Соцсети:

Родной детский дом

1 июня 2015 | Галина Бабанакова

детдом-юргаКогда 8-летнему Сереже сказали, что к нему на свидание в детский дом пришла мама, мальчик тут же побежал… Нет, не в мамины объятия, а совсем в другую сторону, подальше от этой женщины.

Крепкие орешки

Свидание, конечно, состоялось. Уговорили воспитатели Сережу повидаться с матерью. Та смахивала слезы, уверяя, что очень-очень соскучилась по сыновьям. Ведь, кроме Сережи, в этом юргинском детском доме «Радуга» и его старший брат Рома.
Роман — в буквальном смысле обожженный. Когда он был маленьким, злые пацаны, одурев и озверев, облили Рому бензином и подожгли. Уже потом к обожженному телу добавится и обожженная душа: при живых родителях Рома вместе с младшим братом оказался в детдоме. Правда, здесь они сыты, обуты, одеты, а главное, учатся. Вместе с домашними детьми.
Дочка директора детского дома Константина Бабукова – одноклассница Сережи. Так что на собрания в школу Константин Валерьевич ходит как родитель двоих детей – Даши и Сережи. Правда, если Дашу учительница хвалит, то про Сережу приходится слышать нерадостное: запущенный ребенок.
Но ведь таким он попал в детский дом. Когда первоклассники уже писали предложения, Сережа азбуку осваивал. Некогда было родителям с сыном заниматься: не нагулялись еще. Потому и не скучает Сережа об отчем доме, потому и не очень-то обрадовался встрече с матерью.
Конечно, многие здешние воспитанники — дети непростые. Только малыши – беспечные и непосредственные. Их в группе восемь человек, от трех до шести лет. Группа у них самая нарядная. Но и весь детский дом отвечает своему названию. В какую комнату ни зайдешь – глаза радуются. Дом хоть и казенный, а все здесь по-домашнему, по-семейному. Сейчас вот идет ремонт, перегораживаются длинные коридоры. Для каждого возраста предназначена своя зона проживания. Но в гости друг к другу ходить, конечно, будут.

А почему
сбежала Даша?

Она в детском доме из новеньких. Но у нее уже много подружек: в одной школе учатся. Но если подружки ходили в эту школу из «Радуги», то Даша – из приемной семьи. Хотя в школе по статусам детей не делят. Все равны: и кто домашний, и кто детдомовец. После уроков у всех одна дорога – домой. Но однажды Даша домой не пришла. Вот не захотела вернуться в приемную семью, и всё.
— Тебя там обижали? Заставляли много работать? Плохо кормили? Угрожали за непослушание отправить в приют? – на все эти вопросы Даша с улыбкой отвечала: «Нет, нет, нет».
Наконец назвала причину ухода:
— Просто они мне не понравились.
Даше было всё равно, ищут ее приемные родители или нет, волнуются или спят спокойно.
Они уснули лишь тогда, когда Даша нашлась. Но возврата в ту семью уже не было.
— А где твоя родная мама? – еще вопрос беззаботной Даше.
— Она пьет, — сказала равнодушно. – Зато у меня бабушка есть. Я к ней в гости хожу.
Ходить в гости к родным детдомовцам не запрещается. Если эти родные адекватные люди и не перечеркнут всё, чему научили ребят в детском доме. Вот и девочку Дашу научат отвечать за свои поступки. Недавно вроде бы объявились для нее новые потенциальные родители.
— Но я бы не хотел, чтобы ты пошла к ним, — говорит директор Константин Валерьевич. Вот уже четыре года как он директорствует. Появилась, если хотите, интуиция. Да, в детском доме есть и школа приемных родителей, и разные курсы для усыновителей. Но не все могут быть ими. У кого-то и впрямь благие намерения, а у кого-то материальная заинтересованность. Сейчас ведь приемные родители деньги получают. Как и на содержание детей. Это раньше ничего не платили, но именно тогда, в бескорыстные годы, шесть детдомовцев привела к себе в дом бывшая старшая пионервожатая, а ныне педагог-организатор Валентина Туралина.
Сергей, Саша, Люба, еще одна Люба, Коля, Наташа – они были, есть и будут в жизни этой доброй женщины. Правда, Николай уже в памяти. Похоронили его, скончавшегося от сердечного приступа.
Есть у Валентины Ильиничны и родной сын Александр. Он – юрист. Диплом того же профиля и у приемной дочки Наташи. И еще двум приемным детдомовцам дала Валентина Ильинична высшее образование. От нее никто никогда не сбегал, и у нее не было в мыслях сдать кого-то назад, в детский дом. Хотя признается, что плакать приходилось. Но ведь когда проплачешься, становится легче. Вот и она, как ни в чем не бывало, всем говорила ласково:
— Деточки мои родные, что бы я без вас делала?!

Отсюда не уходят
«в никуда»

Это она, Валентина Ильинична, одной из первых в Кузбассе подняла вопрос, почему Вере Волошиной не присвоено звание героя, как Зое Космодемьянской. И вместе с бывшим директором «Радуги» Виктором Логуновым она отправляла запросы в самые высшие инстанции. И вот в мае 1994-го из администрации президента в детский дом (тогда он был школой-интернатом, а воспитанников более семисот) пришел ответ: «Указом президента России Вере Волошиной присвоено звание Героя Российской Федерации».
И хотя уже нет интерната, нет дружины имени Веры Волошиной, зато есть в детском доме музей имени наших героев-земляков Веры Волошиной и Юрия Двужильного. И есть у Валентины Ильиничны ребячья команда, которая совсем недавно вернулась из мест, где сражалась и погибла наша землячка Вера. Причем Валентина Ильинична привлекает к поисковой работе самых-самых, что называется, трудных. И они исправляются, меняются. Как и в волонтерском отряде «ВЕГА». Расшифровывается это название так: вечная, единая, горящая армия.
Уж про ребят волонтерского отряда никак не скажешь, что из них, детдомовцев, вырастают иждивенцы. Они трудятся, сопереживают немощным, подставляют плечо слабым. От этого и сами становятся сильнее.
А еще к самостоятельности приучает в «Радуге» социальная гостиница. Здесь девочки и мальчики полные хозяева. Им выдают продукты, и они уже готовят сами. И временем своим учатся распоряжаться. В итоге, когда выпускники покидают детдом, они уже не испытывают растерянности. Знают, что «Радуга» поможет и с дальнейшей учебой, и с местом в общежитии.
Когда-то ученицей интерната была Татьяна Баубинс. Сейчас она старший воспитатель. Училась в Новосибирске, вернулась в Юргу. Живет в родительском доме (они-то и сдали ее в интернат), а работает, как сама говорит, в родном детском доме.
А вот парень Саша вернулся в «Радугу» из мест заключения. Отбывал наказание в детской колонии, освободили условно-досрочно. Почему не мать его встречала? Да потому что она сама в женской колонии. Но родительских прав не лишена. Бывает у нее Саша в дни свиданий. И Настя, его сестра, тоже с матерью встречалась. Сейчас Настя в приемной семье, но родную мать ждет.
А вообще-то в юргинской женской колонии все ребята из «Радуги» побывали. С концертами. На одном из них и я присутствовала. Вроде и веселые номера подготовили ребята, а женщины с белыми бирками на одинаковых куртках больше плакали, чем смеялись. Ведь у многих из них тоже были дети. А сотрудники колонии говорили, что такие встречи детдомовцев с осужденными действуют на последних сильнее всяких слов. Да и сами осужденные признавались в этом. Их монологи начинались так: «Вот выйду на волю, заберу детей и начну новую жизнь».
…На волю вышла (правда, уже из другой колонии) мать четверых детей. Но все они до сих пор в «Радуге». Мать звонит, спрашивает, как они живут, и наказывает на прощание руководству детдома, чтобы не обижали ее деток.
Они не обижены. И не без будущего. Сейчас, например, собираются на отдых в санаторий «Беломорье». Но об этом позаботились уже не их родители…
Галина БАБАНАКОВА.
г. Юрга.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс