«Детские» долги

23 апреля 2015 | Елена Щербакова

Более 16 тысяч человек в Кузбассе задолжали по алиментам суммы свыше
100 тысяч рублей. Почему они накапливают такие долги?

Уважительная причина?

Принято думать, что типичный отец-алиментщик — это либо опустившийся пьяница, либо этакий казанова, привыкший не думать о последствиях своих романов. Но это не так, уверяют специалисты. Кемеровчанин Игорь Д., к примеру, работает в офисе, ездит на иномарке. Приятный молодой человек с хорошей репутацией в трудовом коллективе. Коллегам и в голову бы не пришло, что их талантливый сотрудник является злостным должником по алиментам. И для всех было шоком, когда в офис компании нагрянули судебные приставы для взыскания долга с Игоря в связи с открытием на него исполнительного производства.
— Да, я не плачу алименты, потому что на это есть серьезная причина, — поясняет Игорь. — Я вовсе не отказываюсь от своего ребенка, но я отказываюсь платить бывшей жене. Потому что эти деньги она потратит даже не на себя, а на своего сожителя. Готова исполнить любое его желание!
— Почему вы считаете, что алименты не доходят до вашего ребенка?
Судя по ответу, Игорь действительно знает, о чем говорит. Он общается с дочерью и в курсе, что та давно мечтает о «велике», как у других ребят. Но мама копит на машину-мечту своего сожителя, а «детские капризы» удовлетворять не собирается.
У Игоря есть друг Кирилл, тоже из «белых воротничков», и тоже расставшийся с первой женой. Правда, он навещает сына, алименты выплачивает. Но и Кирилл тоже недоумевает, почему он должен платить алименты именно своей жене, а не напрямую покупать ребенку то, что ему хочется. Кирилл рассуждает так: «Я сына в кафе водил, мороженое покупал. Это ведь тоже деньги. Почему бы их не засчитать в счет алиментов?»
Резон в таких рассуждениях есть, считает Дмитрий Кислицын, уполномоченный по правам ребенка Кемеровской области. Ему не раз доводилось беседовать с отцами, готовыми покупать детям от первого брака не только мороженое и чипсы, но и дорогие вещи. Обувь, одежду к школе, спортивное снаряжение – мечту многих мальчишек. И Дмитрий Владимирович склоняется к тому, что в российское законодательство пора вносить изменения. Ведь если хотя бы часть денег шла непосредственно ребенку, мужчины, ведущие нормальный образ жизни, более охотно выполняли бы свой родительский долг. И никаким судебным приставам не пришлось бы их искать, шокируя своим появлением трудовой коллектив.
В этой связи Дмитрий Кислицын готов выйти с разными инициативами. В частности, предлагает применять в отношении получателей алиментов ту практику письменных отчетов по использованию средств на ребенка, которая сейчас существует в отношении приемных семей. То есть перечислили маме деньги на сына — пусть отчитается (по чекам), как она их истратила. Это было бы более честно и по отношению к плательщику алиментов, и по отношению к ребенку.
Есть и другой вариант: пусть у пап (по согласию сторон, конечно) будет альтернатива деньгам – натуроплата. К примеру, при подготовке ребенка к школе отец купил ему форму, обувь, канцтовары. И это будет считаться выплатой.
А часть отцов предпочла бы и третий вариант: добиться судебного решения о перечислении алиментов на сберкнижку своего ребенка. Пожелания об этом Дмитрию Кислицыну тоже высказывались неоднократно.
Все эти предложения стали предметом обсуждения за «круглым столом», прошедшем в Управлении Федеральной службы судебных приставов России по Кемеровской области. Участники разговора посчитали их вполне дельными и требующими рассмотрения среди законотворцев.

Метод кнута

Дмитрия Кислицына дополнили другие участники «круглого стола». Они отметили, что в отношении алиментщиков-должников на законодательном уровне должен быть выработан метод и пряника, и кнута. В зависимости от причин уклонения от уплаты алиментов. Ведь за последние годы в нашем обществе сформировался целый слой не просто «уклонистов», а настоящих мошенников. Они якобы устраиваются на работу, извещают об этом судебных приставов. Последние направляют документы на удержание части их заработка, но никакого удержания не происходит. А при разбирательстве выясняется, что алиментщик Иванов здесь сроду не работал или за то время, пока приставы его «догоняли», шустрый папаша успел перейти на другое место. И когда должника все-таки находят, выясняется, что тот вполне состоятельный человек, живет в роскошной квартире…
Поэтому на «круглом столе» была высказана такая идея – об использовании доли жилья папы-алиментщика. По федеральному закону нельзя проводить взыскание по долгам в виде ареста квартиры или дома, если это жилье у должника единственное. Но этот закон, считает Екатерина Щербакова, начальник отдела организации работы по реализации имущества должников УФССП, требует доработки. Если должник живет в элитной квартире с огромными излишками жилплощади, почему бы его не принудить поделиться этими излишками?
Впрочем, это касается всех долгов, не только по алиментам. Зашли как-то к одному папаше в коттедж площадью 460 «квадратов». Весь дом – в статуях, а хозяин должен за коммунальные услуги 200 тысяч рублей. Почему бы не оставить такому хозяину две комнаты вместо пяти, а остальную жилплощадь превратить в «коммуналку»? Вопрос об отчуждении излишков жилья у должников сейчас прорабатывается на федеральном уровне, подчеркнула Екатерина Щербакова.

Должник поневоле

Нельзя забывать, что есть и объективные причины неуплаты алиментов. Не все отцы состоятельные, бывает, что и рады бы содержать своего ребенка, да не могут.
Судебные приставы привели такой факт: на конец 2014 года в розыске находилось 3378 алиментщиков. При этом участники разговора понимали, что далеко не все должники сознательно прячутся от приставов-исполнителей. Они просто неплатежеспособны! Ежегодно закрывается часть предприятий, людей увольняют, и судебным приставам приходится действовать незамедлительно, выискивая среди увольняемых разведенных пап. Ведь чуть промедлишь — и долг у них начнет расти, усугубляя и без того непростое финансовое положение человека. Да и моральное тоже. В такой ситуации часть должников, увы, находит «выход» в алкоголе…
К сожалению, массовый возврат исполнительных документов по причине закрытия производств фиксируется нередко. Так, сразу 90 производств вернулось из Междуреченска. А были еще и из Белова, Прокопьевска, Киселевска.

Реальные потребности неизвестны

Обычно мамы жалуются, что так много всего ребенку надо. Но отцы, даже вполне ответственные за свое дитя, часто не понимают реальных детских нужд. Для мужчин такая наука, как семейная бухгалтерия, непостижима.
Судебным приставам часто приходится слышать такие рассуждения: «Я сына в парк на аттракционы водил, книжки с тетрадками покупал – разве это не есть мой вклад в воспитание и содержание?» Есть, конечно, вклад. Но очень скромный. И когда на суде отцу ребенка начинают перечислять расходы на самое необходимое для сына или дочки и цены на всё это, папы оказываются в шоке. Многие начинают понимать, что даже алиментов мало, чтобы сын или дочь чувствовали себя не обделенными родительским вниманием…
Елена ЩЕРБАКОВА.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс