Соцсети:

Дикие и беззащитные

7 апреля 2015 | Газета «Кузбасс»

птица
Специалисты считают, что в условиях глобального вторжения человека
в окружающее пространство мы должны спасать не только тех, кого приручили, но и диких животных.

Сохранение генофонда

Уже не в первый раз в нашем регионе учеными поднимается вопрос содержания диких животных в искусственных условиях, то есть сохранения генофонда фауны. У биологов для этих целей есть ботанический сад, зоологи же не имеют такой базы – вопрос о создании в столице Кузбасса зоопарка много лет остается открытым.

При этом каждый год в разные биокружки, областную и городскую станции юных натуралистов, музей-заповедник «Томская писаница» приносят десятки пострадавших диких животных — птиц с поломанными крыльями, подранков, зверьков, попавших в неприятности. Бывают и экзотические животные: сбежавшие из частного террариума или оказавшиеся в непривычных сибирских условиях после расформирования очередного зверинца.

Николай-СкалонЭта зима, например, была «богата» на раненых сов. В помощи человека нуждалось десятка два этих птиц — и обессилевших от голода, и заклеванных до полусмерти воронами, и сломавших крылья. А ещё в последнее время участились случаи, когда совы и другие птицы – свиристели, дрозды — врезаются в огромные окна высотных зданий…

— Мы на кафедре этих животных принимаем, пытаемся оказать помощь и думаем, что делать дальше, — говорит профессор Николай Скалон, заведующий кафедрой зоологии и экологии КемГУ. — Не оставляем мысль для реабилитации подранков развить наш центр помощи диким животным.

Во многих регионах есть зоопарки, куда можно таких животных пристроить, есть лечебницы, а у нас ничего такого нет. Идея сделать у нас зоопарк, к сожалению, не реализовалась. Хотя, конечно, на Танае создан небольшой зоопарк, в «Томской писанице», при заповеднике «Кузнецкий Алатау». Сейчас прорабатывается идея сделать нечто подобное в Шерегеше на базе национального парка.

Но это не отменяет необходимости создания центра помощи диким животным в Кемерове. Они нуждаются в помощи не меньше, чем домашние. И даже больше: если домашних ещё как-то можно устраивать в хорошие руки, то дикие требуют специального подхода. Сову или лисицу в обычной квартире держать проблематично. В общем, сегодня у нас при кафедре живет около сотни самых разных животных. Кого можно вернуть в природу, мы возвращаем, кого нельзя – связываемся с питомниками в Москве, Новосибирске, Иркутске, отправляем животных туда.

Только за эту зиму Николай Васильевич с помощниками вылечили и потом выпустили на волю двух длиннохвостых и одну бородатую неясыть. Отправили полярную сову в московский центр, получили одну разведенную в неволе сову-сипуху. Приняли от МЧС коралловую змею, явно уползшую из частного террариума, и готовы вернуть её хозяину, но он так и не объявился. «Приютили» двух крыланов, нильских летучих собак…

Краснокнижные реалии

Существует ещё и проблема с редкими животными, причем проблема эта на уровне законодательства. Дело в том, что охраняемую законом зверушку нельзя содержать в коллекции без специального разрешения, выданного федеральными органами. Такой вот парадокс: можно взять лопату и прибить сколько угодно, например, краснокнижных бурых ушанов (летучих мышей). Вероятность того, что госинспектор это увидит, ничтожно мала.

Но содержать одну такую мышку в клетке, чтобы помочь ей заживить крыло, — это карается штрафом. Наши ученые даже поднимали вопрос разработки местного закона по этой проблеме на уровне общественной палаты области. Но пока ничего не изменилось.

— Нам приносят краснокнижное животное с переломанными крыльями, а мы его по закону взять не можем, — объясняет Николай Васильевич. — Чтобы держать живые коллекции, нужно иметь законодательство, разрешающее это делать и объясняющее, в каком количестве и кому. Приносят мне подранка полярной совы, которая занесена в Красную книгу. Мы делаем ей операцию, восстанавливаем способность к полету, но она все равно уже не может нормально охотиться. А питомника у нас нет. Так что, взять и выкинуть ее на улицу? Тогда мы будем перед законом чисты. Если же мы оставляем ее у себя, получается, что мы – нарушители, хотя спасаем животное.

И мы не одни в такой ситуации находимся, чтобы убедиться в этом, достаточно пройтись по всем живым уголкам города. Допустим, в этот раз полярную сову мы отправили в новосибирский питомник. Другую сову отправили в Москву. А что потом?

Неестественный отбор

Человек все больше расширяет свое воздействие на природу. Выживание братьев наших меньших уже переходит границы естественного отбора. Мы строим конструкции, которые в природе не были предусмотрены, ставим препятствия, которые органы чувств животных не улавливают. Тесним их, прокладывая все более обширную сеть дорог. За сотни тысяч лет эволюции животные приспосабливались к одним условиям выживания, мы же стремительно создаем им другие и тем самым ставим целые виды перед угрозой полного уничтожения.

— Мы строим дороги – это прекрасно, нам нужны трассы, — говорит Николай Васильевич. — Но животные на них натыкаются, перейти не могут.
— Сурков не предупредили? – риторически спрашиваю я.
— Так и медведей не предупредили, — отвечает профессор. — Периодически на таких трассах происходят столкновения то с лосями, то с косулями, то с медведями. И люди могут пострадать, и животные. Поэтому нужно где-то делать для животных переходы, а где-то и лечебницы помощи.Ученые предсказывают, что количество таких животных-калек, страдающих от антропогенного воздействия, будет только увеличиваться.

Вольеры для «Антошки»

Идея Скалона создать полноценный центр помощи диким животным на базе КемГУ оказалась сложно реализуемой. Хотя ученый уверен, что это не только необходимо для работы студентов-зоологов, но и положительно повлияло бы на международный имидж нашего университета.

Сегодня идея находится на стадии переговоров с руководством парка «Антошка», где уже живут местные белки. Вопрос стоимости двух вольеров для птиц – 100 тысяч рублей. Хотя у руководства «Антошки» тоже есть некоторые опасения: какова будет реакция разных структур? И ещё одна проблема, довольно неожиданная. Есть вероятность того, что люди будут видеть раненых животных и начнут жаловаться: «Зачем вы их мучаете?»
— Таких сердобольных людей, с одной стороны, стоит похвалить за неравнодушие, а с другой – они не очень понимают суть вопроса, — говорит Скалон. — Для животных вообще абстрактной свободы не существует. Животные в природе ограничены. Территорией других животных, хищниками. То есть в природе они не благоденствуют, у них идет постоянная борьба. Находящееся в неволе животное при хороших условиях живет примерно в три раза дольше, чем на воле…

Евгения РАЙНЕШ.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс