Соцсети:

Новосибирская «Дикая утка» на кемеровской сцене: с чем её едят. Рецензия на спектакль

14 июня 2022 | Татьяна Ананьева
Фото: официальный сайт театра "Красный факел"

Наверняка каждый хотя бы раз в жизни слышал о существующем между театром и кино противостоянии. Современное кино может похвастаться спецэффектами, возможностью выдать зрителю самые лучшие кадры из отснятых несколько раз, а театр в качестве своих преимуществ заявляет антураж (декорации погружают в особую атмосферу и создают «эффект присутствия»), импровизацию – каждая театральная постановка является уникальной и неповторимой, живую игру. Нередки споры о том, что же – кино или театр — более актуально в современных реалиях, более востребовано и интересно. Но нужны ли эти споры? Ведь каждый в итоге просто выбирает для себя то, что ему ближе по духу или настроению. А если кому-то совсем сложно определиться с предпочтениями, то и для него существует решение – конвергенция двух видов искусства.

Спектакль «Дикая утка» по пьесе Г. Ибсена, представленный 12 июня на сцене Театра драмы им. Луначарского в Кемерове новосибирским театром «Красный факел», новаторски объединил в себе две ветви зрелищных искусств. Между ними не просто не проглядывается конфликт – они гармонично взаимодополняют друг друга и позволяют зрителю составить в голове полноценную, яркую и детальную картину происходящего, взглянуть под разными углами на сюжет, пристальнее присмотреться к едва уловимым жестам, лучше отследить эмоции, которые передают актёры. О том, что такое новосибирская «Дикая утка» и с чем её едят, расскажет «Кузбасс».

Продолжительность спектакля: 1 час 50 минут без антракта. Забегая вперёд, сразу отметим, что почти 2 часа промелькнули для нас как один миг – поглощённые умелой игрой актёров и сюжетом, мы не заметили этого времени. Не зря говорят, что все хорошие вещи заканчиваются быстро, в то время как нечто нудное и тяжёлое тянется долго и успевает изрядно помучать.

Зал драматического театра был забит практически полностью – вероятно, интерес к «Дикой утке» режиссёра Тимофея Кулябина оказался сильнее, чем интерес к воскресной прогулке по жаркому летнему Кемерову.

Начнём с сюжета.

Герои «Дикой утки» оказываются в условиях, в которых они должны выбирать. Томас Верле (Павел Поляков) узнаёт тайны прошлого своего отца, коммерсанта Верле (Андрей Черных), тесно переплетающиеся с кажущейся идеальной и счастливой на первый взгляд семейной жизнью его друга детства Мартина (Денис Казанцев), и оказывается на распутье. Он предстаёт перед серьёзным выбором – рассказать другу горькую правду о коварстве своего отца, о вранье Гины или позволить ему и дальше жить в мире иллюзий, не обнародуя неприглядные моменты дней «давно забытых». И он делает свой выбор, с последствиями которого вынуждены как-то смиряться остальные персонажи. Грубая реальность окатила всех своей ледяной волной внезапно и безжалостно, и стало понятно – тени прошлого разрушили «идеальный мирок» Мартина Берга и его жены Гины, а всплывшая на поверхность правда стала источником катастрофы, случившейся с Хильдой, дочерью Гины и коммерсанта Верле (Хильду сыграла Анастасия Плешкань). Примечательно, что у Ибсена всегда именно далёкое прошлое становится катализатором трагедии.

Правда не принесла пользы героям «Дикой утки» — об этом было сказано устами Герберта Берга (Владимир Лемешонок), который незаслуженно отсидел за вырубку леса, став мышкой в руках опытного подставившего его кота-коммерсанта Верле, и из тюрьмы вышел сломленным человеком. Ему по истечении 15 лет уже не нужно было признание его невиновным, не нужны были слова сына вроде: «Пап, прости, так ты не был вором, и все блага, которые давал нам коммерсант Верле – это лишь подачки обманутым дуракам?». В настоящем он был счастлив в своём искусственном лесу (о декорациях расскажем отдельно чуть ниже), с искусственными зверями, которые, по его словам, «лучше настоящих». Его счастье составляли внучка Хильда, которую он всегда считал родной, муляж дикой утки и возможность стрелять в самолично оборудованном в лесу тире, и вмешательство Верле-младшего погубило это счастье. Или всё же его иллюзию? В любом случае, ожидаемых покоя и гармонии не последовало за обнародованием правды, напротив – последовало горе.

Самой главной, на наш взгляд, фишкой спектакля является упомянутый ранее симбиоз театра и кино. Зритель смог понаблюдать не только за действом, происходящим на сцене, но и обратить своё внимание на кинематографическое пространство, над которым трудилась студия телевизионных решений «Гамма». Большинство экранных сцен сняты единым дублем, без склейки, и это, следует заметить, довольно сложновыполнимая вещь. По задумке сюжета драматурга Ольги Федяниной Мартин Берг является фотографом и кинорежиссёром, и он запечатлевает жизнь своих домочадцев, а особенно – плохо умеющей разговаривать Хильды – на кинокамеру. Он хочет снять документальный фильм о своей дочери под названием «Дикая утка».

И вот в моменты, когда ты не можешь крупным планом разглядеть лица актёров, ты смотришь на проекцию кинокадров и понимаешь для себя многие вещи – что герои хотят донести до тебя, что они чувствуют, что отражается в их глазах. Такое совмещение оказывается на выходе очень оправданным – именно благодаря ему ты в полной мере можешь разобраться в человеческой драме, которая разворачивается прямо перед тобой.

Отметим, что текст Ибсена, написанный в 80-е годы 19-ого века, был переписан Ольгой Федяниной на 90% и адаптирован под современные реалии, однако пьеса сохранила свой основной посыл.

Возвращаясь к искусственному лесу Герберта Берга, поговорим о чудесных декорациях, созданных художником «Красного факела» Олегом Головко. К слову, изначально декорации кажутся довольно простыми – классические стулья, стол, диван… Но стоит только в какой-то момент подняться занавесу и обнажить лес, 15-метровую конструкцию, — ты замираешь от восторга. Множество чучел зверей, разные растения пестрят своим великолепием. Приложил руку здесь и художник по свету, Тарас Михалевский, ведь полки с растениями, чучелами и книгами кажутся очень уютными благодаря тёплой подсветке. Лес символизирует в спектакле благодатный оазис, в который запрещён вход посторонним. Хильда и Герберт допускают в него Томаса, и тот с особым тщанием изучает все составляющие этого мирка, который в конце превращается в усыпальницу для «не дочери» Хильды.

Выразить признательность хочется саунд-дизайнеру Тимофею Пастухову, который со знанием дела подобрал музыкальное сопровождение. Оно добавляет напряжения в нужные моменты, позволяет сконцентрироваться на том, что важно, дополняет реплики актёров. Звучащие в конце спектакля выстрелы заставили нас вздрогнуть и расплакаться, поняв, каким стал страшный итог в лесу.

Теперь поговорим об актёрской игре новосибирцев. Мы скажем кратко, но, как нам кажется, ёмко: за каждым движением, за каждым словом, за каждым поднятием бровей и шарканьем ноги мы следили с замиранием сердца. Хильда, которую сыграла Анастасия Плешкань, убедила нас на сто процентов в том, что она – особенный ребёнок, который хоть и не умеет толком разговаривать в свои неполные 16 лет, но обладает богатым внутренним миром и подмечает то, что не подмечают порой другие герои пьесы. Метаморфоза, произошедшая с главным героем Мартином, словно бы и тебя самого, зрителя, вынуждает задуматься – хочу ли я снимать розовые очки и что будет, если кто-то снимет их с меня не по моей воле? Мартин заключает, что единственное, что у него осталось – это снятый им на кинокамеру фильм о «счастливой» семье.

Вполне вероятно, что максимально вжиться в роли актёрам помогли репетиции спектакля в специально арендованном лофте, где была выстроена настоящая квартира с множеством деталей.

В заключение хотим сказать, что этот спектакль не для тех, кто хочет посмеяться, разгрузить мозг от давящих мыслей или развлечься, это не лёгкая комедия. Мы рекомендуем его тем зрителям, которые хотят поразмышлять, оценить выражения «правда правде рознь» и «иллюзия более человечна, чем реальность».

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс