Но ему еще нужна ксерокопия моего паспорта. Я спросил продавца, может ли он ее сделать? Он сказал, что у него сломался ксерокс, но указал нам место – недалеко отсюда. Я начал нервничать. И подумать не мог, что покупка сим-карты представляет собой такую муторную кампанию.

Когда мы вернулись с ксерокопией, продавец сказал, что ему еще нужна моя фотография. Он бы мог сфотографировать, но не работал принтер.

Стоит добавить, что чувствовал я себя, как непрофессиональный актер в провинциальном театре, потому что все местные жители глазели на нас – белого идиота и терпеливого продавца. Люди замерли, затихли, за прилавками и в автомобилях, прохожие остановились у обочины, ожидая развязки.

Я громко сказал по-русски все, что думаю об этом продавце и сотовой связи в их поганой стране, – русский мат разрядил атмосферу, и все вернулись к своим делам, а мы пошли в гостиницу.

Отдал на ресепшне ключ, и мы сели в холле с рюкзаками. Ждали Зафара. Вчера он сказал, что в 12.30 привезет нам билет на поезд, отвезет нас на вокзал, получит от нас «щедрые чаевые» и посадит на поезд. В 12.45 мы начали нервничать. Зафар не приехал и в 13 часов, и в 14. Мы сидели с электронными книгами, злились, читали, успокаивали друг друга, опять читали, опять злились, ругали друг друга и проклинали Зафара. У нас не было даже номера телефона Трэвэл-центра в Дели, у нас не было номера Зафара, у нас не было ничего. Нас, таких неопытных путешественников, кинули в два счета, и непонятно, что теперь делать. Выход был один – ехать на вокзал и пытаться купить билет самостоятельно. Но мы все еще надеялись, что все как-то разрешится само собой. Менеджера гостиницы не было, так бы можно было попросить его позвонить Зафару – они были хорошо знакомы, как я понял. Я пытался спросить у человека с ресепшна, где менеджер, но никак не получалось объясниться. Наконец у нас получилось какое-то подобие беседы.

Человек с ресепшна: «Когда приедет ваш водитель?»

Я: «Не знаю. Он обманул нас. Он должен был приехать в 12 часов. У нас нет билетов на поезд, они должны быть у водителя».

ЧСР: «Где? Ваш? Водитель?»

Я: «Я. Не. Знаю. Наш. Водитель. Солгал. Нам».

ЧСР: «Вы знаете, где ваш водитель?»

Я: «Не знаю. Позвоните менеджеру. Позвоните главному человеку в этой гостинице, он должен знать, как позвонить Зафару».

Наконец человек с ресепшна понял меня. Секрет был в том, чтобы сказать одно и то же с помощью наибольшего количества разных фраз. Тогда есть шанс, что два человека, плохо владеющие английским, поймут друг друга. Человек с ресепшна позвонил куда-то, поговорил с кем-то.

Он сказал мне:

— Ваш водитель приедет в пять часов.

Что ж, мы успокоились, оставили вещи и пошли в бар. В баре сидело несколько похмельных индийцев, а пиво стоило 120 рупий за бутылку 0,65. Столько же, сколько во вчерашнем магазине. Я попросил жареной картошки к пиву.

— Ноу фуд, — ответил бармен.

Мы сели под вентилятором. Было хорошо, и пиво казалось вкусным.

Отошел в гостиничный туалет, оставив жену в холле, а когда вышел, Зафар разговаривал с ней, вальяжно сидя на диванчике.

— Хеллоу, май френд! — Зафар оторвался от ковыряния своей стопы и протянул мне зафаченную руку. Помешкав, я пожал ее:

— Где ты был, Зафар? Мы ждем тебя четыре часа! Ты любишь своих друзей не очень сильно.

Зафар объяснил, что поезд отходит только в 17.45, и у нас еще достаточно времени. Но я не позволил Зафару помогать нам – сам погрузил вещи в багажник и старался смотреть как можно более строго.

— Тут же всего 200 рупий! — воскликнул он. Наверное, таких скупых русских Зафар еще не встречал за свою карьеру. Во-первых, гашиш у него не купили, во-вторых, коврами и сувенирами не заинтересовались, а теперь еще и это. Честно говоря, я бы дал ему больше чаевых, пусть даже 500 или 1000, лишь бы никогда его больше не видеть и не слышать лишнего слова. А жена настаивала на том, чтобы вообще ничего ему не дать. Или дать сотню – как бы посылая его куда подальше, как плохого официанта.

Мы стояли на стоянке железнодорожной станции с рюкзаками на плечах: у меня – большой – с вещами жены, у жены – маленький, соответственно – с моими вещами. Зафар стоял напротив, со своим бриолином в крашеных хной волосах и в чуть затемненных очках, ушлый дедушка в рубашке и сланцах. Шофер и барыга.

— Май френд, май френд, — покачивал он головой.

Я сказал ему, очень тщательно подбирая слова:

— Дорогой Зафар. Твоя компания взять с нас денег столько, сколько я получать за один месяц работы в Москве. Но мы в Индии всего три дня! Мы потратить очень много денег за эти три дня. Твои чаевые забрал трэвэл центр. Плохая компания и плохая карма. Мы не миддл-класс. И мы не наркодилеры. Мы гораздо беднее тебя, май френд.

Зафар еще раз покачал головой и, убирая деньги в карман, сказал:

— О’кей, о’кей.

Несмотря на разочарование, свою работу Зафар доделал. Объяснил нам, как найти поезд. Нужно было обратиться к специальному человеку в форме с красным верхом. Показать ему билет, и за десятку специальный человек отведет тебя к поезду.

Местный А-класс очень походил на российский плацкарт. Только немного грязнее, только столики чуть поменьше, но расположение мест такое же: купе на четыре места, и два боковых. Зато купе отделялось шторками, и здесь имелась розетка. Людей же на этих местах было значительно больше, чем в вагонах РЖД. На одно место легко умещались двое взрослых, не говоря уже о детях. Для детей, видимо, не требовалось отдельного билета. Индийцы чрезвычайно плодовитый народ, это ни для кого не секрет. Они даже не регистрируют ребенка, пока ему не исполнится три года.

Специальный человек показал наши места. Мы положили рюкзаки и сели. Я дал специальному человеку деньги, но он почему-то не уходил. Он что-то пытался объяснить нам. Просто стоял над нами и что-то говорил. Из всех его слов я смог вычленить только «Ё драйвер». Что он имел в виду? Зафар попросил его взять с нас лишних денег? Я протянул еще купюру, но специальный человек не взял. Он что-то говорил, говорил, даже обратился за помощью к одному пассажиру. Но пассажир то ли не понял специального человека, то ли не захотел прийти на помощь. Мы так и не выяснили, чего от нас добиваются.

Тем временем поезд тронулся, специальный человек расстроенно махнул рукой и пошел на выход. Двери были открыты (индийские проводники вообще не закрывают дверей), и специальный человек ловко выпрыгнул из разгоняющегося поезда на платформу.

(Продолжение следует).

 

 

 

Евгений АЛЕХИН

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс