Соцсети:

Столице – здоровая атмосфера

30 марта 2021 | Кира Афанасенко
В рамках федерального проекта в Кемерове будут переходить на экологической общественный транспорт. Фото Сергея Гавриленко.

Кемерово входит в федеральный проект «Чистый воздух» нацпроекта «Экология», направленный на сокращение выбросов вредных веществ в российских городах. Что загрязняет кемеровскую атмосферу и за счёт чего её можно улучшить, обсудили в региональной Общественной палате. Эксперты сходятся в том, что усилиями одной только промышленности проблему не решить.

Напомним, «Чистый воздух» запущен в 2018 году. По поставленным президентом Владимиром Путиным целям, до 2024 года уровень воздушного загрязнения в 12 российских городах должен снизиться на 20% к уровню 2017-го. Изначально в число участников федерального проекта попал один кузбасский город – Новокузнецк. В ноябре прошлого года в правительстве предложили расширить список «Чистого воздуха» до 48 населённых пунктов, и он уже включал Кемерово. 22 марта на заседании комиссии Общественной палаты Кузбасса министр природных ресурсов и экологии региона Сергей Высоцкий сообщил, что вопрос с включением столицы области в проект решён. Сейчас формируется комплексный план мероприятий по снижению выбросов, аналогичных тем, что в Новокузнецке. За время действия проекта масса вредных выбросов в городе сократилась на 9,7% при плане 4%.

 Статистика из воздуха

По итогам 2020-го Гидрометцентр оценил уровень загрязнения воздуха в Кемерове как высокий – так же, как годом ранее. По данным регионального Минприроды, в 2019-м в атмосферу Кемерова попало 56 тысяч тонн загрязняющих веществ (статистика за 2020 год ещё не готова). У городской администрации несколько другие цифры: как сообщил замглавы Кемерова Дмитрий Березовский, суммарные выбросы в городе составляют около 100 тысяч тонн ежегодно. Помимо разных методик оценки загрязнения воздуха, проблема ещё и в том, что более-менее точно надзорные ведомства могут иметь представление об объёме и структуре только промышленных выбросов. «Если с промпредприятиями особых проблем нет – есть нормативы, порядки замеров, мониторинг ведётся, то для выбросов от частотного сектора нет никаких методик расчёта, – комментирует Высоцкий. – Я знаю, что их пытаются утвердить на федеральном уровне. Мы обычно берём объёмы сжигаемого угля, как если бы его пропустили через простенькую котельную. Но даже у этой котельной экологический эффект всё же есть, а у печки практически нет. Я думаю, на самом деле доля выбросов от печного отопления больше».

Большое количество неучтённых выбросов – общая черта сибирских городов, говорит заместитель технического директора по охране окружающей среды Сибирской генерирующей компании Константин Кушнир. И это не только печное отопление, но и ряд малых и средних предприятий, работающих на угле. Вызывает вопросы у представителя энергокомпании и учёт автомобильных выхлопов. «Когда мы отрабатывали экологическую повестку в Красноярске, заметили очень интересный статистический ход конём, – рассказывает он. – Сначала, до 2009 года, выбросы от автомобилей оценивали по одной методике. Затем – по другой, которая умаляет вклад источника в загрязнение».

Вопрос, какую долю в загрязнение воздуха вносит конкретный тип источника, сложный, и каждый город здесь нужно рассматривать отдельно, резюмирует Сергей Высоцкий. В Кемерове, по его словам, выбросы печного отопления, по грубым подсчётам, составляют порядка 19%. А зимой, как полагает представитель кемеровской мэрии, – все 30%. Вклад автотранспорта в загрязнение атмосферы столицы Кузбасса власти оценивают в 20%. Половина выбросов приходится на стационарные источники, большинство из которых – промпредприятия. В Новокузнецке пропорции иные: там на долю промышленности, по данным мэрии, приходится 80% всех выбросов.

 Чем дышит город

Чтобы иметь объективно отражающую загрязнение воздуха статистику, нужно совершенствовать региональные системы мониторинга, считает Кушнир. «Требуется больший охват, потому что все городские районы – разнородные. Где-то есть выбросы от высоких труб, где-то – от низких источников. Объяснить, что у вас тут плохо, потому что печек много, очень тяжело, потому что все видят высокие трубы».

Член Общественной палаты юрист Андрей Передалодов также считает, что репрезентативных станций в Кузбассе недостаточно. Кроме того, по его словам, имеющееся в регионе оборудование не способно определить, вышло ли химическое соединение из печной трубы, или из заводской. Справедливости ради отметим, что как раз благодаря проекту «Чистый воздух» в Новокузнецке произошло если не количественное, то качественное изменение системы госмониторинга состояния воздуха. Напомним, его ведёт Росгидромет. Сегодня в городе работают шесть автоматических пунктов наблюдения за загрязнением атмосферы (ПНЗ), каждый из которых стоит не меньше 12 млн рублей. Автоматика, которая пока используется параллельно со старыми ПНЗ, позволяет делать замеры непрерывно и выводить результаты в сеть онлайн. Кроме того, новая техника может измерять мелкодисперсные взвешенные частицы РМ10, РМ2.5 и озон. Также в рамках «Чистого воздуха» в Новокузнецке работают две передвижные лаборатории. Во время НМУ они могут выезжать в разные части города и с большей вероятностью определять источники загрязнения.

Как известно, особо высокая концентрация загрязняющих веществ в воздухе – в периоды неблагоприятных метеоусловий (штили, приземная инверсия и туманы), когда выбросы и выхлопы не развеиваются, а оседают на уровне дыхания. В 2020 году кемеровский Гидрометцентр объявлял режим НМУ 39 раз для Кемерова и 36 – для Новокузнецка. В этом году таких прогнозов метеорологи для двух городов давали уже 17 и 7 раз соответственно.

При объявлении режима предприятия-загрязнители обязаны сократить объём выбросов. Насколько добросовестно они выполняют эти предписания? Как рассказал Сергей Высоцкий, с позапрошлого года действует норма закона, позволяющая надзорным органам во время действия режима НМУ без согласования с прокуратурой немедленно зайти на любое предприятие и проверить его. В прошлом году из-за пандемии на такие проверки наложили вето, в этом они возобновились. В феврале региональное Минприроды провело десять проверок соблюдения режима НМУ в Кемерове, Новокузнецке и Прокопьевске. Нарушения были в шести случаях. На каких именно предприятиях, пока идёт административное производство, министр предпочёл не сообщать.

Выполняет ли промышленность планы по уменьшению выбросов в штиль, контролирует и Росприроднадзор. Как отмечает его представитель Елена Виниченко, проверки, которые ведомство провело в городе в этом году в отношении таких предприятий, как КОКС, «Азот», «Токем», «Кемеровская генерация» СГК, нарушений режима НМУ не выявили. По результатам аналогичных проверок в конце 2020-го – начале 2021-го в Новокузнецке Роспотребнадзор привлёк к административной ответственности «Евраз ЗСМК», «Кузнецкие ферросплавы», «Западносибирский электрометаллургический завод». Дела в отношении других предприятий находятся на стадии рассмотрения.

 Вывести частник из угля

В рамках «Чистого воздуха» компании – крупнейшие загрязнители берут на себя обязательства по снижению выбросов. Для этого они инвестируют в газоочистку и так далее – эти вложения образуют внебюджетное финансирование проекта. Например, в Новокузнецке промышленники планируют вложить в модернизацию оборудования около 2,5 млрд рублей (общее финансирование проекта, утвержденное в 2018 году, – 17,4 млрд рублей). По данным городского комитета охраны окружающей среды и природных ресурсов, в 2019 году объём вредных выбросов в Новокузнецке сократился на 16,7 тыс. тонн (до 277 тыс. тонн), и 15 тыс. из них – за счёт меткомбината. Надо сказать, ЗСМК и больше остальных вредит атмосфере города: на его долю приходится 80% всех промышленных выбросов в Новокузнецке.

В Кемерове СГК, продолжая поддерживать в работоспособном состоянии газоочистку на станциях, планирует заместить теплом ТЭЦ пять неэкологичных котельных и одну – модернизировать. В результате этого, как ожидается, к 2023 году суммарные выбросы по городу должны сократиться примерно на 150 тонн. Это не так много, но, по оценкам энергетиков, позволит почувствовать улучшение в краткосрочной перспективе.

Если предприятия обязуются сократить негативное воздействие и платят за причиняемый вред миллиарды, то кто проконтролирует и обяжет частный сектор, задаёт риторический вопрос Андрей Переладов. Пока эксперты сходятся во мнении, что частные домовладения в городах нужно переводить на более экологичный вид отопления. Вариантов тут может быть несколько, рассказывает на примере Красноярска Константин Кушнир. «Частный сектор можно относительно быстро электрифицировать, в Красноярске это потребует порядка 2 млрд рублей, – говорит представитель СГК. – На то, чтобы подключить дома к центральному теплоснабжению, потребуется порядка 10 млрд руб. и около десяти лет. Нельзя проложить сети единовременно, потому что город встанет. Газификация неизбежно ставит вопрос последней мили: кто будет за это платить? Потому что деньги немалые. Опять же, в Красноярске своя специфика. Кемеровскую мы готовы изучить».

Перевести на газ автомобили проще. По крайней мере, автобусы. По данным Дмитрия Березовского, из 787 единиц кемеровского общественного транспорта 362, или 46%, уже работают на газомоторном топливе. «И, помимо того, городом ещё приобретено 105 автобусов, – сообщил замглавы Кемерова. – Все они на газомоторном топливе, и в ближайшей перспективе поступят на городские маршруты».

Как предполагается, частью «Чистого воздуха» в Кемерове станет строительство автомобильного обхода. Ведь давно назревшая проблема большегрузов в городе – ещё и экологическая.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс