Соцсети:

Железные люди

18 марта 2015 | Лариса Максименко

металл

 

Экспедиция нашла гигантский слиток, оказавшийся первой сталью Западной Сибири

Два поблескивающих на солнце куска металла, с четким зеркальным срезом, на днях подаренные Кемеровскому областному краеведческому музею, сразу стали сенсацией. Еще бы! Ведь эти осколки – с таежной маревой поляны, безлюдной и тихой, двести с лишним лет назад бывшей местом расположения первого в Западной Сибири «железного» завода.

Его называли Томским железоделательным. И за сменой лет, эпох, «рецептов» и оборудования, казалось, что поляна давно пуста… Что первый «железный» завод нашего края и всей Западной Сибири (у дачного хутора Томского близ Прокопьевска) исчез бесследно.
И вот я держу на ладони кусок заводской стали. Он так шершав, тяжел, горяч, этот осколок прошлого. Словно рука крепостного заводского рабочего 1771 года и рукопожатие… сквозь века.

Марш-бросок

Официальных и неофициальных экспедиций на то место было множество. Но слиток первого железоделательного завода «позволил» себя найти только… братьям-металлургам! Потому что у них свои особые отношения с металлом…

– Мне давно хотелось увидеть место рождения первой стали, – рассказывает 60-летний пенсионер-металлург Сергей Горелько из Новокузнецка. Организуя свою экспедицию, он прочитал немало научных трудов о заводе. И, считая, что готов «съездить в прошлое на экскурсию», еще не знал, как сильно и навсегда оно зацепит…

…С первых же минут, как машина экспедиции, с трудом пробив бездорожье, вышла к селу Томскому, от которого осталось всего два-три домика, и местный «старейшина» в ответ на вопрос: «Где был завод?» — махнул рукой в сторону заросшего прудика, металлурги потеряли покой.

Они легко увидели, где в тайге, давно затянувшей рану от первых заводских лесоповалов, должны были быть поставлены первые цеха. С привязкой к дорогам для подвозимой руды и к пруду. То ж было время ДО электричества, царство водяного колеса да древесного угля…

А потом, сделав обход невидимого завода и удивившись, как же одинаково «заточены мозги» у всех «технарей» во все века («Мы бы построили завод в тех технических условиях именно там же!»), экспедиция скоро определилась, где искать.

– Прикинув, где мог стоять цех по выплавке стали, начали прочесывать место металлоискателем, – поясняет Горелько. – А как на шкале сработало, что под ногами железо, стали копать.

Убрав слой травы и корней, роя землю дальше, металлурги с каждой ладонью шалели от удачи. Под ними постепенно показывался, рос и рос в размерах огромный слиток…

Слиток

– Отрытый нами кусок металла оказался толщиной 30 сантиметров, в длину он один метр 80 сантиметров, в ширину – во! – пенсионер-металлург Горелько разводит руки и замирает с гордостью, как рыбак, показывающий размеры большой щуки. – А вес слитка, как мы, трое сильных мужиков, попробовав сдвинуть, прикинули, тонн семь.

ГорелькоСлиток, как они ни пытались, не приподнялся ни на сантиметр.

– А ведь в 1771-м, когда открыли этот завод, или в 1864-1869 годах, когда его закрывали и всё с завода увозили и когда могли забыть из-за русского «авось» в земле один из слитков, никакой механизации не было! Да, возить тяжести помогали лошади. Но ворочать, поднимать – это ж всё делали сами рабочие! Какую ж силу они имели?! Как быстро изнашивались от такого надрыва?! Как быстро калечились, гибли, работая на домне без защиты легких и глаз, – перечисляет Сергей Иванович. – И ведь на первом заводе работали не только взрослые, но даже шестилетние мальцы… Их, сонных, матери к утренней смене на завод приносили…

Поставив палатку в незримом цехе, члены экспедиции всю ночь у костра, под красной луной, проговорили о первых металлургах.

Проносились тени. Шумела тайга, выросшая на костях. И было странное чувство, что ты не один. И что завод «отдал» свой исторический слиток прапра…внукам первых рабочих не случайно…

Напомним, что в XVIII веке первые в Западной Сибири заводы принадлежали Демидову и были построены на Алтае рядом с первыми рудниками. То была погоня за медью, золотом, серебром. И алтайские заводы были медно- и сереброплавильными.

Разведка руд тогда набирала темп. Растущее богатство Демидова стало по-царски большим. И императорская семья алтайские заводы, рудники отобрала. Заодно подсчитав, что во-зить сюда с Урала чугун, железо, сталь для обеспечения работы рудников дорого.

Так и был дан приказ, так и вырос первый «железный» завод Западной Сибири на реке Томь-Чумыш, названный Томским. Ведь рядом было найдено много железных руд, и оттуда, рекой и трактом, до заводского Алтая было всего лишь 165 верст…

А исчерпал резервы Томский завод, почти век снабжавший нашу часть Сибири ломами, гвоздями и прочим, — все его заказы перешли к следующему построенному заводу, Гурьевскому.

– Добровольных рабочих у первого «железного» завода – Томского – не было. Принудительный набор – мужчин, парней, подростков, мальчиков – вели по селам. И был он, по сути, пожизненным, был тяжелее солдатской службы или 25-летней каторги, – поясняет Сергей Горелько. – Рабочий работал до тех пор, пока не становился инвалидом. И даже после этого его не отпускали, переводили на работу по силам. Так и вкалывал на заводе до смерти…

И так закалялась сталь… первых рабочих душ. Так родились заводские братство, мужество, честь, доставшиеся в наследство Кузбассу.

Вот почему экспедиция старых металлургов из XXI века, переночевав на месте бывшего первого «железного» завода, с восходом солнца поклонилась святому рабочему месту, отбила кусок слитка и увезла в химическую лабораторию родного КМК на анализ.

– В предполагаемых результатах мы не сомневались, – говорит Горелько. – Анализ показал, сколько в слитке углерода, кремния, марганца, фосфора, серы, хрома, никеля, меди… Совсем другой состав, чем в известных нам ГОСТах. Я же много лет отработал диспетчером в цехе КМК. И современный металл по составу наизусть знаю…

Два осколка от гигантского слитка, залитого еще жидким заводскими рабочими в земляную нишу и откопанного два века спустя, экспедиция передала в музей. И готова помочь слитку тоже уехать, занять свое место в истории Кузбасса: указать, где он лежит, ждет своего часа…

Лариса Максименко.

КСТАТИ

В поисках главное – точность и честность

Сергей Горелько занимался и загадкой… лох-несского чудовища!

Хоть Сергей Иванович по профессии металлург, но по духу он – романтик-бродяга. Объехал с товарищами на машинах Сибирь, Горный Алтай. Был в пустынях Монголии. Бывал за границей и в качестве «организованного» туриста. И раз, оказавшись с тургруппой в Шотландии, «сорвался»… Его, единственного из группы говорившего по-английски, приметил один из гидов, изучавший русский язык. И отправил в отель своего отца – с приглашением. Так сибиряка позвали пожить в шотландском доме несколько дней – для практики языка. Сергей Иванович согласился. Еще и потому, что ему предложили поездку по озерам.

– Тайна лохнесского чудовища меня давно притягивала, – вспоминает Сергей Горелько. Ведь начавшийся с 1930-х ажиотаж по поводу водяного динозавра, якобы дожившего до современности, не стихает уже много десятилетий.
– С шотландской семьей приехал на озеро Лох-Несс, переночевали на берегу, – продолжает металлург. – Я ждал, но динозавр не появился. Ни всплеска среди ночи, ни силуэта над водой. Наутро спутники сказали: жаль, Несси наша не показалась… Добавив при расставании честно, что их ученые уже давно проверили дно озера спецприборами. И нет на дне пустот, пещер, трещин, куда могло бы прятаться такое огромное животное. Так что лох-несское чудовище наверняка миф… Что ж, я приборам верю, потому что и сам на сибирской рыбалке видел с их помощью дно и движение объектов (рыб) даже на большой глубине.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним