Соцсети:

Он первым потрогал звезды

20 марта 2015 | Лариса Максименко

космос1
Наш земляк космонавт Леонов и его родные рассказали о первой прогулке в космосе, инопланетянах и о будущем.

18 марта 1965 года в половине четвертого дня по кузбасскому времени Алексей Леонов, открыв шлюз, вышел наружу – в космос. И, пристегнутый тросом к кораблю, зашагал по вечности, пролетая над родным Кузбассом.

Он был среди звезд – первый землянин – лишь 12 минут 9 секунд.
Мог погибнуть – из-за навалившихся ЧП, но обыграл свою смерть. И привез на Землю бесценную информацию о том, что человек может быть в открытом космосе. Так мальчишка из деревни Листвянка Тисульского района, выросши и став космонавтом, в 30 лет превратился в человека-легенду.

…Полвека спустя, вспоминая по просьбе «Кузбасса» тот свой первый полет на корабле «Восход-2»
(18-19 марта 1965 года в паре с командиром Павлом Беляевым), Алексей Архипович особо нажимал на итоги. На то, что именно сделали конструкторы после первого выхода человека в космос (американцы, кстати, смогли повторить «звездную прогулку» только тремя месяцами позже).
– Я испытывал первую на Земле одежду для открытого космоса, – голос 80-летнего Леонова загрохотал в телефонной трубке, сделав паузу в большом московском совещании, подтверждая свои слова «здоров», «на работе я». – Вот это было тогда самым важным.

Шаги

За 50 лет рассказов на встречах по всему миру, каково было первому шагать по космосу, Алексей Архипович всегда вспоминал и вспоминает…
О тишине необыкновенной:
– Было так тихо, что я слышал, как бьётся моё сердце.
О красоте вокруг:
– Звёзды были везде: вверху, внизу, слева и справа… Я завис в семи метрах от корабля лицом к солнцу… Солнце было неземное: яркое и очень жаркое.

космос

18 марта 1965 года. первый выход человека в открытый космос.

О возвращении:

– Войдя в шлюз, проверил входной лаз, крышку люка и убрал всё, что могло помешать плотно его закрыть… Пока Павел Иванович закрывал люк, я держал кинокамеру ногами. Вот уже остался серпик чёрного неба. Ещё секунда. Щёлкнули замки — люк закрылся… Но несколько лет назад, после того как ушел гриф секретности, Алексей Архипович начал добавлять, что же было на прогулке еще…

На восьмой минуте скафандр вдруг раздулся, руки, ноги выскочили из перчаток и обуви. А пора было сматывать трос и приближаться к кораблю да еще держать кинокамеру. И он предпринял серию нестандартных «шагов». Сбросил давление внутри скафандра чуть ли не вдвое, зная, что это почти смертельно. Но только так стало возможно добраться до шлюза. И вплыл в шлюз не ногами вперед (по инструкции), а головой, решив, это единственный шанс уцелеть, если вдруг потеряет сознание…

– Алексей Архипович, почему же случились неполадки в скафандре?
– Это были не неполадки, а рабочие моменты. На Земле невозможно проверить всё.Только опытным путем выявляются возможности этой одежды… И каждый раз (после выхода в открытый космос) ее улучшают. Так мы достигли со скафандром очень многого, у него (по сравнению с первым. – Ред.) совершенно другая конструкция, жесткая кираса… Повышена подача кислорода на вентиляцию, на дыхание. У меня было 60 литров, а сейчас 360. Плюс космонавт надевает еще и гидрокостюм, в котором циркулирует жидкость, и вода забирает излишки тепла…

Сестра

Приземление 19 марта… тоже было экстремальным. Беляев и Леонов «садили» капсулу вручную – из-за возникших проблем. И попали не в казахскую степь, а в тайгу под Пермью.
Страна на те поправки не обращала внимания – ликовала. Мир тоже.
– А мне, как узнала, что брат Лёня в открытом космосе, с сердцем плохо стало, – рассказывала кемеровчанка Раиса Архиповна Ганичева, сестра космонавта Леонова, в 2008-м, за месяц до смерти. (Это было ее последнее интервью – с нежностью, гордостью за брата и грустью, что как умрет она, последняя из девяти сестер и братьев Леоновых, Алексей останется один.) – Я помню, как
приехали за мной из обкома, повезли в поликлинику, и врачи помогли отдышаться. Потом – в самолет. Мне сказали, что космонавтов уж везут в Москву и родных тоже – для церемонии… И я, помню, сидела в самолете в ряду одна. Да всё вспоминала, когда наш Лёник маленьким был, как же тяжко мы жили…

Ему три годика было в 1937-м, мне – 17. Самое голодное время в стране, мы полгода хлеба не видели… Я в конторе в Листвянке работала, трудодни записывала. И однажды председатель мешок муки привез, «конторские» напекли тайно хлеба, мне булку тоже дали, наказав спрятать, никому не говорить… Все тогда лебеду ели… Я и побежала домой задами, огородами. А наши дома все были как раз, сидели, чай пустой пили. В окно увидели, сказали: «Лёник, вон твоя Рая идет». А я ему любимой нянькой была. Он выскочил, побежал навстречу в одной рубашке. Подбежал и спросил вдруг: «Лядя, лебя тя нету?» («Рая, хлеба у тебя нету?») Как он вообще хлеб помнил? А я ему: «Есть, Лёня!» Как он эту булку взял, как домой гордо понес… Папа хлеб взял, на всех разделил, Лёне – самый большой ломоть дал, себе – ни крошки… И тот хлеб Лёня на всю жизнь запомнил…

леонов

2009 год, село Листвянка. Леонов приехал в родную избу.

Он принес всем надежду, что жизнь скоро наладится…
– И вот летели мы в Москву, – рассказывала Раиса Архиповна, возвращаясь снова к марту 1965-го, – а рядом в салоне четыре летчика сидели. Один ко мне подсел… И рассказал по секрету, узнав, что я сестра Леонова, что они тоже участвовали в поиске космонавтов в тайге… И что даже американцы помогали, с уточнением квадрата поисков… Так я и узнала, как же намерзлись мой Лёня с командиром.

Было у них минус 21. Снег – полтора метра. Космонавты мокрые… Лёня добрался, по шею в снегу, до березки, наломал сучков. А развели они костерок, он еще командира спросил: «Ты какой кофе любишь, горячий или холодный?» Павел: «Горячий». В общем, положили тубу с кофе в костер, а она взорвалась… Потом к вечеру появился первый вертолет поисковый, пришли лесорубы – развели большой костер, согрели…

…В Москве уже мама Евдокия Минаевна, отец Архип Алексеевич, обняв Алексея, его братья, сестры, жена, его тесть с тещей всё мечтали посидеть по-семейному. Расспросить о космосе. И в том числе задать вопрос: «Страшно было за бортом?»
– Но все время с нами был кто-то из правительства… Годы спустя брат признался, что да, было страшно. Но он об этом не думал…

Лариса МАКСИМЕНКО.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс