Соцсети:

Подлинная революция в Сибири

22 апреля 2020 | Оксана Сохарева

О том, каким был крестьянский мир на территории нашего региона век назад, на лекции в рамках проекта «К 300-летию Кузбасса: взгляд в историю» рассказал Алексей Карпинец, доцент кафедры истории России Кемеровского госуниверситета.

Напомним, в первом цикле лектория мы касались этой темы применительно ко второй половине XIX века. В этот раз (лекция состоялась в конце февраля) ученый затронул вопросы жизни крестьян в нашем регионе в начале прошлого столетия. Представляем вниманию читателей основные тезисы выступления Алексея Юрьевича.

Подход к великому переселению

Транссибирская железнодорожная магистраль открыла качественно новую страницу в истории нашего региона. Территорию Кузбасса начала XX века можно условно разделить на две части: 1) северную, в основном Мариинский уезд (это казенные земли ведомства министерства государственных имуществ) и 2) центральную и южную, по большей части Кузнецкий уезд (это кабинетские земли ведомства министерства императорского двора и уделов). Транссиб прошел по северной части региона. «Кузбасские» станции находились (с запада на восток) в Поломошном, Литвинове, Тайге, Судженке, Ижморском, Берикуле, Мариинске, Суслове, Тяжине и Итате.

13 июня 1893 года был утвержден нормативно-правовой акт, согласно которому в прилегающих к железной дороге волостях началось образование переселенческих участков, предназначавшихся для водворения на них переселенцев. Все участки, по возможности, должны были быть обеспечены водой и лесными угодьями. Землеустроительные органы решали две взаимосвязанные задачи: во-первых, производили земельное устройство старожилого населения, исходя из принятой в Сибири 15-десятинной душевой нормы наделения землей; во-вторых, из излишков земель формировались переселенческие участки.

Землеустроительный процесс начала XX века охватил, прежде всего, северную часть нашего региона, то есть местность, через которую проходил Транссиб. Например, в 1901 году здесь было «отрезано» 27 участков емкостью в шесть тысяч душевых долей, включавших в общей сложности около ста тысяч десятин удобной для сельскохозяйственной обработки земли. Отныне землеустроительный процесс шел по нарастающей. Спад пришелся на 1904-906 годы: причинами стали русско-японская война и первая русская революция.

В 1906 году началась реализация столыпинской аграрной реформы. Уже в 1907-м на землях нашего региона было образовано 58 переселенческих участков общей емкостью в семь тысяч душевых долей, включивших более 100 тысяч десятин земли. В 1910 году было нарезано 129 участков емкостью более 13 тысяч душевых долей, которые включали около 200 тысяч десятин земли, и т.д.

Землеустроительный процесс в Кузбассе начала XX века представлял собой поистине грандиозное явление. В результате земельное пространство региона (в основном, северной его части) стало представлять собой нечто наподобие лоскутного одеяла.

Разворошенный муравейник

На сформированных переселенческих участках селились десятки тысяч человек, прибывших, в основном, из-за Урала. В начале XX века население кузбасского региона стремительно росло. Дело в том, что приезжали сюда крестьяне, для которых основным источником дохода и главной ценностью была земля, а ее в Кузбассе в то время было еще много. Динамика роста численности населения региона представлена в следующих цифрах: 1869 год – 176 тысяч человек, 1883-й – 251 тыс. чел. (за 15 неполных лет прирост составил 75 тыс.), 1904-й – 326 тыс. чел. (за 21 год прирост около 75 тыс.),1908-й – 423 тыс. (за четыре года прирост 97 тыс.), 1912-й – 550 тыс. (за четыре года прирост 127 тыс.) и, наконец, 1914-й: перед первой мировой войной население Кузбасса достигло 634 тыс. человек.

Столь заметный рост численности населения обеспечивался как за счет естественной прибыли, так и, в основном, за счет крестьянских миграций. Отсюда можно сделать вывод о том, что подлинная революция произошла в Кузбассе не в 1917 году, а чуть раньше, и связана она была с огромным количеством крестьян, прибывших на территорию нашего региона.

Переселенцы были людьми совсем не богатыми. В Сибирь они ехали, как правило, не от хорошей жизни. Этот контингент представлял собой по большей части нестабильный и даже маргинальный элемент: на родине переселенцы всё оставили, а на новом месте еще ничего не приобрели. Здесь они зачастую переезжали с места на место, устраивались в хозяйства старожилов на временные подработки. Между переселенцами и старожилами нередко возникали конфликты. Повсеместным явлением было недовольство в распределении земельных угодий и неконтролируемое расхищение лесных богатств.

Одним словом, к 1914 году казенная деревня Кузбасса представляла собой разворошенный муравейник. Столыпин не зря просил 20 лет стабильности, чтобы весь этот разворошенный муравейник успокоился и стабилизировался, но история не дала этих лет. Уже вскоре (в годы революции и гражданской войны) эти самые переселенцы послужат настоящим порохом революции в Кузбассе (рабочих у нас было не так-то много). Именно переселенцы – недовольные, необустроенные, но всеми силами стремящиеся улучшить свое социальное и хозяйственное состояние – будут принимать активное участие в процессах революции и гражданской войны. Именно они чуть позже (в конце 1920-х – начале 1930-х годов) и будут «раскулачивать» местных старожилов.

 

Продовольственные кризисы

В первой четверти XX века в регионе произошло два продовольственных кризиса.

Во-первых, кризисными с точки зрения урожайности были1900-й и 1901-й годы. Специалисты вообще отмечали повторяемость в России неурожаев, которые случались в начале каждого десятилетия в период конца XIX – первой трети XX веков (1891, 1901, 1911, 1921).

1900 год в Кузбассе выдался неплодородным вследствие засушливых явлений. В 1901-м засуха повторилась. В результате сократились посевные площади, ведь нечего было сеять. От недорода пострадало, в основном, население казенной деревни – те самые переселенцы, но в этот кризис они получили семенную и продовольственную помощь от правительства.

В 1901 году продовольственные и семенные ссуды запросило более трех тысяч семей в Кузнецком уезде и более 30 тысяч семей в Мариинском уезде, и все они были удовлетворены. Всего на оказание семенной и продовольственной помощи населению, пострадавшему от неурожаев, в 1901 году было выделено около 60 тысяч рублей. Для сравнения, корова тогда стоила 20 рублей.

Ровно через 20 лет, в 1920-1921 годах, кризис повторился. Произошло то же самое: два неурожайных года подряд. Многие полагают, что продовольственный кризис начала 1920-х – прямое следствие революции и гражданской войны. Это не совсем так. Кризис начала 1920-х годов был обусловлен в первую очередь обычными и периодически повторявшимися неурожаями вследствие природных катаклизмов, осложненных в данном случае противоречиями социально-политического характера.

Таким образом, главными причинами как первого, так и второго кризисов стали естественно-погодные условия. Вместе с тем, между двумя этими кризисами огромная разница. В первом случае кризис не был отягощен социально-политическими катаклизмами, поэтому правительственные дотации позволили его быстро и безболезненно преодолеть. К началу 1920-х ситуация была качественно иной: не было ни хлебных запасов, ни правительственных дотаций, вместо этого появилась продразверстка в виде изъятия излишков продовольствия. Как результат – в кузбасском регионе начала 1920-х до минимума сократились как размеры запашки, так и размеры потребления.

Селяне фактически перестали заниматься сельхозтрудом. Новая власть пыталась воздействовать на них репрессивными и агитационными методами… Но это уже тема для отдельной лекции.

Другие статьи на эту тему

Сельский клуб

О чем писал «Кузбасс» в эти дни много лет наззад.

29 ноября

Главный Дед Мороз Кузбасса посетил Прокопьевск

Главный Дед Мороз Кузбасса посетил Прокопьевск, сообщает 10 канал Новокузнецка. В рамках регионального проекта «Кузбасс…

27 ноября

Парк-музей на два берега

К 300-летию Кузбасса в Кемерове появится исторический парк с канатной дорогой через Томь.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети