Узел судьбы

5 февраля 2018 | Лариса Максименко
Сергей (справа) говорит о том, что рыбака спасли потому, что дружно сработала вся команда железнодорожников.

Операция по спасению тонувшего в таежной глуши рыбака прошла в невероятно удачных условиях, на грани чуда…

Судите сами: река, гнавшая и вдруг отпустившая пленника; оказавшиеся рядом железнодорожники; веревка, взятая с собой именно в тот день; еще с утра горячая печь…

«Героизм людей плюс помощь свыше!» – катится молва, выплескиваясь на редких маленьких станциях из единственной электрички и в минус 42 торопливо разбегаясь по поселковым избам.

Крутых событий здесь, на краю Кузбасса, в направлении на Бискамжу, Абакан, где нет шоссе, где единственная транспортная нить – железная дорога под нависшими крутыми скалами, всегда немного. А о чудесах рассказывают разве что старые шорские сказки…

Но то, что произошло 9 ноября 2017-го с рыбаком Дмитрием Шалагиным на Томи, у железнодорожной отметки «92-й километр», примерно в 23 км от Междуреченска, – самое обсуждаемое нынешней зимой и самое обыкновенное чудо!

«Поймал!»

Дав мне после электрички немного отдохнуть и с мороза согреться, напоив чаем, и, разрываясь между утренними снежными замерами, сверками, подсчетами снежной опасности-безопасности, Сергей Алексеев, начальник противолавинной станции, наконец выкраивает время и выкладывает передо мной фотографии с 92-го километра.

– Мы в то утро, – объясняет по-военному четко, – приехали туда – по плану. Ремонтировать снегоудерживающие барьеры. Там малоопасный – в плане лавин – участок.

Самопроизвольный сход лавины был в 2008-м, без жертв… И вот уже готовились поднимать наверх, на гору шпалы…

– Мы потому и взяли в тот день веревки, – уточняет мастер участка Коршунов.

И «противолавинщики» вспоминают, как, занятые делом (часть из них к одиннадцати часам уже поднялось на скалистый верх – принимать шпалы для забора, а часть стояла на путях и рядом), так ничего и не слышали. Не видели внизу реку. Не обращали на нее внимания, зная, что быть на ней никого не должно… Мороз. Город далеко. Случись что с заезжим рыбаком-одиночкой – помочь некому. И обратная электричка, из Бискамжи, к вечеру, пронесется мимо – не заметит…

…А еще шумел, прогреваясь, трактор у железнодорожных путей.

Шумела Томь, и с берегов рос, наступал лед, с каждым часом крепнувший все сильнее. И по уже узкой полоске воды неслась шуга…

– Поскользнувшегося и упавшего в воду рыбака заметили не мы, а путейцы, они работали в двух километрах от нас, но там дорога идет по кривой, вдоль реки с поворотом. Их сигналист и передал нам по рации, что, оказывается, прямо под нами – человек в воде. И что на другом берегу реки стоит второй рыбак, он машет руками, пытаясь привлечь внимание…

Вот так сигнал бедствия и засекли!

И Сергей с Анатолием Коршуновым, получив от путейцев сигнал и побежав вдоль реки по путям, никого внизу сразу не увидели. Им мешали деревья, остров…

И тогда мастер побежал дальше. А Сергей вернулся за так пригодившейся потом веревкой.

– И, догнав Коршунова, уже метров через сто и мы с ним, наконец, увидели – точно! Человека несет река! Он – на спине. Над водой – носки сапог, голова. Ладонями еле-еле бьет – значит, жив. Жив еще…

И железнодорожники, скатившись на берег, поняли, что забереги – уже больше десяти метров, но по их тонкому льду не пройти. Значит, остается одно – бросить рыбаку веревку.

Бросили с берега – не достали. Далеко.

И тогда Сергей и Анатолий Николаевич побежали дальше.

– Там, впереди, изгиб реки. Мы и подумали: уж там-то течение прибьет рыбака ближе к берегу. Прибежали, ждем. Но рыбака принесло и… потянуло вдруг к центру реки, – вспоминает Анатолий Николаевич.

– Ну, Коршунов и говорит: «Надо идти», начинает раздеваться. Я ему: «Куда – на старости лет?» Куртку, рацию сам снимаю, обвязываюсь веревкой и всё, пошел я по реке, – продолжает Сергей. – Геройства никакого. Это естественная ситуация. Человек вот-вот погибнет. Шанс спасти его есть… И вот я сначала шел по воде. А дошла вода мне до шеи – поплыл. От холода грудь сжало, но ничего… Я вырос на Алтае, наш дом в пятистах метрах от Бии стоит. Плавать умею, но… не особо люблю. Даже летом. А в мороз я вообще никогда не окунался… И вот последний гребок… Всё! За сапог! Поймал! Кричу: «Всё! Тяните!» И нас за веревку вытянули на берег. Следил только за тем, чтоб не упустить рыбака, и чтоб его голова под воду не ушла. Он же перемерз. И чтобы он сознания не терял, я его, пока нас тащили, то ругал, то спрашивал: «Как ты, нормально?» – «Да-да».

На берегу Сергей, с трудом, в берцах, полных воды, ушел к оказавшейся рядом «путейской» будке обогрева.

А сбежавшиеся парни, вчетвером, на веревках, еле подняли рыбака в тяжеленной от воды одежды с берега наверх, по обрыву, к рельсам. Веревки врезались в рыбака.

– И он нас просил: «Потише, ребята!» – вспоминает Анатолий Николаевич. – Но счет шел на минуты. И его не слушали. Наверх подняли хоть и с трудом, но быстро.

Туда уже подогнали грузовую тележку, ходящую по одному рельсу, уложили рыбака на нее. Потом бегом с ним и с тележкой – четыреста метров до будки обогрева, про себя поражаясь: «Надо же, наши пункты обогрева стоят неблизко друг от друга. А этот – как «подогнал» кто для спасоперации! И ведь его с утра мы натопили, как знали, что пригодится…»

В будке, раздев рыбака, напоив его чаем, дав ему кто что из сухой одежды, железнодорожники связались с дежурной по станции. И их обрадовали, что неподалеку – дрезина. Вскоре она подъехала она, и рыбак с Сергеем Алексеевым сели к машинисту в кабину, и в считанные минуты попали на станцию Чульжан. А там уже ждала вызванная, приехавшая из города «скорая».

Потом Сергей добрался до своего рабочего кабинета – до противолавинной станции рядом с Чульжаном, развесил сушиться вещи. И довел рабочую смену отсюда. И его ребята задание по забору выполнили.

А Дмитрий, рыбак, проплывший в ледяной воде почти километр, не в силах согреться после получасовой борьбы с рекой, приехал в больницу. И выписался из нее через пять дней. И пришел с мамой к Сергею с благодарностью… И только тогда Сережина жена с шестимесячным сыном узнала всю правду, как же муж рисковал… Однако другого шанса спастись у рыбака просто не было.

Обряд

То, что спасательная операция прошла так стремительно-успешно, и всё нужное оказалось под рукой, земляки объясняют не только везеньем… Но и помощью шорских духов – духа Гор и духа Воды.

Ведь место, где рыбак боролся за жизнь, – как оказалось, самое священное для шорцев, особенно для рыбаков.

И весенний, давно возрожденный шорский обряд благопожелания, проводящийся на Томи шаманкой и Междуреченским обществом «Золотая Шория», с просьбой о защите от разных напастей и о помощи людям, в 2017-м был проведен рядом. А вдобавок еще и в начале зимы. Как раз накануне ЧП с рыбаком!

– Мы приехали тогда в Чульжан (а это рядом) навестить двух бабушек (они – потомки первых «междуреченских» шорцев. – Ред.), – рассказывает Евгения Первакова, председатель общества «Золотая Шория». – В конце встречи наша шаманка Галина Толтаева провела обряд на ручье, бегущем в Томь. Она нам не объясняла, почему. Сказала, что это важно, и это поможет…

– Она почувствовала близость трагедии на реке? Попросила духов о помощи?

– Я верю в то, что духи Воды и Гор этому рыбаку помогли, и людей на помощь к нему это они «привели»… Так бывало по преданиям и раньше. Так будет еще не раз…

…Сергея Алексеева, спасшего рыбака, губернатор Аман Тулеев на той неделе наградил медалью «За честь и мужество».

А спасенный Дмитрий старается не вспоминать холод воды и ужас того дня. На вопрос корреспондента «Кузбасса»: «Как здоровье?» он, зябко прижав к груди щенка, сказал: «Всем спасибо. В порядке…»

Рыбак упал в реку и его унесло за поворот...

Рыбак упал в реку и его унесло за поворот…

 

Наша справка

О снежном «спецназе»

Сергей Алексеев живет в Междуреченске. Его трудовой стаж – восемь лет. Из них уже почти три года работает начальником противолавинной станции. Сотрудники станции – исследователи и одновременно железнодорожный «спецназ». Как пояснили в пресс-службе обладминистрации, Сергей «разработал и внедряет методы дистанционного контроля за состоянием снежных отложений и предотвращения схода снежных лавин и камнепадов, в течение 2017 года осуществил шесть безопасных и организованных спусков лавин».

Вообще железная дорога от Междуреченска до Абакана проходит в самом лавиноопасном месте России. И, кстати, в начале 1960-х именно под Междуреченском, у станции Теба группа кинематографистов из Москвы сняла горы для художественного фильма «Коротко лето в горах». (Лента пользовалась успехом, ее афишу потом использовали в кадрах другого фильма – в «Операции «Ы»). И, как рассказал Владимир Гончаренко, старый железнодорожник, киношники приезжали снять именно лавину. Но ее рассчитанный спуск вызвал вторую лавину, она накрыла трех рабочих, двое погибли.

Другие статьи на эту тему

23 июня

В Кузбассе работник отсудил у предприятия 273 тысячи рублей компенсации

В Междуреченске бывший работник угольного предприятия отсудил у работодателя 273 тысячи рублей, сообщает УФССП Кузбасса….

14 июня

В Кузбасском городе на 10 дней перекроют мост

В Междуреченске на 10 дней будет закрыто движение на мосту через реку Ольжерас в Сосновый…

06 июня

В Кузбассе мужчина напал на сотрудницу магазина

В Междуреченске в магазине «Мария-Ра» мужчина напал на девушку-администратора, сообщает МВД Кузбасса. Нападавший взял со…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс