Соцсети:

Покорение оперной вершины

8 февраля 2019 | Газета «Кузбасс»
Дирижирует маэстро Тао Линь. Фото Максима Федичкина.

С большим успехом на сцене Государственной филармонии Кузбасса прошла премьера оперы «Борис Годунов» Модеста Мусоргского в концертном исполнении. На постановку такого сложнейшего музыкального произведения решаются далеко не все творческие коллективы. Художественный руководитель и главный дирижер Губернаторского симфонического оркестра Кузбасса Тао Линь рассказал о том, как удалось справиться с этой задачей.

Маэстро, почему для исполнения была выбрана именно эта опера?

– Мы шли к ней долго. Я считаю, что это одна из самых великих опер во всем мире. Честно говорю, «Бориса Годунова» хотел поставить еще лет 10-15 назад, но, к сожалению, были разные причины… Я очень счастлив, что, наконец, мы выполнили свою задачу перед зрителем, нашим любимым Кузбассом.

В этом плане оркестр, конечно, сделал колоссальную работу. С 9 января мы ежедневно репетировали. Признаюсь: последние две недели я плохо сплю. Я дирижировал почти на полутора тысячах концертов, 35 операх, но я не могу вспомнить такого волнения, нервов, которые были перед «Борисом Годуновым».

Когда мы решили поставить эту оперу в нынешнем году, я пошел в Пекинскую консерваторию за партитурой, мне дали старое советское издание, на котором было помечено, кто и когда брал за эти годы партитуру. Так вот, в последний раз ее в Пекинской консерватории открывали в 1956 году. Причина понятна – труднейшее произведение.

И одна из сложностей – требуется много басов. В любой опере главную роль, например, исполняет тенор, сопрано. А в этой опере – бас, и не один, а несколько ролей исполняют басы. Поставить эту оперу по-настоящему можно только в России. Потому что именно в России имеются колоссальные голоса и именно настоящие басы.

В свое время великий итальянский дирижер Клаудио Аббадо поставил эту оперу в «Ковент-Гардене» в Англии. Тогда он приглашал режиссера Андрея Тарковского. Это была историческая постановка. Она надолго сохранилась в памяти оперных зрителей. Но шла она довольно редко – не всегда набиралось столько хороших басов.

– В постановке «Бориса Годунова» в Кемерове участвуют только наши солисты или есть приглашенные?

– На две ведущие роли Бориса Годунова и Пимена мы пригласили солистов Новосибирского театра оперы и балета. Остальные – все свои силы. Я очень горжусь, что наши солисты исполнили партии на высочайшем уровне, наш хор с такой силой пел всю оперу, и оркестр сделал труднейшую работу. Я очень горжусь нашей публикой, которая так внимательно слушала. Думаю, они получили настоящее наслаждение, прикоснулись к великой музыке. Это стало событием для культурной жизни Кузбасса.

Обычно оперный театр готовит постановки около полугода. А у нас нет такой возможности. Я всегда говорю, что мы – симфонический оркестр высочайшего уровня, нам не нужны полгода. Нам дают задачи – успеть в течение двух-трех недель, ну, максимум, месяца. И мы показали очень высокий уровень.

– В чем заключается особенность постановки?

– Я думаю, что опера – универсальный жанр. И в нашем концертном исполнении акценты расставлены именно на музыке. Иное дело – театр, где оркестр сидит в оркестровой яме, и зритель следит за тем, что происходит на сцене. И в этом случае музыкальное качество не всегда на первом плане. Не зря сейчас весь мир перенимает такой опыт – ставить оперу в концертном исполнении. Это позволяет показать оперу с самой лучшей, музыкальной, стороны.

Маэстро, а произведения, равные по сложности «Борису Годунову», ранее удавалось исполнять на кузбасской сцене?

– Мы сыграли 17 опер, в том числе «Евгения Онегина», «Пиковую даму», «Царскую невесту», «Кармен», «Турандот», «Чио-Чио-сан», «Травиату» – все не перечислишь. Они все разные. Но именно по масштабу «Борис Годунов» – впереди всех. Я честно признаю, что 10 или 15 лет назад мы были не готовы к постановке этой оперы. Но мы к этому шли, играли другую музыку, копили опыт, силу.

Момент концертного исполнения оперы «Борис Годунов» в Государственной филармонии Кузбасса.

Вы родились в Китае, учились в России. Это в нашей стране вам привили любовь к русской музыке, русскому искусству?

– Музыка – хоть западная, хоть русская – воспринимается одинаково. Но то, что я учился в России, сыграло большую роль. Это как печать, это незабываемые вещи. Они не возникают внезапно. Не могу сказать точно, в какой именно момент возникло это чувство, когда я целиком погрузился в русскую жизнь. Я признаю, когда я дирижирую, от русской музыки у меня возникают ощущения очень близкие и родные. Одно дело, если со стороны воспринимать музыку, культуру, и совсем другое – учиться, жить в этой стране, работать.

– А когда вы поняли, что хотите связать свою жизнь с музыкой?

– Это произошло незаметно как-то. В детстве меня родители учили музыке из-под палки, гоняли. Я ненавидел музыку, были слезы, крик. В консерватории был случай, когда я неделю не ходил на занятия…. Не могу сказать, в какой момент я стал чувствовать, что без музыки не могу жить. Ну, это судьба. Я считаю, что я счастливый человек.

– Как же получилось, что вы стали художественным руководителем и дирижером симфонического оркестра Кузбасса?

– Может быть, даже случайно. Хотя я считаю, что в жизни случайностей не бывает. В конце 1990-х годов все в стране переживали не лучшее время. Конечно, это повлияло и на культуру. И тогда симфонический оркестр Кузбасса остался без дирижера.

Начали искать разные варианты, приглашали разных дирижеров. В том числе и меня. Мне кажется, что и музыканты потом подтвердили, что с первой репетиции у нас сложился профессиональный контакт, как любовь с первого взгляда. Через некоторое время мне предложили стать дирижером. Я с удовольствием принял приглашение.

Я могу уверенно говорить, что мы находимся в очень хороших отношениях. Не только в плане творческого контакта, но и человеческого. Это мне очень дорого.

Говорят, когда вы стали руководителем симфонического оркестра Кузбасса, вы устроили тур наших солистов по Китаю. Там знают наших солистов, любят русскую музыку?

– Русская музыка – это визитная карточка. Мы за это время около десяти раз ездили в Китай. И там нам заказывали именно русскую музыку. Считают, что русский оркестр играет именно русскую музыку. Хотя мы играем и западную. Думаю, что каждый музыкант из оркестра уже выучил немного китайских слов. Четыре раза мы были в Китае на Новый год. И после каждого концерта играем на бис. И музыканты вместе со мной по-китайски поздравляют зрителей. Это незабываемо.

К слову, в Китае сейчас наступил Новый год. Пользуясь случаем, хочу поздравить всех наших музыкантов и всех кузбассовцев с праздником.

– Вы здесь проработали 20 лет. Считаете ли вы Кузбасс второй родиной?

– Конечно, время сыграло определенную роль. Один человек может долго жить в другой стране, но она не станет частью его внутренней жизни. А у меня сразу сложилось. В том числе и взаимопонимание с оркестром.

Мне всегда нравилось находиться в Кузбассе, в Сибири. Мне здесь уютно. Я чувствую, что здесь искренние отношения между людьми. Не хочу критиковать такие большие города, как Москва и Пекин. Там и зритель другой, и люди другие. Здесь все-таки люди неискушенные. И в общении с людьми я чувствую эту искренность. Я считаю, что это самое ценное в жизни.

В Кузбассе сейчас строят культурный кластер. Какое значение вы придаете созданию этого кластера в нашем регионе?

– Я считаю, что нам выпало очень счастливое время, потому что любое развитие, если оно начинается с культуры, – это верный путь. Мы очень гордимся, что работаем в этой сфере. Конечно, от нас потребуется колоссальная работа. Мы должны выйти на самый лучший уровень и показать не только всему Кузбассу, но и всему миру, что мы умеем.

У нас была встреча с Валерием Гергиевым и Денисом Мацуевым в Пекине. За кулисами после концерта зашел разговор. Гергиев спросил Дениса (а тот родом из Иркутска): «Как Кузбасс, как кемеровский оркестр, ваш иркутский оркестр лучше?» А Денис ответил: «Ну, честно говорю – это лучший оркестр Сибири». Я, конечно, горжусь этим, мы постоянно стремимся приблизиться к совершенству.

За 20 лет, что я здесь, мы вместе с оркестром, с кузбассовцами вместе видим, как развивается Кузбасс. Я как оптимист вообще считаю, что завтра должно быть лучше. Потому что мы сегодня работаем, трудимся. И если мы делаем это каждый день, то как не может стать лучше?

– Вы счастливы, работая здесь?

– Да, я счастлив.

Для справки

В поставленной в Кемерове опере партии Бориса Годунова и Пимена исполнили соответственно заслуженные артисты России Николай Лоскуткин и Владимир Огнев; солист филармонии Кузбасса Олег Маликов исполнил партии Андрея Щелкалова и Варлаама; солист Музыкального театра им. А. Боброва Вячеслав Соболев – Григория-Лжедмитрия и Князя Шуйского; солистка хора Оксана Чепурная – Марины Мнишек и Хозяйки Корчмы, а партию Юродивого исполнил Дмитрий Ганин.

Артур Хлопотин.

Другие статьи на эту тему

14 мая

По Кузбассу начала путешествовать прелюбопытная выставка

Отдел библиотечного краеведения Государственной научной библиотеки Кузбасса им. В.Д. Фёдорова организовал выездную выставку под названием…

12 мая

43 кузбасских музея присоединятся к акции «Ночь Музеев — 2022»

21 мая в Кузбассе традиционно пройдёт Всероссийская акция «Ночь музеев — 2022». В этом году…

12 мая

В Кемерове пройдёт концерт русских народных инструментов с участием Михаила Тоцкого

Губернаторский оркестр русских народных инструментов приглашает на закрытие концертного сезона. Концерт состоится 25 мая в…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс