Соцсети:

Посевная в окошке

17 марта 2015 | Игорь Алехин

посевнаяКакие проблемы видны за полтора месяца до выхода в поле?

В Сибири зима пока еще не очень злится, что прошла ее пора, а в европейской части России начал раскручиваться маховик ярового сева. К примеру, в Ростовской области к середине марта уже сеяли горох, ячмень и овес.
В Кузбассе посевная обычно начинается в начале мая, но уже сейчас подготовка к ней идет полным ходом, и можно говорить о тенденциях и сложностях, с которыми предстоит столкнуться аграриям.

Начнем с общероссийских данных.
На посевную-2015 нужно от 180 до 301 миллиарда рублей, в том числе привлеченных – 174 миллиарда. Цифры эти озвучили на февральском заседании комитета по аграрным вопросам Госдумы Геннадий Кулик, в далеком прошлом – министр сельского хозяйства страны, и директор департамента растение-водства Минсельхоза Пётр Чекмарев. По подсчетам экспертов, к прошлому году посевная подорожала в полтора раза в рублевом исчислении за счет роста цен на семена, минеральные удобрения, средства защиты от вредителей, запасные части для сельхозтехники и другие материалы, в которых прямо или косвенно присутствует долларовая составляющая. Не выросли только зарплаты людей, занятых на посевной.
Прошлогодняя посевная в Кузбассе специалистами оценивалась в два миллиарда рублей. Нынче, по предварительным данным, расходы вряд ли увеличатся. Но не за счет сохранения прошлогодних цен, а из-за урезания и сокращения расходов.

Напомним схему, по которой в прежние годы проводился сев.

И в стране, и в области посевные работы обычно ведутся на заемные средства. Взял в долг, вырастил урожай, убрал его, продал, рассчитался с долгами. Но в 2012 году привычная схема разрушилась. Тогда с кузбасских полей было убрано всего 580 тысяч тонн зерна – в два-три раза меньше, чем обычно. Как итог – проблемы с рентабельностью сельхозпредприятий, доступностью кредитов, кормами для животноводства, семенами.

Резко упавшие объемы агропроизводства затруднили обслуживание ранее полученных кредитных ресурсов. Пролонгация кредитов, низкая доходность бизнеса, отсутствие залоговой базы фактически лишили аграриев возможности получать новые кредиты. Всего за два года кредиторская задолженность агрокомплекса области выросла вдвое, до восьми миллиардов рублей. Де-факто Кузбасс с 2013 года, за редчайшим исключением, проводит посевную на собственные средства, не имея доступа к кредитным линиям. Нынче ситуация даже осложнилась…

«Кузбасс» допросил с пристрастием трех руководителей кузбасских хозяйств: некрупного фермера, крепкого фермера-«середнячка» с посевным клином около четырех тысяч гектаров и лидера одного из крупнейших в области многопрофильных агропредприятий. У всей троицы – приличные урожаи, животноводство, стабильные коллективы, не худшая техника, длительный опыт успешной деятельности на земле.

Некрупный фермер, по его словам, в прежние годы по весне тратил на гектар около тысячи рублей, итого миллион на тысячу гектаров. Нынче его расходы на солярку возросли с 200-250 тысяч рублей до трехсот тысяч с лишним; на ядохимикаты – почти вдвое, до 450 рублей на гектар; в полтора-два раза стали дороже запчасти. Если в прежние годы фермер вносил до 70 килограммов удобрений на поля, занятые пшеницей (четверть обрабатываемых площадей), то теперь рассчитывает только на естественное плодородие. Если, говорит, не удастся найти полтора миллиона рублей, будет вынужден оставить незасеянной часть земли, сократить количество удобрений и химобработок…

«Середняк» считает, что посевная обойдется ему как минимум в полтора раза дороже. Приводит примеры: белорусский коленвал до нового года стоил 14 тысяч рублей, сейчас – 29 тысяч. Стоимость химпрополки выросла вдвое. Горюче-смазочные материалы – с 30 рублей до 37 за литр. На 40% подорожали ростовские комбайны. Уверен, что экономить его коллеги начнут на обновлении семян (что не лучшим образом скажется на урожайности), на химобработках (соответственно поля зарастут овсюгом и прочим «гербарием»), на черных парах с минимальным количеством механических обработок (это сократит посевные площади под зерновыми и соответственно вес «кузбасского каравая»). Признался, что впервые за последние годы и сам планирует оставить под парами 700 гектаров.

В прежние годы он гордился своими урожаями, уверяя: «Знаю, что полю нужно, и делаю всё, чтобы посеять красиво, а не для того, чтобы отчитаться, что посеял». Сейчас просчитывает, на чем сократить посевные расходы и как минимизировать негатив, который за этим неизбежно последует.

Зерно прошлогоднего урожая он, как и первый фермер, продал за бесценок. Знал, что к весне оно вырастет в цене, но нужны были деньги, чтобы рассчитываться по кредитам и налогам…
Третий допрашиваемый просчитал для посевной-2015 полуторное увеличение затрат на центнер продукции при жестокой минимизации, как и первые двое, расходов. Минимум удобрений, рассчитанных по базовой урожайности в 25 центнеров с гектара для зерновых и 15 центнеров с гектара для рапса. Отказ от 10-15-процентного сортообновления, требования современного земледелия. Минимум гербицидов и отказ до лучших времен от фунгицидов и сектицидов. Двойное увеличение полей под парами. Отказ от продолжения техперевооружения…

Хотелось бы ошибаться, но, получается, из-за роста стоимости посевной в отсутствие достаточных средств агроКузбасс может пойти по пути ухудшения обработки земли и снижения посевных площадей…

Один из немногих моментов, сохранивший стабильность к весне-2015, – господдержка. Так, уже в феврале в Кузбасс поступило 169,1 миллиона рублей на оказание несвязной поддержки сельхозтоваропроизводителям в области растениеводства, которые были перечислены аграриям вместе с 13,7 миллиона областных рублей. Правда, эти деньги и раньше казались не очень великими в сравнении с помощью, получаемой полеводами в европейских странах, а теперь, с ростом евро и доллара по отношению к рублю и курсом на продовольственную безопасность России, требующим резкого увеличения вложений, их значение все более нивелируется…

В завершение – зернышко российского опыта по поиску денег на посевную. «Мы понимаем, что сегодня есть некоторые предприятия, которые не могут брать кредит напрямую из-за существующей задолженности, — делится со СМИ министр сельского хозяйства Нижегородской области Алексей Морозов. – Мы выработали линию работы с закупочными организациями – это хлебопеки, это зерноперерабатывающие предприятия, есть группа крупных компаний, которые готовы предоставить сельхозпроизводителям горюче-смазочные материалы, семена, удобрения или финансовые ресурсы, но в счет такого товарного или денежного кредита их партнеры должны будут осенью поставить законтрактованный объем зерна»…

Наверняка и какая-то подобная, и иные схемы смягчения агропроблем в кризисные времена есть и в Кузбассе, и они будут озвучены на областном совещании, которое пройдет послезавтра. «Кузбасс» примет в нем участие и расскажет читателям об услышанном.

Игорь АЛЁХИН.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним