Соцсети:

Разрушительные факторы

11 сентября 2012 | Газета «Кузбасс»

Последние ЧП на строительных объектах, обрушения крыш и стен зданий в России, и в Кузбассе, в частности, в который раз ставят вопрос о безопасности наших походов в больницы, школы, торговые комплексы. Особенно в те, что располагаются в реконструированных зданиях. В области недавно были проведены внеплановые проверки состояния зданий с массовым пребыванием людей. После этого о закрытых для посещения людей объектах не сообщалось. Но «Кузбасс» попытался выяснить у самих экспертов, занятых обследованием зданий, с чем они сталкиваются в ходе проверок. И почему иногда конструкции рушатся.

Как это бывает

«Когда мы приходим обследовать здание старой постройки, часто выясняется, что даже проекта нет, – рассказывает инженер-строитель, эксперт компании «Промышленный эксперт» Наталья Кривда. – Понятно, что раньше все строилось по типовым проектам. Но как проверить, была ли «привязка» объекта к местности? Условия везде разные, грунты разные. А если еще в ходе эксплуатации менялось назначение зданий… Впрочем, мы имеем возможность обследовать все и при таких условиях. Важно, чтобы было желание заказчика».
Руководитель экспертной организации «Промышленный эксперт» Игорь Савиных поясняет, что в идеале реконструкция здания начинается именно с обследования: «Мы даем общую картину состояния объекта на основе визуального исследования, обследования специальными приборами. Если в здании появились трещины, может быть назначено проведение дополнительных испытаний и обследований. Мы даем свои рекомендации, как можно все исправить. Потом при разработке проекта реконструкции все это учитывается. Так должно быть в идеале». Должно быть и есть, прежде всего, на опасных промышленных объектах – электростанциях, подстанциях, заводах, обогатительных фабриках и тд. А вот с собственниками «рангом» поменьше, с бюджетными учреждениями бывает и иначе. Довольно часто экспертам приходится иметь дело с арендаторами, а не собственниками зданий. Первые не особенно хотят вкладывать в чужой объект, а вторые, заключив договор с арендатором, про собственность «забывают». Проводить какие-либо серьезные работы по усилению конструкции, фундаментов при реконструкции ни у кого желания нет. Что же до бюджетных организаций, то руководители школ, детсадов, высших и средних учебных заведений ограничены в полномочиях. Они целиком зависят от бюджета и не могут самостоятельно принимать решения о выделении средств на какие-то работы. С такими случаями, по словам Игоря Савиных, компания сталкивалась: «Обследовали учебный корпус одного училища. Выявили нарушения категории Б. Указали на это директору. Но вопрос об устранении нарушений решался очень долго».

Дефекты категории А могут привести к внезапному обрушению, к аварии. Дефекты категории Б приводят к разрушению со временем и оставляют шанс для того, чтобы не перерасти в категорию А. Дефекты категории В можно исправить довольно просто. При этом, по заверению экспертов, с любой категорией дефектов можно «работать».

Не потрясет, так поплывем?

Олег Герасимов, гендиректор ООО «Нооцентр-Д», при любом происшествии на строительных объектах призывает не ждать коротких объяснений случившегося. «Одна причина – это еще не причина разрушения». С этой фразы он начал разговор с корреспондентом «Кузбасса» и начал раскладывать карту микросейсморайонирования Кузбасса.
Территория, попадающая в зону 6-7 баллов при землетрясении, – Карагайла, Киселевск, Красный Брод, Новокузнецк, Новокузнецкий район, Прокопьевск и Прокопьевский район. Здесь должны строиться (реконструироваться) здания из расчета на землетрясение в 6-7 баллов. Зона семи баллов – от Белогорска, Крапивинского, Зеленогорска и ниже на юг области. Есть в Кузбассе и территории, где здания и сооружения (в основном первой категории – электростанции, например) должны выдерживать 8 баллов. Это Белогорск, Крапивино и ниже на юг. Землетрясений такой силы в Кузбассе не было, но постоянные слабые потряхивания не лучше.
Сложные условия у нас и по грунтам. В Кузбассе в основном лессовые просадочные грунты. Достаточно прочные в обычном состоянии, но проблемные при увлажнении. «Это как сахар-рафинад. Пока их не трогают, нормально. Как только их замочили, происходит осадка. Это приводит к трещинообразованию, просадке зданий. А замачивание у нас происходит довольно часто. В первую очередь, это жизнедеятельность человека. Это закрытие разрезов и шахт, действующие выработки. Если что-то делается неправильно, артезианские воды поднимаются на поверхность. Не останавливаются на отметке 1,5-2 м, как надо, а идут выше. И грунты из туго пластичных твердых суглинков превращаются в текучие. И они по своей структуре очень слабые. Если незамоченные грунты могут воспринимать нагрузку 2-2,5 кг на 1 кв. см, то в замоченном состоянии – 1,-1,4 кг».
Таковы условия, в которых эксплуатируются здания и сооружения в Кузбассе. Прибавить к этому пресловутый человечески фактор при строительстве или эксплуатации. Всё – поплыли.

А где государство?

Есть несколько мифов про строительство в советское время. Строили плохо, отходили от проектов, потому что торопились, воровали. Но при этом строительные нормы были очень жесткими. При этом менялись они в зависимости от того, как вели себя грунты. Например, до 1970-х годов в Кузбассе здания строились на обычном ленточном фундаменте. Их в Кузбассе еще встречают при реконструкции зданий 40-50-летней постройки. Потом было предписано строить только на свайных фундаментах.
Игорь Савиных говорит, что обследования советских зданий, которыми компания занимается с начала 2000-х годов, развеивают мифы о бракоделах: «Строили вполне прилично. Чаще проблемы появляются при эксплуатации зданий. Вы лучше посмотрите на то, что строится сегодня. В судах много дел от жильцов новых домов. Промерзания, трещины появляются через несколько месяцев после новоселья».
Отсюда вопрос. Государство у нас изменилось, а законы и строительные нормы? Стали еще жестче, считает Олег Герасимов. После природных катаклизмов, техногенных аварий ГОСТы и СНиПы ужесточаются. К примеру, для Кузбасса на один балл были повышены требования по сейсмике. А что до обслуживания зданий и сооружений, то ГОСТ 53778-2010 «Здания и сооружения. Правила обследования и мониторинга технического состояния», который вступил в силу совсем недавно, в 2011 году, предписывает проведение регулярных обследований технического состояния зданий.

Согласно ГОСТу, первое обследование технического состояния здания и сооружений проводится не позднее чем через 2 года после ввода их в эксплуатацию. В дальнейшем — не реже одного раза в 10 лет и не реже одного раза в 5 лет для зданий и сооружений или их отдельных элементов, работающих в неблагоприятных условиях (агрессивные среды, вибрации, повышенная влажность, сейсмичность района 7 и более баллов). Для уникальных зданий и сооружений устанавливается постоянный режим мониторинга.

Любые тяжелые последствия предотвратить можно, считают эксперты, если следовать предписанным нормам. Например, в Кемерове еще в середине 1990-х годов, когда на зданиях в центре города пошли трещины, была организована система мониторинга (с маячками на зданиях). При первых же подозрениях на то, что процесс трещинообразования усилился, принимаются меры. Усилено было уже несколько десятков зданий.
Организовать подобную систему мониторинга или хотя бы проведение регулярных обследований – вопрос даже не денег (стоимость обследования одного здания может составлять от 10 тысяч до 1,5 млн рублей), а понимания и ответственности, считают эксперты. Если регулярно проводить обследования, много лет можно обходиться несколькими десятками тысяч рублей. А делай еще вовремя ремонты, так здание простоит положенный по норме срок в 100 лет. У нас же чаще обращают внимание, по ГОСТу ли сделана колбаса, и меньше на то, по ГОСТУ ли эксплуатируется магазин, в котором эту колбасу продают. И не только простые покупатели, но и владельцы. Известная уже на всю Россию современная история кемеровского ТРК «Лапландия» тому подтверждение. Выводы нескольких экспертов сегодня говорят о том, что при реконструкции не было сделано все для того, чтобы усилить конструкцию здания. По неофициальным данным, выводы эти сейчас изучает собственник ТРК.
Татьяна ДУМЕНКО

Блиц-опрос
Здание обследуете?

Виктор Казаков, зам. директора ООО «Управляющая компания» (Кемерово, 3 ТРК «Променад», 2 офисных центра):
– Весной и осенью мы проводим детальные комиссионные обследования зданий. Есть и внеплановые проверки, особенно после ЧП. За последний месяц дважды были проверки. Смотрим целостность конструкции, инженерных коммуникаций. Дефектов не обнаружено.

Виталий Тарасов, зам. директора ЗАО «Киноцентр «Космос»:
– 11 лет назад, когда мы реконструировали здание, проводилось обследование перекрытий. Выполнили все рекомендации, нанесли специальный раствор для прочности. Сейчас ежемесячно проводим обследование, фиксируем все в специальный журнал. Пока никаких изменений не было обнаружено.

Павел Кирьянов, глава ООО «Дом архитектора»:
– Сейчас мы заняты реализацией проекта по реконструкции бывшего АБК кемеровского завода КЭМЗ. Естественно, перед реконструкцией проводилось обследование. Мы учли все рекомендации по усилению конструкции.

Вадим Новиков, главный врач областной клинической больницы:
– Мы обследуем здания в текущем режиме согласно регламентам. Особых замечаний нет. Что касается реконструкции, то все работы, которые у нас сейчас проводятся, – это ремонты, а не реконструкция, поэтому детального обследования не требуется.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс