Соцсети:

Отходно-доходные места.Место пятое: «хвостовое»

17 августа 2011 | Газета «Кузбасс»

Что представит себе обычный человек, услышав термин «хвосты», который в ходу у металлургов? Что-то ненужное: со школы же все знают, что «хвосты» надо «зачищать». Сами металлурги уверяют, что отходы фабрик, где руда становится железорудным концентратом для меткомбинатов, не опасны. Это что-то вроде обычного песка.

Однако именно вокруг «хвостов» в этом году в Кузбассе кипели громкие судебные страсти. В них фигурировали самые крупные суммы экологического ущерба в регионе. Сенсаций, впрочем, не произошло: деньги выплачены не были. Не случилось и другого, давно запланированного – старта проекта по переработке этих отходов. Пока не случилось?

 

Прорвет-не прорвет? Прорвало!

19 сентября прошлого года в поселке Елань Новокузнецкого района случилось то, о чем местные жители думали каждый раз после ЧП на объектах Абагурской аглофабрики. Прорвалось хвостохранилище №2, и поток грязи, как сель, хлынул по направлению к железнодорожному полотну, что метрах в 300 от места прорыва. «Хвосты» попали и в Кондому через отводной канал.

Аварию тогда довольно быстро ликвидировали, а Росприроднадзор, посчитав площади загрязненных земель и объем прорвавшихся отходов, направил в суд иск о возмещении Абагурским филиалом ОАО «Евразруда» (прежде Абагурская аглофабрика) вреда в размере более 1,1 млрд рублей. Несколько месяцев судебных разбирательств, в ходе которых «Евразруда» предложила добровольно «восстановить территорию», закончились снижением этой суммы до 345 млн рублей. Сегодня представители «Евразруды» говорят, что по факту денег будет потрачено еще меньше. «Ушло» из хвостохранилища гораздо меньше отходов, чем первоначально посчитал Росприроднадзор, да и тендерная система выбора подрядчиков для работ позволят экономить деньги.

По словам заместителя управляющего директора по охране труда, промышленной безопасности и экологии «Евразруды» Сергея Аверьянова, на сегодня вся загрязненная территория уже вычищена, идет восстановление дамбы и самого прорыва на хвостохранилище. К концу года все работы будут завершены.

Местные жители подтверждают: «Машины гудят тут днем и ночью – засыпают прорыв. Наверняка справятся». Вот только по поводу того, что будет дальше, мнения еланцев и руководства компании расходятся.

«То, что все заделают, мы не сомневаемся. Но проблем у нас не убавится. Это хвостохранилище не используют давно. Но рядом проходит трубопровод, по которому шламы в действующее хвостохранилище идут. Из него чуть не фонтан бил. Так у нас тут постоянно: то рвет, то капает. Получается, старое убрали, новое уже натекло», – говорит местная жительница. Себя она не называет. Говорит, что «и так натерпелась и от власти, и от компании». Еланцев, к слову, поддержала природоохранная прокуратура, предъявив «Евразруде» иск о возмещении ущерба землям сельской территории на сумму более чем 50 млн рублей.

Второе хвостохранилище, уточняет Раиса Сочнева, начальник управления охраны окружающей среды и промышленной санитарии «Евразруды», эксплуатировалось 21 год – с 1972-го по 1993 год. Если бы не прорыв, с виду это был бы холм, покрытый травой, березами, облепихой: засаживался объект согласно проекту рекультивации. Внутренности холма высотой с два пятиэтажных дома, говорит Раиса Сочнева, – отходы пятого класса опасности. «Там есть все, но в очень маленьком количестве. Практически вся таблица Менделеева, но в связанном виде. И не растворяется в воде. И если мы убираем пески, убираем всю вредность, – утверждает она. – Мы вот все зачистили. Взяты специальные пробы на почве и в воде. Отправили на экспертизу. Ждем результатов».

По решению суда компания к 2015 году должна законсервировать, рекультивировать объект и сдать его действительно как холм Новокузнецкому району. Такой «путь» для более чем 30 млн тонн отходов на сегодня самый приемлемый, считает Раиса Сочнева:

– Ели исходить из чисто гражданской позиции, я бы не стала трогать это хвостохранилище. Это же готовое месторождение для потомков. Будут технологии, которые позволят из этого материала получать то же железо без ущерба для экологии, можно применять. А пока предлагаются дорогие и небезопасные технологии переработки отходов. Мы же будем делать нормальную рекультивацию, чтобы все отвечало экологическим нормам.

Но о том, как еще поворачивается «отходная» тема у «Евразруды», местные знают по другому хвостохранилищу.

 

Сафари или кирзавод?

 

Хвостохранилище №1, самое старое «отходное место» фабрики, уже давно не эксплуатируется. Прорывов, как на втором, тут не было. Случись же что, будет еще хуже. Грязь напрямую пойдет в Кондому. К тому же ни винить, ни заставить потом все очистить будет некого. Потому что в отличие от своего близнеца первое (здесь, как и на втором, свыше 30 млн тонн отходов) принадлежит государству. Городу Новокузнецку (территориально хвостохранилище относится уже не к району, а к городу) в свое время в суде не удалось вернуть хвостохранилище владельцу отходов. Теперь «хвосты» – федеральная собственность, которую решила зачистить компания «Экомаш НК», известная тем, в 2006 году одной из первых в области применила инновационные технологии по переработке отходов на практике. Из отходов коксохимического производства бывшего Новокузнецкого меткомбината она получала продукт, который при добавлении в металлургическую шихту помогал увеличить выпуск кокса. По словам директора компании Анатолия Гальченко, два года успешной работы со смоляным коксовым озером двинули его дальше в отходную тему. Далеко идти не пришлось. Отходы обогатительных фабрик – давняя тема для приложения ума ученых и разработчиков технологий.

Перерабатывать «хвосты» для извлечения золота, серебра (и это в них есть) дорого и экологически нечисто. Рисковать вкладывать инвестиции при таких обстоятельствах вряд ли кто-то станет. Но и оставлять «хвосты» потомкам не за чем. Исследования здоровья жителей близлежащих деревень показывают, что болеют они гораздо чаще, в том числе раковыми заболеваниями, чем в округе. «Там толком не рекультивировано. «Хвосты» пылят, просачиваются в воду. У нас же есть деревни, где вода только родниковая. Все это годами и накапливается в организме», – так объясняют картину в местной администрации. Местные же жители рассказывают, что сейчас народ из города повадился на горе «хвостов» на квадроциклах гонять. Им потеха – жителям пыль и головная боль: «А если еще нарушат что-то там, да обвал случится…»

«Мы нашли выход, точнее, технологию переработки «хвостов». Не очень дорогую, но эффективную, – рассказывает Анатолий Гальченко. – На Украине есть научно-производственное объединение, которое не только предлагает технологию, но и готовое оборудование. Тонкости раскрывать не стану, но суть в том, что из «хвостов» получается строительный песок и железорудный концентрат с содержанием железа не менее 50%». Концентрат пригоден для производства чугуна и стали, а песок – кирпича, тротуарной плитки, черепицы, колодезных люков. «По себестоимости кирпич из отходов получается вдвое дешевле того, что сегодня на рынке. Даже песок просто можно продавать строителям. Раза в три дешевле им обойдется, чем сейчас. Проект супервыгодный. Рентабельность 35%, окупаемость чуть больше двух лет».

Необходимые затраты – около 154 млн рублей. Это ниже средней стоимости инновационных «отходных» проектов в Кузбассе. Но это пока не привлекает желающих зарабатывать на отходах.

 

Не давайте льгот, помогите материально?

 

Проект «Экомаш НК» для Кузбасса нестандартный. Если у других переработчиков все тормозится на уровне владельцев отходов (как только речь заходит о переработке, отходы вдруг требуются самим предприятиям или резко вырастают в цене), то у этой компании проблема только в деньгах. Владелец хвостохранилища – государство, сдавшее его в аренду именно тому, кто хотел заняться очисткой. Не было бы и финансовых проблем, уверяет Анатолий Гальченко, если бы в 2009 году Новокузнецкий меткомбинат не отказался от услуг компании на смоляном озере. «Мы рассчитывали сами зарабатывать и вкладывать в новый проект. Сейчас доходов нет. Хорошо, что область помогла кредитом из госфонда поддержки предпринимательства. Это деньги на возрождение проекта с меткомбинатом. Но пока мы только обсуждаем возможную новую схему сотрудничества. Попытались сами привлечь инвестора. Даже нашли структуру, но нам предложили такие жесткие условия и фактически смену технологии, что мы были вынуждены отказаться».

«Экомаш НК», как и другие кузбасские переработчики, согласно новому областному закону, получит льготы по областной доле налогов на прибыль и имущество, город снизил для них плату за землю. Компания к тому же является резидентом технопарка. Так что жаловаться на отсутствие внимания власти ей не приходится, констатирует Анатолий Гальченко.

Поменяла бы компания сейчас все эти льготы на необходимые инвестиции? На этот вопрос директор «Экомаш НК» однозначно не отвечает. Государство и власть – это одно. Деньги – другое. «Понятно, что у города и области денег на всех нет. Но и помощь в виде налогов тоже нужна. К тому же наш проект пытаются продвигать на различных экономических форумах. Может, кто и заинтересуется. А пока у нас один выход: начинать помаленьку. Хотя бы предлагать песок всем возможным потребителям».

Татьяна ДУМЕНКО.

Фото Ярослава Беляева.

Кемерово-Новокузнецк.

Продолжение. Начало серии публикаций в «Кузбассе»

от 12 апреля,

2 июня,

30 июня

и 14 июля.)

 

Из выступления замгубернатора Сергея Кузнецова на слушаниях в областном Совете народных депутатов в марте текущего года:

 

– Одна из наиболее сложных ситуаций по отходам складывается по городу Новокузнецку. Только из-за одного хвостохранилища Абагурской аглофабрики отмечено загрязнение почв токсичными веществами, железом в 3-3,5 раза выше фона. Поскольку хвостохранилище содержит в себе мелкодисперсную фракцию породы, помимо ее вымывания в реку Кондома, также происходит загрязнение рядом находящихся населенных пунктов.

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс