Соцсети:

Когда нет злых изображений

1 апреля 2015 | Газета «Кузбасс»

куклы-глина

Эти развеселые молодцы и девицы, забавные лошадки, пестрые курочки, хитрые зайчата, неуклюжие медвежата, щенки и котята излучают какую-то особенно светлую энергию. Неудивительно, что выставка глиняных игрушек в краеведческом музее райцентра Крапивинский так и называется: «Кладовая радости».

«Кажется, что эти игрушки так одарены красками, веселым настроением, светом, что им тесно в коробках, на полках мастерских, и они сами просятся к людям», — говорит коллекционер Ирина Николаева.

Школы жизни

В коллекции Ирины Владимировны, которую она собирает уже более десяти лет, около тысячи глиняных фигурок: филимоновские, дымковские, московские, ростовские, омские, забайкальские. А также наших кузбасских мастеров.
Коллекционировать народные игрушки Ирина Николаева начала, когда работала мастером производственного обучения в губернаторском профессиональном училище народных промыслов. Нравились изделия и из дерева, и из бересты, и из соломки, и из текстиля, но глиняная игрушка была как-то по-особому дорога.

Владимир, Муром, Ярославль, Суздаль, Архангельская область, Ковров… За этими и другими адресами – известные авторские школы, возрожденные народные промыслы, исконное творчество, традиции которого передаются столетиями.

В просторном зале за стеклянными витринами – только часть коллекции, собранной в поездках на региональные и российские семинары, мастер-классы, выставки. Но, рассматривая веселые компании глиняных человечков, коровушек или свистульки в виде птичек, сразу примечаешь различия школ, о которых рассказывает Ирина Владимировна.

Костромскую игрушку, например, можно узнать по ярким мазкам глазури на темной глине – они словно капли щедрой радуги. Изделия ковровских мастеров словно сошли со страниц детской книги – они будто нарисованы кистью художника. Филимоновская игрушка приятна глазу своими веселыми красками, а дымковская не знает чередования полутонов и незаметных цветовых переходов.

Основными мотивами ярких дымковских игрушек и сегодня остаются кони, барыни, петухи, а также групповые композиции. Кроме того, примета этой школы – добрая ирония. Потому-то медвежонок, например, играет на балалайке, а козлик наряжен в яркие шаровары.

Богатство подручного средства

Отличаются игрушки и цветом глины. Дымковская, к примеру, делается из белой, характерной для тех мест, где зародилось (более 400 лет назад в слободе Дымково неподалеку от Вятки) это направление. Ростовская игрушка черного цвета, потому что при ее изготовлении используется особый способ дымления. Секреты этой школы, кстати, восстановили в монастыре всего лет десять назад, а вообще она очень древняя, и трели от ростовских свистулек удивительно заливистые. Липецкая глиняная игрушка, история которой насчитывает более двух веков, светло-песочного цвета.

А прибайкальские экспонаты (свистульки-нерпы) в коллекции Ирины Николаевой похожи на прибрежные темно-серые камешки – так природа напоминает о себе в каждой поделке.

Кузбасская игрушка, вылепленная в основном из розовой глины, после обжига приобретает кирпичный цвет, на котором любая краска хороша. Впрочем, есть в недрах нашего края и синяя, и белая глина, они тоже идут на поделки. Соответственно и палитра расширяется, и возможности для мастеров.

Расширение диапазона

мастер-глинаСреди экспонатов «Кладовой радости», представленной в крапивинском музее, работы Ирины Варгановой из поселка Шалым Таштагольского района, Ирины Гордовенко из города Тайги, Елены Бирюковой из Топок, кемеровчанки Татьяны Агеевой. Далеко за пределами Кузбасса известны изделия фирмы «Афина» (Наталья Коваленко, г. Кемерово). Ценят знатоки и глиняные игрушки члена Союза художников России Веры Сидоровой (село Глубокое), которые явно напоминают ее яркие лубочные картины.

Когда Ирина Николаева только начинала создавать свою коллекцию, приобретала, как сама признается, «всё, что попадалось под руку». Потом, когда в «кладовой» появились игрушки многих мастеров, искала дополнение к уже имеющимся изделиям или продукцию возрожденных традиционных школ.

Например, как-то купила в центре народных промыслов Костромы маленький свисток; игрушка уникальная, но невозможно было ее выставить, потому что не было к ней пары – и отдельной полочки ей не посвятишь. И вдруг через семь лет на выставке в Москве встретила того же мастера.

Приобрела у него еще несколько игрушек, и теперь может достаточно широко представлять стиль одной из костромских школ. Вот такие бывают желаемые чудеса…

Главный принцип мастерства

«Особой выделки у старинной народной игрушки мы не наблюдаем: люди ведь все время были заняты напряженной работой, а перед ярмаркой надо было быстро-быстро эту игрушку сделать. И, тем не менее, каждая игрушечка – неповторимое авторское творчество древнего или современного мастера», — отмечает Ирина Владимировна.

Сама она выросла в селе, на природе, и одно из любимых ее воспоминаний детства – то, как отец взял ее с собой на рыбалку. Запомнились и родники, и речка, и лесная тишина, а особенно — как ели уху расписными деревянными ложками. Такой ложкой есть удобно, потому что негорячо, но больше всего тогда хотелось именно рассматривать диковинное изделие с красивым узором…

«Конечно, современные мастера, которые увлекаются лепкой игрушек из глины, применяют и новые технологии — например, покрытие водоэмульсионной краской, — объясняет Ирина Владимировна. — Но главный принцип отношения человека и податливого природного материала остается прежним: игрушку оживляет только то, что мастер вкладывает в нее свое настроение и часть души. Кстати, наши русские народные промыслы характерны тем, что у них нет злых изображений».

А потому заходишь в зал, где выставлены глиняные игрушки, – и поражаешься, как они светятся красками и добром…

Надежда НИКОЛАЕВА.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним