Эксперты: Томь в Кузбассе значительно обмелела

19 апреля 2017 | Газета «Кузбасс»
-река-2ф

За последние годы гидрологическая ситуация на главной водной артерии области – Томи – значительно усложнилась, говорят эксперты. Повсеместно выросли островки и отмели, которые снижают пропускную способность реки. Это чревато подтоплением в паводок и негативно сказывается на речной фауне. Однако освободить русло от грунта по закону непросто.

 Тяжелый сток

Изменение рельефа речного дна – естественный процесс. Год от года река перерабатывает донные отложения – гальку, песок, гравий.

«Очень большие массы донного грунта переносятся водой, когда поток сильный – в основном это происходит в паводок (весенней или летний, дождевой), – объясняет начальник отдела водного хозяйства департамента природных ресурсов и экологии Кемеровской области Виталий Соколов. – Этот процесс называется тяжелый сток. К примеру, был маленький островок, на него начинает наносить грунт, и он ежегодно растет. Паводок прошел – оголился остров. На нем начинает расти трава, деревья. Он всё больше занимает русло реки, всё меньше и меньше остается для воды и её прохождения в паводковый период, что приводит к затоплению прибрежных территорий».

Периодически затапливает населенные пункты, например, вблизи Новокузнецка и Кемерова. В Новокузнецком районе, по словам собеседника газеты, началось разрушение берегов и уже больших островов. В то же время обмеление реки в результате скопления грунта на дне делает её не очень привлекательной для отдыхающих. Только в черте Кемерова на Томи летом – сплошной пляж, а на отмелях особо не покупаешься. Обмеление реки также негативно сказывается на животном мире: исчезают так называемые зимовальные ямы – места массового скопления рыбы зимой, где она может дышать.

«За рекой, как и за всем в природе, нужно ухаживать, – комментирует ситуацию начальник областного департамента природных ресурсов и экологии Сергей Высоцкий. – Раньше, в советское время, Томь, да и практически все южные, горные, реки, где большая переработка, чистились постоянно. Практически ежегодно, или по необходимости – если отмель или вновь выросший остров создает проблему для ледохода, подтопления. Были земснаряды, самоходные баржи – типа драг (механизированный агрегат, работающий по принципу многоковшового цепного экскаватора на плавучей платформе. – Прим. авт.). Они заходили в русло, выполняли дноуглубительные работы, делали прорези по островам. Это позволяло воде проходить свободно. Как правило, эти мероприятия выполняли муниципалитеты и те, кто был заинтересован в проходимости реки: лесозаготовители, золотопромышленники, судовладельцы. Ну что говорить, если Томь была судоходной рекой! Сейчас судоходства нет, но проблема осталась».

В русле закона

В 2006 году был принят новый Водный кодекс РФ, который, по словам Высоцкого, поставил чистку русел рек в очень жесткие правовые рамки. Поскольку Томь – река федерального значения, работы на ней выполняются только за счет федерального бюджета, через Верх-Обское бассейновое управление. Они должны выступать заказчиком этих работ. Инициировать очистку реки может муниципалитет или субъект, однако реализация проекта может затянуться или вовсе не состояться.

«Три-пять лет могут уйти только на бюрократические процедуры, – поясняет Сергей Васильевич. – Во-первых, предстоит большая подготовительная работа. Нужно провести гидрологические исследования и доказать, что из-за этого участка происходит подтопление территории, подсчитать, сколько на ней объектов, людей, какой наносится ущерб. Расчистка русла реки – дело недешевое. И только если экономический эффект от неё будет признан значительным, можно приступать к проектированию. Проект нужно защитить в Москве, его должны поставить в программу, которая забита, наверное, года на три».

По данным собеседников газеты, очистка Томи за федеральный счёт в Кузбассе за последние десять лет не проводилась.

«Последние работы велись на участке от Междуреченска до Новокузнецка – но это больше научное исследование, – уточняет Виталий Соколов. – Мариинск вел переписку по Кие, потому что тоже подвержен негативному воздействию вод. Там реку чистили в 2005-2007 годах. Эта была единственная, насколько мне известно, работа по углублению русла».

Чистить Томь нужно практически повсеместно, говорят в департаменте.

«Пытаемся работать с Федеральным агентством: и у Новокузнецка есть в этом заинтересованность, – отмечает Сергей Высоцкий. – Но, как я уже сказал, эта история длинная, с непонятным исходом. Тем более, если всей рекой заниматься, федерация, я считаю, никогда таких денег не даст».

Углублять, добывая

Решая вопрос расчистки русла Томи, можно пойти и альтернативным путём, рассказывают в департаменте. Дело в том, что в пределах нашего региона река имеет характерную особенность: её дно – сплошь полезные ископаемые (песок, гравий), которые могут использоваться в строительстве. К примеру, для производства того же бетона.

«Мы сейчас прорабатываем следующую возможность, – рассказывает Высоцкий. – Определить наиболее затороопасные участки реки, и выдать их, обязательно с учетом гидрологической особенности, под разработку общераспространенных полезных ископаемых – например, песчано-гравийной смеси. Недропользователь выполняет проект, проводит расчистку русла, платит налог на добычу и получает ликвидный товар. Получается, убиваем двух зайцев: и реке помогаем, и предприятие работает».

Практика добычи полезных ископаемых из русла Томи в регионе не очень распространена. До недавнего времени гравий из реки на Журавлевском участке в Кемеровском районе добывала компания «Сибгравий» (действие лицензии на недропользование досрочно остановлено департаментом в 2015 году, компания пытается оспорить это решение в суде). И этот опыт не назовешь позитивным: жители местной деревни Жургавань и собственники близлежащих садовых участков оказались против такого соседства. По мнению населения, из-за деятельности предприятия паводковая ситуация только ухудшилась. Хотя, по словам Сергея Высоцкого, «Сибгравий» обещал сделать на дне реки зимовальные ямы…

«Всё это нужно включать в лицензионное соглашение, – подчеркивает он. – Конечно, впредь мы будем действовать с учётом этих «грабель». Любой такой участок – это мое мнение – нужно открыто обсуждать с жителями ближайших населенных пунктов и дачниками. Не только сам участок добычи, но и производственную базу. Разумеется, выбирать участки в популярных местах отдыха не следует. Я бы вообще предложил ограничить время работы такого предприятия – только в холодное время года».

Само по себе извлечение полезных ископаемых со дна реки, по словам Высоцкого, оказывает минимальное влияние на окружающую среду. Например, уже на расстоянии 300-500 метров от непосредственного места добычи не прослеживается замутнение воды. Добыча гравия и песка строго в границах и объёмах, обозначенным проектом расчистки русла, пойдёт реке только на пользу и не доставит беспокойства населению, резюмирует собеседник газеты.

Другие статьи на эту тему

19 апреля

Финал семейного экологического конкурса состоится в Кемерове

Конкурс нынче проводится уже в третий раз. В 2014 году в нем приняли участие 130 кузбасских семей, а в 2015-м – более 150.

19 апреля
Фото: Google Images

В Кузбассе нашли 12 несанкционированных свалок

Рейды по территориям и водоохранным зонам городов продолжатся до конца октября

18 апреля
Фото: Ярослава Беляева

На юге Кузбасса уровень воды в реках может достичь опасных отметок

Между тем на севере области, на реке Кия, все еще продолжается ледоход.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети