Соцсети:

«Берегите меня до последнего дня…»

2 декабря 2015 | Газета «Кузбасс»

«…Берегите меня до последнего часа».
Эти строки поэта Василия Фёдорова звучат как реквием, как завещание всем, кто его знал, уважал, любил. Особенно на его малой родине – в селе Марьевка, что в Яйском районе.
Вот уже 31 год, как Василия Дмитриевича не стало. Но в Марьевке берегли, берегут и будут беречь всё, что связано с их именитым земляком – дважды лауреатом Государственной премии.Едем в Марьевку!

«Он – марьевский,
и поступью, и родом»

«Я даже не представлял, что можно было бы жить где-то, кроме Марьевки», – признавался Василий Дмитриевич, которому всё-таки пришлось сменить деревенскую жизнь на городскую.
Случилось это после окончания школы, когда встал вопрос: кем быть? Правда, и учёбу в школе Вася, девятый ребёнок в семье, совмещал с работой. Отец, шахтёр анжерских копей, умер от тифа, когда мальчику было пять лет. Мама Ульяна Наумовна второй раз замуж не выйдет. Все в округе потом будут удивляться, как это она, неграмотная, всем девятерым смогла дать высшее образование. Но в города-то сыновья и дочери Фёдоровых ехали уже знающими, почём фунт лиха. Вот и Василий до поступления в Новосибирский авиационный техникум успел поработать в колхозе пастухом, пахарем, водовозом, помощником бригадира. В 15 лет он был уже членом правления колхоза, секретарём комсомольской ячейки.
Жаль, что не сохранился домик, где жила большая семья Фёдоровых. Поскольку они были не местными (переехали из Щегловска, когда Васильку и года не исполнилось), обосновались, считай, в чистом поле. Сначала землянку соорудили, а уже потом дом с печкой. Лёжа на палатях, Вася наблюдал, как учат уроки его старшие братишки. Они всегда торопились на улицу, чтобы поиграть. А Вася слезал с палатей и листал учебники, оставшиеся на столе. Постепенно стал складывать буквы в слоги… Потом он напишет в своих воспоминаниях: «Читать я научился до школы, а писать — до того, как прикоснулся к чистой бумаге. Случилось это от большой нужды. Из-за отсутствия бумаги я писал по воздуху, чаще всего в темноте и полумраке – так слово долго светилось перед глазами». И своё первое стихотворение он тоже написал по воздуху.
Когда Василий был уже студентом Новосибирского авиатехникума, осмелился отправить свои стихи в газету. Подписался псевдонимом: «Василий Лёхин».
– Стихи те не прошли, их не напечатали, – поясняет заведующая литературно-мемориальным музеем в Марьевке Марина Савина.
Но писать стихи Василий не бросил, даже когда уже работал на авиационных заводах Сибири. А когда началась вой-на, написал ещё и заявление с просьбой отправить его на фронт. Не отправили, потому как на него, старшего мастера завода, была наложена бронь.
Работали сутками: всё для фронта, для Победы! Но даже в такое лихое время у него рождались стихи. Их печатали уже не только в заводских многотиражках и городских газетах, но и в литературном журнале «Сибирские огни». Несколько стихотворений вошло в сборник «Родина». А это дало шанс попробовать поступить в литературный институт. Поступил. Правда, лишь на заочное отделение. Но судьба улыбнулась Василию Дмитриевичу. Вернее, улыбнулся поэт Александр Твардовский, когда прочёл «Марьевскую летопись».
«Отрадно! Отрадно!» – сказал тогда Твардовский и помог Фёдорову перевестись на дневное отделение Московского литературного института. В те же годы лишь двое студентов этого вуза могли легко опубликовать свои стихи. Это были Расул Гамзатов и Василий Фёдоров. Трубка Гамзатова – подарок Фёдорову – тоже хранится в марьевском музее.

«Как сок берёзовый, как слёзы о тебе»

Редко в какое лето не приезжал Василий Дмитриевич из Москвы в Марьевку со своей женой Ларисой Фёдоровной. Познакомились они в литературном институте, студенткой которого была и Лариса. У неё вышло девять книг, а у Василия Дмитриевича – более сорока! Но Лариса Фёдоровна не стремилась перегнать супруга в творчестве. Ей была приятна роль жены поэта. А 17 замечательных стихов она посвятила мужу.
Жили поэты Фёдоровы в дачном доме, что стоит на Назаркиной горе близ озера Кайдор.
Поезд в Яю приходил рано-рано. И вот, чтобы не беспокоить родню, Василий Дмитриевич и Лариса Фёдоровна шли на свою марьевскую дачу пешком. А это семь километров. Получалось, что озеро было первым, с кем здоровался поэт.
Потом Василий Дмитриевич садился на свой мотоцикл «Урал» и объезжал земляков. Останавливался у ворот, кланялся улыбающимся хозяевам, приглашал в гости на свою дачу. Можно было подумать, что в каждом доме у него родня. Но дольше всех прожила в Марьевке двоюродная сестра Василия Фёдорова. Звали её Мария Васильевна Арышева. Славная, трудолюбивая и гостеприимная женщина. В Москву на Кунцевское кладбище, где похоронен поэт, она отвезет саженцы березок. Уже стали большими березы из Марьевки…
Про брата Мария Васильевна так мне рассказывала:
– Как был простым, таким и остался. На даче своей управится: траву покосит, печь в баньке натопит – и ко мне с вопросом: «Чем тебе помочь, Мария?»
И Лариса у него славная была. Душа в душу жили 37 лет.
Лариса Фёдоровна пережила мужа ровно на десять лет. Но она и одна приезжала в Марьевку. Уже через год после его смерти состоялись первые Фёдоровские чтения. Приехали на них и поэты, и писатели, и самые обыкновенные люди.
– Пятнадцать тысяч неравнодушных почитателей фёдоровского таланта собрались тогда на Назаркиной горе, – уточняет Марина Савина, заведующая музеем.
Говорят, что когда-то на этой горе жил дед Назар. Отсюда и название. Но вот как-то пришли в музей ребята из местной школы, и Саша Суржанский сказал:
– Гора потому Назаркина, что здесь солнышко встаёт. Зарево здесь.
Вот такие тонкие натуры подрастают в Марьевке. Недавно, например, ещё один мальчик, Егор Савин, читал стихи Василия Фёдорова в доме творчества. Вернувшись, рассказывал:
– Все в зале встали и хлопали мне.
А Люба Астафьева, прочитав «Озеро Кайдор», победила в международном конкурсе чтецов.
А уж как сам Василий Дмитриевич читал свои стихи! Сердцем читал! Марина Владимировна ставит диск, и снова с нами наш великий земляк:
Прощай, село!
Я сын твоих полей.
Или вот уже другой голос волнует душу – Виктора Егорова, кемеровского барда и композитора. Более сорока стихов Фёдорова переложил он на музыку. И сам поёт. В Марьевке Егоров частый гость. Своим стал. А такое признание дорогого стоит!

«Есть тайна жизни
в каждом роднике…»

Первое время Фёдоровский музей обосновался в местной школе, когда её директором был Николай Герасименко.
Николай Михайлович дружил с поэтом. Хотя начиналась эта дружба явно не поэтически.
Одна из жительниц Марьевки написала Василию Фёдорову, что новый директор школы занимается самоуправством: огораживает территорию вокруг учебного заведения. Приехав в Марьевку, Василий Дмитриевич направился в школу. И там, узнав, что директор вместе с ребятами стадион строят, руку Николаю Герасименко пожал. Дело-то доброе. Потом Николай Михайлович и Василий Дмитриевич вместе посидели под берёзками, поговорили «за жизнь». Решили снова встретиться на «тихой» охоте: то лето было грибное.
– У меня корзина уже почти полная, а у Василия Дмитриевича всего-то несколько штук. Он грибы почти не рвал, он разговаривал с ними. Чудным мне это вначале показалось. Такой же забавной была потом и настоящая охота, и рыбалка. Пойманную на удочку рыбу Василий Дмитриевич снова в речку отпускал. И в зай-ца не стрелял. Он любил природу и всё живое в ней…
Николай Михайлович признаётся, что, окончив исторический факультет, был равнодушен к поэзии. И к тому, что в Марьевку приезжает настоящий поэт, отнёсся безразлично. Но вот однажды учитель литературы принесла директору поэму Фёдорова «Женитьба Дон-Жуана».
– Я всю ночь её читал, оторваться не мог, – вспоминает Николай Михайлович.
Он и сейчас читает стихи Василия Дмитриевича. Наизусть! Да и не только он. Атмосфера в музее такая. Люди переходят из зала в зал уже не молча, а вспоминая вслух разные фёдоровские строчки. Вот такую, например:
«На родине моей повыпали снега…»
…Топятся печи в Марьевке и на улице имени Фёдорова. А в дачном доме печь остыла. Но всё равно здесь не студёно. Заслоняют деревья (все посажены поэтом) дом от ветров. Кажется, что сейчас откроется дверь и войдёт сюда хозяин с охапкой им же нарубленных дров. И теплее станет вокруг…

Галина БАБАНАКОВА.
Яйский район.

Другие статьи на эту тему

02 августа

В Кузбассе прошли традиционные «Фёдоровские чтения»

В минувшие выходные в Марьевке состоялся традиционный литературный праздник «Федоровские чтения». Действо прошло на территории…

17 мая

В Марьевке чествовали супругов, отметивших железный юбилей

Селивановых Николая Павловича и Марию Дмитриевну из села Марьевка Яйского муниципального округа поздравили заместитель главы…

17 ноября

Племянница известного поэта передала уникальный раритет кузбасской библиотеке

Государственная научная библиотека Кузбасса им. В.Д. Фёдорова пополнилась уникальным в своём роде экспонатом. Речь в…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс