Соцсети:

Христианские мотивы в современном кино

7 июня 2020 | Газета «Кузбасс»

Часто ли мы задумываемся, для чего человек создал христианство и какую роль оно играет в нашей жизни? Когда-то люди верили в богов и множество мифологических существ. Мы подчинялись законам примет, из которых черпали мудрость богов, по крайней мере, так считали. И до сих пор люди могут продолжать верить в то, что не стоит переходить дорогу черной кошке или ходить под лестницей и т.д. Эти моменты входят в наше подсознание, и мы сами не замечаем, как начинаем верить в мистику. Сегодня, когда наука уже доказала многие законы той же физики, например, и уже нет смысла верить в какие-либо приметы, люди продолжают их передавать из поколения в поколение.

Все это говорится для того, чтобы мы понимали, как сегодня влияет на нас христианство. Сейчас в нашем обществе вновь набирает популярность вопрос о том, что значит христианство в западном обществе. Например, азиатские страны не утратили свою связь с буддизмом или исламом (не считая несколько исключений), в то время как европейская цивилизация шла к тому, чтобы полностью отделить от себя религию. Можно много обсуждать вопрос церкви. Она, как и любой институт, стремится к власти, но дело в том, что сама вера тоже стала символом гонений и отката. А в обществе, в котором нет морального кодекса от духовного лица, могут возникнуть проблемы с законом, самоопределением, а также другими аспектами нашей жизни. Получается, что все, что касается этикета и многих других аспектов, передаётся государству или же родителям, которые и воспитывают своего ребёнка.

Но сейчас я предлагаю поговорить о том, какой вклад христианство внесло в кино. Психология христианина заключается в покорности Богу. Он не признает никого выше, и уверен, что лишь Господь может вершить судьбу человеческую. В истинном христианстве не может существовать института власти, но он всё же есть и, хотя это вызывает споры, подобный подход слился с мифологическим восприятием человека.

Мифологизация

В таких фильмах, как «Константин», «Семь», мы можем увидеть, что человеческое сознание создает из христианских образов мифических персонажей, которые пытаются побороть в себе семь пороков. В фильме «Константин» мужчина пытается заслужить место в раю, и он сражается с осязаемыми демонами, что живут среди людей и влияют на нашу жизнь. Мы не можем противостоять великим силам, но избранные способны бороться с тьмой вокруг себя. В этом моменте виден новый эпос, который зарождает кино. Когда христианские персонажи становятся подобием Зевса или Геракла, одолевают жутких чудовищ или просто злодеев. Мы сами не замечаем, как идея борьбы с высшими силами переходит от одного мифологического круга к другому, это показывает то, что мы боремся также с тьмой и внутри себя, и как раз-таки эти истории и повествуют об этом.

Фильм же «Семь» — это детектив, где двое напарников пытаются разгадать преступления, в которых скрыт подтекст грехов. Там люди погибают от своих основных пороков, но в этой истории уже человек становится тем, кто вершит судьбы других. Он является неким криком общества, избавляя мир, как он считает, от ненужных людей и очищая его. Фанатик, который также возомнил себя посланником бога, хоть на самом деле им и не является.

Опять же мы видим, что образ семи смертных грехов и человека, который борется за свою душу, или же высших сил, которые люди не способны постичь, уже были в мифах старых времён. Особенно это интересно, когда начинаешь изучать начальное христианство. Тогда последователями Христа стали несколько изгоев, которые прятались в катакомбах Рима. Там ещё не было никакого переложения мифов, а чем дальше общество развивалось и чем сильнее христианство становилось, тем больше появлялись мифические и библейские образы, что становились символом непонятного и чуждого миру.

Поэтому мифологизация стала символом бессознательного, которое пытается и в современной массовой культуре создать свои образы, чтобы новое поколение так же интересовалось ими и верило в них. Хоть мы и постигли многие тайны мира и уже должны полностью обрасти скепсисом, но всё равно продолжаем оглядываться на черных кошек и, смотря на Христа, чествовать что-то особенное и непостижимое.

Символизм

Данный прием все чаще появляется в современном кино и становится языком режиссера в его произведениях. Такие картины, как «Мама!» или «Платформа», являются яркими представителями того, как христианские мотивы появляются в кино. Когда в первом фильме дом, в котором происходят все события, оказывается миниатюрной аллегорией на Землю, а в «Платформе» номер этажа играет роль того, на каком духовном уровне оказался герой, ты понимаешь, что всё, что их окружает, становится огромным символом, который опирается на христианство. И это удивительно, ведь ни одна другая религия не может похвастаться столь частыми отсылками в кинематографе. Даже японцы пытаются создать свою версию христианских событий, смотря на них под своим углом.

Но вернёмся к символизму. В фильме «Мама!» режиссер показывает на примере событий в Доме то, что происходило во время Ветхого Завета, пытаясь тем самым переосмыслить это в ином ключе, больше в негативном, ведь там Бог выглядит как больше отрицательный персонаж, который делает всё для своего величия и пытается всячески увековечить себя. Здесь мы видим протест с догмой «Отец-Бог», хотя и так ясно: фильм создавался в ключе негативного отношения к христианству, и здесь прослеживается попытка негативного создания мифа. Некого Аида и других зол, которые всячески извращают этот мир, где Бог есть и Люцифер.

В фильме же «Платформа» больше рассуждений о глубинной психике человека в христианских мотивах. Там система напоминает Ад, ведь герой попадает на 49-й из 333 этажей, тем самым показывая его неопределённость, непонятность. Но уже с ходом событий он опускается на дно дважды, но всё-таки в итоге поднимается наверх и уже оттуда добровольно спускается вниз, чтобы изменить всё в этой системе. Само число 333 — это аллегория на 666, то есть число Дьявола, против которого и выступает герой, но дьявола здесь нет напрямую, он в самой системе, а яма, в которой они все находятся, — это некое подсознание, где всё архаично и не подчиняется здравому рассудку, что мы и видим на примере фильма.

Создание Эпоса

Этот пункт больше подходит к фильмам в жанре фэнтези. Все началось с Дж.Толкиена, который создал Средиземье на основе христианских концепций, а сами персонажи стали проводниками тех героев, которые были и в Библии. И здесь же также видно исконное зле, но суть в том, что данная серия произведений создаёт свой собственный мир, и мы сами не замечаем, как впитываем христианские мотивы.

То же самое и с «Хрониками Нарнии», которые также показывают нам бога и его творения, отсылки на яблоко познания, Адама и Еву, и многое другое, что стало символом этого мира. Мифологизм нового поколения завершает становление христианства как эпоса, а эпос сам по себе является выражением бессознательного, и мы начинаем впитывать и полностью объединять в себе эпос христианский. Делая из него новый поток нашего бессознательного и современная культура лишь ускоряет этот процесс.

Вывод

Все это я говорил для того, чтобы мы все поняли, как из христианской идеи постепенно вырастает новый эпос, который был и ещё больше становится проводником в наше бессознательное. Мы сами не замечаем, как образы Библии внедряются в нас, создавая установки на будущее. Многие могут сказать, что люди и раньше мыслили христианством, но это не так. Раньше мы думали язычеством, на которое накладывалось учение Библии, которое не проникало полностью в наше подсознание, теперь же мы становимся проводниками христианских ценностей, и они займут место язычества.

Никита Славников. 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс