Соцсети:

Колесо Победы

29 апреля 2015 | Лариса Максименко
Шофер Александр Карасев (слева) и бывшая машина Геббельса, Германия, 1945 год.

Шофер Александр Карасев (слева) и бывшая машина Геббельса, Германия, 1945 год.

Сенсационный факт конца Великой Отечественной войны: последними капитулировали личные автомобили Гитлера и Геббельса, «сдавшись в плен» двум шоферам… из Кузбасса!

Дочь новокузнецкого фронтовика Александра Ильича Карасева, решив, что 70 лет
– предел любой семейной тайне, рассказала «Кузбассу» правду об отце:
– Он в конце войны служил на автомобиле Геббельса. А друг папин – на машине Гитлера…
…Наверняка именно эти два бронированных авто руководства Третьего рейха, самые надменные, не раз «слышавшие» в пути от хозяев о мировом господстве нацистской Германии, о том, что все другие народы – рабы или пепел, должны были прошелестеть шинами по «варварской» русской брусчатке на параде захватчиков у Кремля.
Но вышло наоборот. Не покорившиеся русские, татары, белорусы, шорцы и другие народы Красной Армии взяли Берлин. И личные авто Гитлера, Геббельса, уцелев под бомбами и залпами «катюш», пережив своих сумасшедших пассажиров №1 и 2, попали в руки «варваров»… Раня шины о раскуроченные последними днями войны дороги Германии, они впервые слушались советского сапога… Русского мата… И крепких рук, сроду не знавших белых перчаток, зато круто, с болью и стоном все-таки остановивших, развернувших машину Истории, раздавивших фашизм…

 

Конь

– На войну папа ушел в 1942-м, – объясняет дочка Карасева Ирина. – Но попал он не в водители, а в кавалерию. Причем кони новобранцам достались из новой партии – дикие, не объезженные, с Монголии.
…С лошадьми Саша Карасев из Сталинска, с завокзальной, деревенской части города, обращаться умел. Даже самых своенравных, злых не боялся. Потому и хорошим кавалеристом стал.
– Но в бою на реке Сошь папу ранило. Правда, в госпитале к нему пришли и две хороших вести. Во-первых, его представили к ордену Красной Звезды. Во-вторых, вышло постановление о том, чтоб бойцов «применять» согласно довоенным профессиям. А то ведь бывало: пастух воевал танкистом, тракторист – в обозе…
И Сашу перевели в автобат, подвозить снаряды к артиллерии. Он был рад, поскольку в машины влюбился еще подростком, с тех пор, как забрали по «политической» статье, расстреляли (позже амнистировали) отца, и Саша стал маме опорой, устроившись работать кочегаром на хлебозавод и после смены пропадая в гараже. А вырос – окончил курсы, получил водительские права перед самой Великой Отечественной…
– И посреди войны сменил коня на машину «ЗИС», на ней и «дошел» до Берлина… Он был везучим шофером: сколько раз от преследовавших немецких самолетов с машиной и грузом «уходил»…
Видно, он был настолько хорошим, что его заметили. И когда в конце апреля 1945-го наши в Берлине захватили гараж с автомобилем Геббельса, шофером к нему назначили именно Карасёва…
А вскоре машину Геббельса, второго после Гитлера человека в Германии, передали вместе с шофером Карасевым маршалу артиллерии Казакову, «богу войны»…
– Он так и рассказывал: «Меня подарили…» – смеются дочь Ирина и вдова Анна Михайловна, и в их глазах, голосах, руках, поправляющих ордена и медали на «выходном» пиджаке уже умершего фронтовика, такая любовь и нежная память…

Шура и Андрик

…Если б машины могли говорить (а в их железные души и преданность хозяева верят во все времена), то, встретившись в конце апреля 1945-го, дрожа от желания умчаться из горящего Берлина, эти два советских трофея – черный автомобиль Геббельса и светлый парадный, со снимающимся верхом, лимузин Гитлера – спросили бы первым делом:
– Как твои? Живы?
Ведь предпоследний рейс обеих был – к бункеру. Одна машина отвезла туда фюрера с Евой Браун 22 апреля. Другая – Геббельса (главного пропагандиста, автора последнего приказа берлинцам – живыми русским не сдаваться) с женой и шестью детьми в тот же день.
Гитлер с женой решились на самоубийство 29-го. Геббельс без него «правил» сутки. И, отказавшись от предложения: Германии – капитулировать, 1 мая лично стер с лица Земли весь свой род. Отравил всех своих детей, а потом раскусил с женой капсулы с ядом.
А вот их автомобили довели за них войну до честной точки! Ведь, судя по воспоминаниям Карасевых, добирались наши главные военные к месту принятия акта о капитуляции именно на элитных трофейных машинах. Взятых уже из автопарка (из шести единиц техники) маршала Казакова, куда попали авто и Геббельса (с шофером Карасевым), и Гитлера (с шофером Андреем Герасимовым).
– Саша вез Казакова. Тот молчал всю дорогу. Как рассказывали, молчал в другой машине и Жуков, – вспоминает вдова. – Переживали: вдруг что пойдет не так, и может начаться Третья мировая. Ведь уж была стычка, Саша тоже был ее участником. При встрече русских и американских войск «союзники» почему-то не остановились, пошли в бой. И тогда нашим пришлось ответить, гнать их 40 километров. Пока американцы не сказали, что, мол, они ошиблись, приняли русских за немцев…
Кстати, в воспоминаниях жены маршала Казакова упоминается, что при подписании акта о капитуляции Германии был весь штаб 1-го Белорусского фронта: Малинин, Казаков и другие. И все они действительно были напряженными, как перед броском. А как всё свершилось – Победа! – то поехали кататься по Берлину. Приехали к рейхстагу… Кто не успел раньше – расписались на колоннах.
Водители Карасев и Герасимов поднялись тогда тоже, проверили свои росписи, поставленные раньше:
– Я из Сталинска. Карасев.
– Андрей Герасимов. Сталинск.
И удивились:
– Земляки?! Я на Болотной живу.
– А я в Митином логу…
– Я в кавалерии начинал…
– А я войну – в Сталинграде…
Так началась их дружба…
А вернувшись в гараж Казакова, в пригород Берлина Бабельсберг, водители отметили праздник. Крепкий чай из термоса, яйца вкрутую; а еще большие часы, вынесенные в сад, стрелки которых начали отмерять время Победы, – таким был праздничный стол…

Враг-друг

После Победы Казакова оставили в Берлине – командующим Группы советских войск. Его шоферов Карасева и Герасимова – при нем. Они демобилизовались лишь в апреле 1947-го. И, уезжая, оставили после себя уже укрощенных «коней».
И дело не в том, что простому шоферу из Сибири пришлось освоить сложный «мерседес» Геббельса (подаренный ему, пережившему покушение, самим Гитлером на Рождество). Разобрался, руки были золотыми. Просто эта «элитная» техника порой капризничала. И переживания, связанные с нею на службе у «бати», шоферы запомнили на всю жизнь.
– И все-таки и папе, и Андрею Семеновичу машины подчинились. На выезде – работали без ЧП, а всё остальное время они с ними возились, холили, – рассказывает Ирина. – И когда перед демобилизацией папа вез Казакова и попал в опасную ситуацию, то уже… машина помогла ему! Стала другом… Он торопился, на железнодорожном переезде проскочил под закрывавшимся шлагбаумом и чуть не попал под поезд, застряв. Но он, водитель, и машина тогда стали одним целым. На одном рывке вырвались…
…А годы спустя, уж перед пенсией, новокузнецкий шофер Карасев, 40 лет отработав за рулем без аварий, выехав утром в рейс на большой машине с прицепом, попал в такую же ситуацию. И добрым словом вспомнил машину Геббельса, пережитый с нею урок… Вышло так, что дежурная не закрыла шлагбаум, и машина Карасева, проезжая рельсы, получила удар от пятившегося, не заметного в сильном тумане локомотива. И тогда рывком Карасев выбросил машину с путей…
…9 мая родные Александра Карасева помянут и его самого, умершего в 1987-м, и друга Андрея Герасимова, умершего пятью годами позже, не оставившего потомков… И машины Гитлера, Геббельса (особенно ее, с самой мощной в Германии сиреной)… Вспомнят и коробочку от зубной пасты, в которой Карасев привез из Германии самое дорогое – ниппели для колес. И шарф для будущей незнакомой невесты. И куклу для будущей дочки Иры… Это были мечты Победы. И они сбылись!

Лариса Максименко.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс