Соцсети:

Отходно-доходные места-3.Место третье:макулатурное

29 июня 2011 | Газета «Кузбасс»

– Как вас называть? Макулатурщик? –спрашиваю у предпринимателя Сергея Елонова, главного сборщика бумажных отходов в Кемерове.– Формально нет. Покупаем – продаем бумагу! Так в уставных документах написано: оптово-розничная торговля.– А по сути-то?– Ну, хотите, называйте меня «сырьевщик» или «старьевщик». Мне не обидно. Деньги не пахнут.Отшутится так сегодня может любой сборщик бумажных отходов. Между тем сбор и переработка отходов сегодня – одна из немногих сохранившихся с советских времен «отходных» отраслей. Тому в Кузбассе одна причина. То, что бросило государство, «подобрал» надежный бизнес. Осталось теперь этот бизнес… посчитать.

Дело пионеров живет

Компания «Экстра 2000» Сергея Елонова недалеко от кемеровского «Азота». База используется по «советскому» назначению – макулатурному. Как и прежде, тут на складах бумага. Только во дворе теперь современная техника – погрузчик и голландский пресс, выдающий кубы по 450-470 кг. Хотя 250-300 тонн бумаги в месяц с одного только Кемерова, которые компания отправляет на перерабатывающие заводы, и сегодня в основном результат ручного труда. Ничего другого с советских времен тут не придумано.

Мотивы, «двинувшие» бывшего коммерческого директора строительной компании Сергея Елонова в 2004 году в бумажный бизнес, классические для любого переработчика. Отходы – вечны, подумал он, когда друг с «Кузбасского скарабея» рассказал о потребностях его производства в бумаге. Кемеровский «Кузбасский скарабей» тогда выпускал рубероид, но, когда на рынке появился сильный конкурент – «Алтайкровля», на заводе задумались о смене профиля. Выбрали переработку бумаги, чем, собственно, и начали формировать сбор макулатуры в Кемерове не по-советски.

– Поначалу приезжали в магазин, договаривались с грузчиками, чтобы они складировали упаковку. Мы забирали, расплачивались, как договоримся. Сейчас везде договоры. Цену, которую мы платим тем же магазинам за картон, устанавливает завод – переработчик. Мы работаем с четырьмя такими – «Кузбасским скарабеем», комбинатами в Набережных Челнах и в городе Учалы в Башкирии, «Алтайкровлей». Прессуем на базе в Кемерове и отправляем на заводы, – описывает эволюцию своего бизнеса Елонов.

«Экстра 2000» собирает бумагу в Кемерове и его окрестностях. Ее базы есть еще в Томске, Красноярском крае и на Горном Алтае. А партнеры собирают бумагу и картон (компания в свое время поставила местным предпринимателям прессы) в Яшкине, Анжеро-Судженске, Березовском, Юрге, Ленинске-Кузнецком, Белове, Полысаеве, Гурьевске, Новокузнецке, Прокопьевске, Киселевске, Междуреченске, Осинниках и Мысках. В целом 700-800 тонн бумажных отходов через нее уходит из Кузбасса на переработку. Предприниматель – крупнейший кемеровский заготовитель бумаги. Но оценить ни его «вес», ни в целом бумажный рынок в области никто не возьмется…

Трудности взвешивания

Проблема, говорит Елонов, в том, что нет даже официальных данных, сколько бумаги в области образуется. В официальном отчете Росприроднадзора о накоплении отходов в регионе за 2010 год нет строки о твердых бытовых отходах (ТБО), не говоря уже о бумаге. Так, из более чем 1,8 млрд тонн отходов прошлого года 98% – результат деятельности угольщиков. А 2% приходится на всех остальных – металлургов, химиков, энергетиков, селян и нас с вами. На официальный же запрос «Кузбасса» о том, сколько ТБО образуется в регионе, в ведомстве, посчитав весь коммунальный мусор, отходы от жилищ, сообщили, что в прошлом году в регионе образовалось 783 тыс. тонн ТБО. Это почти на 100 тыс. тонн больше, чем в 2009 г.

Оценить, сколько в этой «куче» бумаги, считает Сергей Елонов, можно, если иметь «доступ» к полигонам ТБО. Недавно «Экстра 2000» получила в аренду полигон в Томске:

– К концу лета, думаю, разберемся, что к чему. Но это будет томский рынок, а в Кузбассе мы оперируем только объемами своих поставок и смотрим на работу коллег. Вторая серьезная по объемам компания – «Вторресурс». В Кемерове наши объемы сравнимы. Но подсчитать разные мелкие компании, которые у нас собирают бумагу «набегами», невозможно. Да и сколько бумаги просто сжигается, особенно в частном секторе, никто не знает.

По словам главы кемеровского МП «Спецавтохозяйство» Анатолия Сомикова, отвечающего за полигоны ТБО, сегодня приходится оперировать действующей нормой накопления общего мусора в городе – 1,73 кубометра на жителя в год. Но установлена она была в 1997 году. Понятно, что с тех пор упаковки в наших мусорных ведрах только прибавлялось. Последние оценки, которые фигурировали в различных докладах на «мусорную» тему, давал комитет Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии. По его данным, средняя российская семья из четырех человек ежегодно выбрасывает 100 кг макулатуры (больше только пластмассы – 150 кг). Большие объемы, даже чисто по визуальным оценкам, содержимого мусорных контейнеров вообще склоняют к тому, что бумага сегодня и составляет большую часть ТБО. Как считает Анатолий Сомиков, бумаги, картона, различной тары в мусоре может быть до трети от всего объема ТБО, свозимого на полигоны.

Однако в новокузнецкой компании «ЭкоЛэнд», эксплуатирующей современный полигон ТБО с сортировочной линией, такие оценки считают завышенными. На полигон ежемесячно поступает порядка 9 тыс. тонн отходов. Из них извлекается лишь 240-250 т бумаги и 30 т картона для переработки. Впрочем, и тут признают, что реально бумаги в мусоре больше: далеко не весь мусор может в итоге стать вторсырьем. К тому же едва ли не главные «поставщики» бумаги – торговые предприятия напрямую работают с такими компаниями, как «Экстра 2000». И это – основная доля рынка. По оценкам «ЭкоЛэнда», в Новокузнецке ежемесячно образуется до 700 тонн бумаги.

Бумажный бум, переходящий в дефицит?

К чему все эти подсчеты? На этот вопрос переработчики отвечают просто: «Нам не хватает бумаги!» Заводы, перерабатывающие макулатуру, ориентируются в основном на пищевиков. Те – на наше потребление, которое растет. Это в кризис все сидели без работы, говорит Игорь Косинов, гендиректор «Кузбасского скарабея»:

«Производство упаковки сокращалось, мы снизили обороты до минимума. Соответственно и не принимали макулатуру». Теперь же вот-вот начнется новый сезон роста спроса на упаковку (бумага – дело сезонное, потому что летом потребление продуктов снижается). «Добытчики» макулатуры забивают склады, «Кузбасский скарабей» ремонтируется, чтобы снизить свои затраты на производство. Все ожидают только рост спроса. Именно поэтому им и нужно знать, сколько и где бумаги можно взять.

Пока, признаются переработчики, собираются только бумажные «сливки». С магазинами схемы отработаны, на полигонах ТБО (где это возможно) – тоже. «Рыться» в мусоре глубже – затратно. Далеко не каждая управляющая компания заинтересована в организации раздельного сбора мусора: кому нужны лишние проблемы с дополнительной оплатой с жильцов. Но, с другой стороны, сами переработчики говорят, что не с каждым микрорайоном работать будет выгодно. Одно дело новый и богатый дом, жильцы которого много покупают, т.е. гарантируют бумажный поток, другое – «хрущевка», в которой живут в основном «малоотходные» пенсионеры.

Между тем, как считают эксперты, если бы цена за сданные килограммы макулатуры была выше, было бы гораздо больше желающих и просто сдавать бумагу, и организовывать раздельный сбор мусора.

4 рубля за кило сейчас, более 6 рублей зимой – в таком пределе цены на макулатурном рынке. Складываются они, уверяют «заготовители», от уровня, который диктуют большие заводы-переработчики. Но Игорь Косинов на это замечает, что и сами поставщики макулатуры «не дорабатывают». Показательно, что они оказались не готовы к посткризисному росту спроса. Но это – текущий момент. Завтра, считает он, ситуация на рынке изменится кардинально. Уже сейчас в Сибири наметился переизбыток мощностей по выпуску гофрокартона. При этом заявлены проекты по строительству завода, которые потребуют другого сырья. Если бизнес, подхвативший когда-то советскую «макулатурную» систему, вовремя не сориентируется, то через несколько лет, полагает гендиректор «Кузбасского скарабея», он вообще перестанет быть актуальным.

Сергей Елонов тем временем утверждает, что «лучше бумажной упаковки» мир еще ничего не придумал. А что до «переориентации», то на все, говорит он, «нужны деньги». Которые любому «сырьевщику» не так-то просто найти:

– У нас нет острых проблем. Но всегда же хочется развиваться. Сегодня достаточно открыть Интернет, чтобы понять, в каком направлении двигаться, какую новую технику купить. Мы сегодня и ПЭТ-бутылкой занимаемся. Хотелось бы улучшить схему подготовки ее к переработке. Новая техника нужна и для бумажного направления. Но всякий раз, когда заходит об этом речь, счет идет не на один миллион рублей. Свободных денег на это нет.

Татьяна ДУМЕНКО

Фото Кирилла Кухмаря.

 

Продолжение, см. серию публикаций 12 апреля и 2 июня:

Отходно-доходные места-2. Место второе: золошлаковоеe

Отходно-доходные места Место первое: шинноеe


 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс