Соцсети:

Отходно-доходные места-4. Место четвертое: алюминиевое

13 июля 2011 | Газета «Кузбасс»

Недавнее сообщение ОАО «РУСАЛ-Новокузнецк» о заключении соглашения о переработке отходов новокузнецкого алюминиевого завода, вообще-то, можно считать сенсацией. Или, по меньшей мере, прецедентом. Впервые в Кузбассе соглашение между крупным бизнесом и властью касается экологии. Причем строится документ на стандартных для многих стран принципах. Отходы крупного предприятия – новокузнецкого алюминиевого завода – будет перерабатывать малое –Экологический региональный центр. Кузбасские власти, которые и «подвинули» большой бизнес к малому, рассчитывают распространить такую схему на другие промышленные гиганты региона. Потому «Кузбасс» и попытался выяснить суть такого подхода.

Долгая дорога к отходам
Отходы алюминиевого производства – это футеровка электролизеров, специальная отделка для защиты поверхностей оборудования  от возможных механических или физических повреждений. Состоит она преимущественно из термоантрацита. Антрацит – это такая марка угля с высокими характеристиками электропроводности и пористости, что и требуется в футеровке электролизных ванн.  Служит угольная защитная «шуба» (в ее составе угольные блоки, огнеупорный кирпич) в среднем 5-6 лет до капремонта, то есть до полной замены футеровки.
По словам директора по экологии и качеству ОАО «РУСАЛ-Новокузнецк» Александра Яковлева, отработанная футеровка – проблема для алюминиевой промышленности. За время эксплуатации электролизера она пропитывается фтористыми водорастворимыми солями. Не самое опасное из того, что есть в кузбасской воде и земле, но все равно хорошего мало. Однако до сих пор в России, да и кое-где за границей, нет универсального способа обезвреживания и утилизации таких отходов. Отработанная футеровка обычно отправляется на полигон. При нынешних объемах производства алюминия на новокузнецком заводе в год «в отвал» идет до 3 тыс. тонн: до 30 тонн с каждого электролизера, встающего на капремонт.
Впрочем, как обезвредить алюминиевые отходы, в Новокузнецке придумали еще лет 20 назад. Завкафедрой техногенных и вторичных ресурсов СибГИУ, доктор технических наук, руководитель Экологического регионального центра Екатерина Волынкина, автор метода, говорит, что начать переработку футеровки можно было еще давно. Но менялись собственники завода, руководители, а отходы по-прежнему шли в отвал. Почему?
Ответ на этот вопрос – главная проблема всех производств, ориентированных на переработку отходов. Пока всякая «дрянь», которой сегодня заполняются кузбасские полигоны, отвалы, шламоотстойники, просто «лежит», она как бы никому не нужна. Предприятия, конечно, платят за отходы. Кроме прямых экологических платежей, к таким расходом относят обычно и аренду земли под местом захоронения отходов, само содержание таких объектов. Считается, что платят в России не так уж и много по сравнению с аналогичными предприятиями за границей. Но и отрицать никто не станет – платят по правилам, установленным государством.
Так или иначе, пока кто-нибудь не предложит отходы перерабатывать, бизнес обычно не особенно жалуется на отходное бремя. Но как только на предприятие приходят люди с «отходными» предложениями, бизнес вдруг вспоминает про свою упущенную выгоду. И отходы тут же превращаются в «добро». Известны даже случаи, когда сами идеи крупный бизнес подхватывал. Да только все попытки организовать реальное производство заканчивались ничем, если не печально (получался совсем другой продукт, от которого больше вреда, чем пользы).
Так до последних пор было и на новокузнецком алюминиевом. Поэтому рассчитанное на пять лет соглашение о сотрудничестве в сфере переработки отходов, которое подписали коллегия обладминистрации, компания РУСАЛ и ООО «Экологический региональный центр» (ЭРЦ), как считает Екатерина Волынкина, снимает главную для переработчика угрозу – угрозу остаться без сырья, то есть без отходов.

Из цветной в черную
Технология переработки угольной футеровки относительно проста. Всего четыре основные операции. На дробильной установке отходы сначала измельчаются (сразу после электролизера футеровка – это довольно прочные глыбы). Потом полученный материал сортируется по фракциям, шихтуется исходя из потребностей конкретного потребителя. На конечной стадии обработка реагентом (повторю: футеровка пропитывается растворимыми в воде фтористыми солями).  Все, продукт – синтетический легкоплавкий флюс для черной металлургии –  готов.
После переработки материал, применяемый в цветной металлургии, становится прекрасным продуктом для черной металлургии, говорит Екатерина Волынкина. Синтетический флюс способен заменить природный плавиковый шпат, который разжижает шлак при выплавке чугуна или стали.  Так требует технология: жидкий шлак забирает на себя вредные примеси, улучшая качество металла. Переход на синтетический флюс выгоден металлургам. «Отходный» продукт раза в два дешевле плавикового шпата, который везут из Монголии. К тому же синтетический флюс – это же углерод, который может и снизить расход энергоресурсов. Первый опыт использования нового флюса все это подтвердил.
В качестве эксперимента из отходов других алюминиевых заводов РУСАЛа  –Красноярского и Братского – по технологии Экологического регионального центра была получена первая продукция для Запсиба. Если все пойдет по планам центра, то уже в этом году в Новокузнецке начнет работать мобильная установка по переработке отходов. Первый в  списке потенциальных потребителей – Запсиб. Рынок на будущее – меткомбинаты на Урале.
Александр Яковлев особых сомнений на сей счет не высказывает. Считает, что если и возможны изменения, то только чисто временные. Главное тут – сроки поставки оборудования и договоренности о поставках готового продукта. Завод же готов поставлять отходы не только в текущем режиме, но и передавать на переработку накопленные на полигоне (в разделенном от других отходов виде здесь их порядка 5 тыс. тонн). Все это само по себе непросто. Системы тендеров, менеджмента качества на меткомбинатах – это довольно редкое и жесткое сито, через которое должен пройти ЭРЦ. «Просеивание» идет уже сегодня. Хотя пока нет основного документа – договора на поставку отходов между алюминиевым заводом и центром. «Мы приступаем к обсуждению деталей. Надеюсь, что соглашение, подписанное с властями, станет основой для нормальной работы. И «вдруг» не возникнет проблем в виде высоких цен на сырье, например». Александр Яковлев на это заметил лишь, что заводу действительно выгодно работать с ЭРЦ. Это, по его словам, не просто «работа на имидж», но и реальное сокращение экологических платежей, затрат на содержание полигона. Наконец, это снижение негативного воздействия на экологию. Ведь метод ЭРЦ рассчитан на то, чтобы отходы были утилизированы: флюсы фактически уничтожаются в домне или конвертере, а не складируются на полигоне.

Область всем поможет?
История с ЭРЦ во многом нестандартная не только из-за соглашения. Разработку ученых несколько лет назад поддержало государство. Центр стал одним из немногих в России, кому удалось три раза успешно пройти конкурсный отбор Фонда поддержки малых форм предприятий в научно-технической сфере при правительстве РФ. На полученные от фонда средства и  были проведены испытания на опытной установке, получен первый продукт. Сегодня ЭРЦ приобрел промышленную мобильную установку. Деньгами помогла уже область. Центр выиграл конкурс на получение льготного кредита в размере 7 млн рублей от Госфонда поддержки предпринимательства на 5 лет. Екатерина Волынкина признается, что без такой помощи вряд ли можно было бы говорить о серьезном продвижении проекта. Областные власти, поставив задачу создать в регионе отрасль по переработке отходов, сейчас делают реальные стимулирующие шаги.
Если же все действительно сложится удачно, то в перспективе, по расчетам ЭРЦ, в Новокузнецке можно будет перерабатывать отходы и других алюминиевых заводов или тиражировать кузбасскую технологию в других регионах. Потребности только первых  возможных покупателей синтетического флюса  – до 10 тыс. тонн в год. Для этого новокузнецких отходов не хватит. Так что найденный в Новокузнецке экологический ответ станет двойной проверкой крупного бизнеса на восприимчивость к новым разработкам. С одной стороны, на готовность воспринимать отходы как продукт для чужой переработки, с другой (уже потребительской) – на готовность использовать полученный при переработке материал в производстве. К слову, по данным «Кузбасса», соглашения о переработке отходов, аналогичные «алюминиевому», сейчас готовятся и для Западно-Сибирского объединенного меткомбината «ЕвразХолдинга». Речь пойдет уже об отходах черной металлургии…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс