Соцсети:

«Батальонъ»: последний бой…

26 февраля 2015 | Лариса Максименко

батальонСейчас идет премьера фильма «Батальонъ» – о Первой мировой войне, 1917 годе и первом женском батальоне смерти. Но почти никто не знает о последнем – не киношном – бое тех героических девчат… в кузбасском поселке!

…На станции Тутальской старый вокзал с резьбой-завитушками вдоль заколоченных окон пережил сейчас всех, кто лично знал Машу Бочкареву, девушку-солдата, офицера, патриота России…
Она приезжала сюда на побывку, уйдя на Первую мировую 100 лет назад и взяв имя Яшка.
«Помнит» вокзал и девчат уже из «бочкарёвского» женского батальона, сформированного в конце лета 1917-го, прошедшего через тяжелые бои с немцами наравне с мужчинами, потерявшего две трети состава и распущенного после Октябрьской революции…
«Своих» девушек Маша привезла сюда в марте 1918-го, разыскав, успев вовремя: дом инвалидов московский закрыли…
Так тихий вокзал (станция Тутальская на Транссибе, «дежурка» с кипятком да буфет) стал временным домом для 30 безруких, безногих калек из девчачьего батальона.
Как их встретили? Кто им помогал? И, главное, что с ними стало? «Кузбасс» ведет поиск…

Доктор

Итак, вздыбленная Россия. Сибирь, замершая в выборе между «красными» и «белыми». И группа девушек-инвалидов – без крова, без пенсии, без будущего…
– У семьи сестры, работавшей на станции, и у родителей Бочкарёвой (они были сами приезжие) не было денег, чтобы содержать несчастных, пятеро из которых в результате тяжёлых контузий имели психические расстройства, – рассказывает Юлия Тымчак, историк из Поломошинской школы. – Тогда Маша Бочкарёва, «георгиевский» кавалер, пользуясь своим известным именем, обратилась за помощью к зажиточным крестьянам станции, попросила взять на время её «солдатиков»…
А сама поехала по приказу по России и загранице, выбрав сторону «белых». И честно искала в том числе деньги и место, куда смогла бы устроить девчат-калек надежно и окончательно.
…А пока шла Гражданская война, на станции Тутальской стояли эшелоны с белочехами, шли бои с переменным успехом «белых» и «красных», тутальская больница (старый барак), даже попав в зону обстрела, но уцелев, работала!
– Врач продолжал «вести» как жителей, так и группу девушек-инвалидов, – убеждена Надежда Козикова, зав. амбулаторией в селе Поломошном, стоящем вплотную к станции.
– Тем доктором был мой дед – Самсон Григорьевич Баринов, – показывает фото старой больницы и деда с бабушкой (которая помнила приезды Маши Бочкаревой) пенсионер Михаил Лютинский. – Дед, пройдя русско-японскую войну, был направлен на работу в тутальскую больницу. Был врачом от Бога. Хоть ночью, хоть в метель шел на вызов. Оперировал даже во время боев, держа нейтралитет.
Бабушка рассказывала, за это его поставили к стенке. В белом халате. Стоял, весь белый, прощаясь с жизнью. Но она кинулась, закричала. И «гулявшие» белочехи пощадили, не расстреляли. Подумали: врач всегда пригодится. Особенно в таком глухом углу.
А победили «красные», и дед, спасая больницу и семью (у него было семеро детей), принял их сторону. Он даже стал первым председателем совдепа.
– И девушек-калек из батальона, которых лечил, спасал, он же «списал»?
– Нет, не совдеповцы расстреливали. Это «чекисты» судьбы людей решали…

Правнук-доктора-Баринова

Правнук доктора Баринова — Артем — показывает фото старой тутальской больницы.

«Последняя женщина»

…Валентина Лютинская (тетя Михаила), как помнит историк Тымчак, много лет назад рассказывала, что слышала: с приходом «красных» была расстреляна (или повешена) большая группа женщин. Теперь историк предполагает: то были девушки из «бочкаревского» батальона. И, по слухам, закопаны они в одном из оврагов за Коп-горой. За прозрачным леском на горе, которым девчата, приехав в Тутальскую с войны, так любовались со ступенек вокзала…
Впрочем, остается надежда, что кто-то из девушек не был расстрелян! Ни в конце гражданской. Ни в 1937-м, когда расстреляли все богатые семьи станции и доктора Самсона Григорьевича тоже, обвинив его в том, что планировал-де взорвать Транссиб. А реабилитировали его в 1958-м…
А вдруг кто-то из девушек уцелел? Наверняка (убеждены в селе) кто-то смог отбиться (они же солдаты!), смог уйти, схорониться…
– Я помню, в 1973-м, приехав работать по распределению, не раз видела, как лошадка-«скорая» ездила на вызов за речку к одной бабушке без ног. Родных у нее не было. Жила замкнуто, – вспоминает врач Козикова. – Вдруг то была последняя женщина из женского батальона?..
Лариса Максименко.

Акция
За Машу и ее подруг!

В конце января старый вокзал на станции Тутальской признали памятником архитектуры. Его восстановят. И давайте всем миром соберем деньги, чтобы поставить возле него памятник (бюст) или повесить мемориальную доску – в память о Марии Бочкаревой и ее Первом женском батальоне.
Энтузиасты, художники, земляки, откликнитесь! Это будет первый памятник в России женщинам-героям Первой мировой войны.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс