Соцсети:

Будущие снегобаны

10 марта 2015 | Газета «Кузбасс»

Снегоход

Одно из перспективных туристических направлений, о котором все чаще говорят  в Горной Шории, это снегоходный туризм. Несмотря на то, что пока он востребован не в той мере, в какой бы мог, будущее у него есть, считают специалисты.

Разработанные маршруты

Вообще-то идея развить для туристов экстремальные экскурсии по труднодоступным летом живописнейшим местам Горной Шории существует уже не первый год. Совершенно логично связать горнолыжный Шерегеш с его развитой инфраструктурой туристического бизнеса и наличием уютных отелей с другими, не доступными пока массовому туризму уголками Горной Шории. Так, в 2009 году был разработан и принят первый в Российской Федерации региональный закон «О развитии снегоходного туризма в Кемеровской области».

— Сегодня в Шерегеше, в зоне горы, — говорит Николай Шатилов, один из первых «зачинателей» развития горнолыжного Шерегеша, ныне — депутат Госдумы от партии «Единая Россия», — существует около сотни гостиниц, которые в зимний сезон заполняются практически полностью. Сейчас все гости «тусуются» вокруг Зеленой, на фоне этого  возникают противоречия между горнолыжниками и снегоходчиками. Одни мешают другим, и это просто опасно. Кроме этого, не все же все время катаются, гости должны чем-то заниматься, кроме лыж. А снегоходные маршруты дают много вариантов проведения досуга. Это и экотуризм, и путешествие по интереснейшим пещерам, которых у нас много, и поездки в места, где драги моют золото, и в старообрядческие поселения – у нас больше десятка таких деревень.  Простор для разработок снегоходных маршрутов у нас неограничен – так, буквально на днях в Усть-анзасе ставится электростанция солнечных батарей, почему бы не сделать и такой маршрут?  У таких тематических снегоходных маршрутов большая перспектива, которой мы сейчас занимаемся, идея очень важна и нужна. У нас есть клуб снегоходов — 15-20 активных человек, мы сами везде мотаемся, пробиваем дороги, прикидываем, какие можно создать маршруты. И понимаем, что дело очень интересное. Перспективы очень емкие, это большой сегмент туристического рынка, который начинаем раскручивать, двигать. Кстати, снегоходный туризм там, где он раскручен, дает доходов больше, чем горнолыжный.

Где вливаются три реки

Один из уже работающих снегоходных маршрутов – это путь по красивейшей, переливающейся белоснежным снегом тайге в Азасскую пещеру. От Шерегеша до Усть-Кабырзы – самого юга Кузбасса, граничащего с Хакассией, и там уже – дальше, к «Дому йети», как в последние несколько лет называют ставшую знаменитой пещеру. В самой Усть-Кабырзе задержаться хотя бы ненадолго тоже стоит. Во-первых, здесь особая энергетика. В этом месте сливаются Мрас-су, Кыбырза и Пызас, все три — мощные, горные, чистейшие реки. Кстати, археологические исследования обнаружили здесь три поселения бронзового века и уникальный поселок металлургов. Именно здесь в эпоху средневековья обрабатывалась железная руда.

На вершине Горы любви стоит часовенка Петра и Февронии над Пызасом, храм православных покровителей любви и брака. И здесь же, в Кабырзе, в 2011 году был открыт музей ГУЛАГа под открытым небом (входит в МБУК музей-заповедник «Трехречье»), место, не оставляющее равнодушным, наверное, даже самые стойкие сердца. Это копия реального лагеря 30-50-х годов прошлого века. За двойной линией заграждения высоким деревянным забором и линией колючей проволоки, образующей запретную зону со смотровыми вышками — КПП, штрафной изолятор, штабной барак, клуб-столовая, жилой барак, баня-прачечная, фельдшерский пункт.

Кстати, от Шерегеша до Усть-Кабырзы по дороге путь составляет больше 70 км, а если на снегоходе, то – 40 км. И дальше – еще несколько километров до самой Азасской  кастровой пещеры, коих, кстати, на этой территории ещё множество. Только разрабатывай маршруты.

 Нежный снежный человек

После ажиотажа, который случился несколько лет назад, когда по всей стране прогремела новость, что здесь местные жители видели следы огромной ноги или лапы, Азасскую пещеру стали называть «домом снежного человека». Хотя сами местные жители не очень любят распространяться на эту тему, и зовут знакомое им по рассказам предков существо, не «йети», а «хозяин тайги». Если его кто увидит – это к удаче, но распространяться об этом не стоит, иначе удача эта от болтуна отвернется. Так что все рассказы – на совести гостей. Впрочем, и без йети пещера эта просто сама по себе очень интересна. Красива, живописна, грандиозна….

— Сама пещера, — рассказывает Валерий Топаков, глава усть-кабырзинского сельского поселения, — протяженностью 7 км. Мы не знаем, что именно произошло, но в нескольких метрах от входа произошел большой обвал, пещеру завалило. Раньше, рассказывали мои предки, ручей, который сейчас бежит под пещерой, струился на поверхности. Видно, в результате обвала образовался и глубокий колодец. Группа смельчаков недавно решила проверить его, проплыть, сколько можно. Не знаю точно, какое расстояние им удалось преодолеть, но произошел трагический случай, и исследования прекратились. До конца пещера так и не исследована.

 Таежные приюты

В самой Усть-Кабырзе уже вовсю действует база «Трехречье», где можно остановиться, отдохнуть, по пути следования разрабатываемых снегоходных маршрутов несколько кордонов Шорского национального парка, сейчас появилась тенденция к тому, что местные предприниматели, энтузиасты туризма, начали создавать по пути следования небольшие заимки. С домиками, баней и, конечно, таежной кухней. Одно из таких мест, где можно отдохнуть по пути в пещеру – заимка Таежный карчит, что в переводе с шорского означает исчезающий снег. Впрочем, снега пока здесь много.

— На территории национального парка — подтверждает Петр Остроухов, председатель Таштагольского районного Совета народных депутатов, — есть сеть кордонов по реке Мрассу, а таких частных баз отдыха у нас пока мало. А мест, где их ещё можно построить, много. Так что нам развиваться и развиваться ещё в этом направлении. Хорош канадский вариант, я изучал структуру их туризма, и увидел, что как правило, она развивается вокруг одной горы. Мы примерно к этому идем. Но если они уже лет 60, как пришли к этой схеме, то у нас все ещё в зарождающемся состоянии, развиваться мы начали с 1991 года, а снегоходный туризм, в лучшем случае, 10 лет, как начался, а то и меньше. Это только первые шаги, но благодаря таким людям, энтузиастам, которые не побоялись сюда вложиться, прийти, есть надежда, что и мы сможем. Сегодня это направление, снегоходное, не так ещё востребовано, как хотелось бы. Чтобы поток пошел, нужно время и реклама. Тогда можно идти дальше, расширяться.

Кстати: В прошлом году Таштагольский район принял 960 тысяч туристов. В этом году статистика говорит, что туристический поток идет с опережением прошлогоднего графика.

Евгения РАЙНЕШ.

Фото Максима Киселева.

Таштагольский район.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс