Соцсети:

Бабочка Иван Иванович

29 мая 2015 | Лариса Максименко
Бабочка1

Бабочка Иван Иванович, получившая имя в честь солдата Соловьева, умершего от ран после боя под Воронежем в 1943-м.

Неизвестную прежде миру, недавно открытую учеными бабочку назвали в честь
солдата-победителя из Кузбасса!

Официально, по каталогу, «…ist Iwan Iwanowitsch, Russland». В сопроводительном письме упоминается Соловьев из-под Новокузнецка. А главное название – Automeris Iwanowitschi.
В общем, бабочки Ивановича. Или Ивановичи. И значит, можем сказать мы в России, имя дано и в память всех солдат, всех «русских Иванов», погибших во время Великой Отечественной войны, одержавших Великую Победу.
Нашел бабочку русский — Виктор Синяев, энтомолог с мировым именем. Исследовал ее ДНК и установил новый вид немец – доктор Рон Брехлин. А живут эти бабочки, как говорится, «на нейтральной полосе» — на экваторе, на линии, делящей Землю поровну… И они, вольно летающие и шелестящие бархатистыми крылышками, — настоящий символ мира!

Дед

Бабочка

Виктор и найденная им самая большая бабочка планеты — агриппина, возможно, ее самый гигантский экземпляр.

59-летний Виктор Синяев – родом из Новокузнецка, приписан к Москве и прописан там. Но вообще-то он – человек джунглей и гор. Потому что вот уже 30 лет, как профессионально увлекшись бабочками и уйдя из инженерной «космической» профессии (причем поставив цель – найти самых необычных насекомых на свете), он ходит и лазит, ездит и продирается сквозь заросли в самых неизученных точках планеты. С сачком, фотоаппаратом, генератором, ночным экраном и пакетами-матрасиками для сбора и хранения бабочек.
За ночь — посмотреть на странного русского и на его дрожащий огонек — из девственных лесов выходят тигры, шакалы, пумы, слоны («всё это было»), выползают питоны и анаконды («работал не раз в местах их охоты, хотя мне рассказывали местные, что заглатывают целиком, бывает, даже не одного человека, а двух за раз, как это было с индейцами — парнем с девушкой, занятыми любовью»).
Но главное – к Виктору на свет в ночи слетается туча бабочек. В коллекцию он принимает только редких и непонятных, явно новых («нутром чую»). Остальных отпускает.
Интуиция «охотника на бабочек» и уже огромный опыт исследователя не подводят. За много лет Виктор открыл, а коллеги из берлинского государственного зоологического музея, сверив очередных привезенных «синяевских» бабочек-новичков с данными лондонского музея естественной истории, где собраны самые «крутые» и полные папки по бабочкам мира, подтвердили…
— …что я нашел уже несколько тысяч новых видов бабочек на планете, две-три тысячи и даже больше, — говорит мне Виктор, спокойно поясняя, что изучение находок идет долго, порой по 15 лет, и потому точного счета нет. А потом горячо добавляет, как он давным-давно задумал найти и назвать «самую-самую» бабочку именем деда, погибшего на войне, — Ивана Ивановича Соловьева.
— Последний бой деда был под Воронежем, и он умер от ран в полевом госпитале, вставшем тогда на время в селе Яблочном. А дома, под Новокузнецком, в селе Березово, его ждали жена и четверо детей…

Долг

И вот наконец он, внук, никогда не видевший деда (а в детстве мечтавший, что солдат вдруг вернется, и он подарит деду хоть что, хоть бабочку, да вообще всё!), в 2013-м нашел самый достойный подарок – в Эквадоре, на северо-западе Южной Америки.
В горах, на высоте 3320 метров, в феврале, ровно через 70 лет после смерти Ивана Ивановича, Виктору попалось сразу несколько очень красивых бабочек. И, отправляя их коллегам из Эквадора в Германию на анализ, он написал: «Если какая-то из них окажется новым видом, назовите новую бабочку в честь деда-фронтовика, лейтенанта Соловьева».
— Назвали, прислали – я с выбором согласился, — рассказывает энтомолог. – Бабочка черная, торжественная. В память – в самый раз…
И в начале нынешнего мая, вернувшись из экспедиции уже из Колумбии, Виктор с новеньким научным каталогом, где уже записано по-латыни про дедову бабочку, приехал под Воронеж, в то самое село Яблочное.
— Я мечтал найти могилу деда. Даже был уверен, что разыщу ее, я же «Шерлок Холмс», вон сколько по свету езжу и нахожу невозможное… Но годы стёрли все следы войны, не нашел могилу деда. Только у строчки с фамилией его постоял на братской могиле. Это еще 18 лет назад мой дядя, получив в военкомате документ, что похоронен Соловьев в селе Яблочном, только неизвестно где, настоял, чтобы фамилию на общей плите в список внесли, — объясняет Виктор. – И, как мне в Яблочном рассказали, дед действительно может лежать в той братской могиле. А еще он может быть одним из 120 бойцов, найденных в прошлом году «поисковиками» в траншее, без документов (значит, тоже из госпиталя; так в спешке тогда хоронили умерших). И вот тех солдат перевезли к большому памятнику в соседнее Гремячье… А еще, вспомнила одна женщина, умиравших в госпитале офицеров хоронили отдельно, в саду. И, значит, дед может быть и там. Я пошел в сад – одни цветущие яблони…
Уехал, поклонившись земле, принявшей деда, показав жителям села дедов портрет и «его» бабочку…

бабочка2

Сразу после Колумбии Виктор приехал в село Яблочное — почтить память деда.

Виктор торопился навестить Новокузнецк, откуда он скоро снова рванет в Южную Америку – в экспедицию. Снова – в Колумбию, где опасно, где стреляют, но именно там он в прошлый раз поймал и подержал в руках самую большую бабочку Земли – Thysania Agrippina (Совку агриппину). Возможно, даже стал человеком, которому попалась самая большая агриппина в мире! С размахом крыльев 35 сантиметров – против предыдущих находок других ученых с размахом крыльев 31 сантиметр. И не исключено, что везучий Синяев снова открыл новый вид…
А дальше его уже «зовут» бабочки Венесуэлы. И мечта найти первую бабочку… Антарктиды. И, конечно, он еще не раз вернется в Эквадор, где тихими ночами мирно парят бабочки деда…
Лариса МАКСИМЕНКО.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс