Соцсети:

Дела хлебные

2 февраля 2015 | Игорь Алехин

хлеб«Санкции», «дорожающие кредиты», «импортозамещение» – реалии, с которыми начался 2015 год. «ОПОРА» начинает серию опросов, в которых эксперты проанализируют перспективы своих отраслей.

Первый опрос – по хлебопекарной промышленности, поскольку многие уверены в старой истине: «Хлеб – всему голова»…

Сергей ЕРЕМИН, кандидат технических наук, генеральный директор группы компаний «Сибирский хлеб», г. Новокузнецк:
— Главные риски – что сырье дорожает и дорожает, причем не на рубль и два, а на 30 процентов, некоторое и на 40. А на основную продукцию, так называемый «социальный хлеб», которая на моем предприятии составляет 60-70 процентов от общей массы, цена «стоит». Потери, сколько можем, минимизируем, но без существенного удешевления сырья или поднятия цены на нашу продукцию возможности уверенно работать, честно говоря, не вижу.
У всех кредиты – и на оборудование, и на модернизацию производства, без них никуда, но речи о них уже нет. Работаем на старой базе, о будущем пока не мечтаем. У нас стоит незапущенным кондитерский цех: половину оборудования купили, а на печь денег нет. Единственное желание в данный момент – выжить.
Не могу понять, почему так подорожало зерно: вроде оно есть, но нам его наотрез отказываются продавать или хотят за муку 17-18 рублей за кг. Осенью мука была по 13,5-14 рублей за килограмм. Раньше, доработав до нового урожая, мы знали, что цена на зерно понизится и хотя бы полгода сможем работать на недорогой муке. Осенью 2014-го цена не понижалась, только вверх и вверх.
В других регионах, даже на Алтае, цена на хлеб выше, и при одинаковой цене на сырье кризисное время им пережить легче. Ко всему прочему мы не знаем, что с ценами будет дальше, между собой перезваниваемся, кто что услышал, живем в неведении.
Я в этом бизнесе 14 лет, это третий кризис на моей памяти. Помню, как в 2008-2009 годах цены на сырье выросли, и половина пекарен разорилась. Если улучшений не будет, то мы подходим к тому критическому уровню.
При плохом сценарии развития ситуации предприятия перестают рассчитываться по кредитам, и это ставит крест на развитии на многие годы. Начинаются задержки по налогам, задержки зарплаты. Затем доходит до изъятия залогового оборудования и банкротства. Но мы надеемся на изменения, нас же много таких…

Андрей ЛЕОНТЬЕВ, предприниматель, г. Ленинск-Кузнецкий:
— Что самое интересное, мы в России производим много зерна и сами обеспечиваем себя, но при этом оно оказывается экспортным товаром. Соответственно когда рубль упал, пшеницу значительно выгоднее везти за границу и продавать там. То есть проблема первая – рост сырья для хлебопеков, вторая – желание крупных продавцов вывезти его за границу. Соответственно велик риск сокращения объемов зерна для продажи внутри страны и рост цены на него.
В 2014 году в Алтайском крае был неурожай, что сказалось на всем Сибирском федеральном округе. К тому же складывается ситуация, что любое транспортное плечо в 200-300 километров поглощает разницу в цене сырья, и по идее каждая область должна сама производить сырье и продукцию из него.
Кроме пшеницы и ржи, в хлебопечении есть сопутствующее сырье, которое везется из-за рубежа или привязано к зарубежным контрактам по сырью. По большому счету, и яйцо, и маргарин пересчитывают на валюту.
Тема кредитов сейчас практически снята: при таких процентах и существующей рентабельности (мы балансируем на 2-3 процентах, а расширенное воспроизводство возможно при 25-30 процентах рентабельности) кредитоваться абсурдно.
Думаю, ни для кого не секрет, что мы очень сильно завязаны на сетевые розничные компании. Они хотят иметь свою долю в нашей рентабельности, и уйти от этого никто из нас не может. Мы работаем с несколькими сетями – все они задерживают платежи. Очень велик риск, что при банкротстве какой-то из них мы не получим денег вообще.
Цена хлеба в любом случае будет расти, раз выросла цена на сырье. Вопрос – насколько. На ближайшее время между производящими и торгующими организациями неофициально звучат 10-15 процентов в рамках сдерживания цен, что будет ближе к весне – говорить трудно.
Но – очень интересная деталь. Если взять нормативных 200-300 граммов хлеба в сутки на человека, то в продуктовой корзине это 200 рублей в месяц. Даже с ростом цены легко сосчитать, насколько увеличатся хлебные траты и насколько это принципиально для семейного бюджета…
Кризисные ситуации повторяются каждые пять лет. Сказать, что это для нас последний кризис, неправильно: мы собираемся и дальше работать. Другое дело, любой кризис, любое непринятие своевременных и правильных решений властью приводят к тому, что мы вынуждены преодолевать препятствия вместо того, чтобы продуцировать продукт, и в ВВП вкладываем меньше, чем могли бы…

Евгений МОСКАЛЕНКО, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства «Успех», г. Мариинск:
— Перспективы развития на этот год я не вижу, потому что цены на сопутствующие материалы растут, их никто не контролирует, сырье дорожает раз в неделю, а цену на хлеб сдерживают. В сентябре мы вели закупку зерна по 5500 рублей за тонну, сейчас она выросла до 10500. Кроме того, январь провальный, никто зерно не продает, и разговоры идут, что дешевле 11 тысяч его не будет. Это несмотря на то, что в Красноярском крае, откуда мы поставляли зерно, убрали очень хороший урожай.
Сейчас все привязывают цены к доллару, даже если производят продукцию в России. Например, запчасти на «Газели» растут ежедневно. Так, в двадцатых числах декабря аккумулятор мы покупали за две тысячи, а на прошлой неделе отдали уже три. Кто это может объяснить? Сахар в ноябре брали по 36 рублей за килограмм, сегодня – по 53 рубля.
Еще одна беда – мы фактически беспроцентно кредитуем торговые сети, ведь они допускают просрочки до двух месяцев. А мне банк позвонил и сказал, что в одностороннем порядке будет пересматривать процентную ставку в сторону увеличения. В договоре, к сожалению, есть такой пункт: при увеличении ставки Центробанка банк оставляет за собой право также увеличить процентную ставку. А у меня три кредита.
К великому сожалению, мы работаем сегодняшним днем и не видим завтрашнего. Не имеем планов, не видим перспектив. Думаю, этот год будет тяжелым: дорожающее сырье; отсутствие в связи с санкциями «дешевых» денег у банков; дорожание энергоносителей. В прошлые годы «проседал» один какой-то сегмент, в этом году – все одно-временно… Первыми, думаю, начнут банкротиться маленькие пекарни, которые нигде не зарегистрированы, ни за что не платят и которые готовы подождать до благоприятных времен. В итоге без хлеба могут остаться малочисленные населенные пункты, где они работали и до которых производителям покрупнее везти хлебную продукцию невыгодно.

Александр РОМАНОВ, доктор технических наук, профессор, президент Ассоциации мукомолов и хлебопеков Кузбасса:
— Большая проблема – цена на зерно и соответственно на муку, потому что мука – основное сырье в хлебопекарном производстве и ее цена во многом определяет затраты на производство хлеба и хлебобулочных изделий.
Рост доллара по отношению к рублю серьезен не столько для хлеба, где долларовая составляющая незначительна, сколько для сдобных и кондитерских изделий. Для них многие виды сырья закупались за рубежом: миндаль, некоторые солодовые продукты. Для массовых сортов хлеба это не принципиально: все, что нужно для хлебопечения, давно производится в России.
Технологии, по крайней мере, на крупных предприятиях Кузбасса, традиционны – с использованием заквасок и культур отечественного производства, здесь не вижу проблем. Есть некоторые наименования изделий, которые вырабатываются из импортных хлебопекарных готовых смесей, но рынок это переживет, тем более, есть российские производители, а некоторые зарубежные производители построили свои заводы в нашей стране и выпускают свои смеси уже на территории России.
Пока не слышал, чтобы были проблемы с закупкой оборудования. У нас в России оно тоже производится, в том числе в Кузбассе, например, на «ХлебСпецМаше».
Думаю, сегодня немного легче выживать крупным производителям: у них всегда больше возможностей для маневра, финансового в том числе. Но предприятие малой мощности, как правило, более мобильно и перестраивается мгновенно с учетом рыночных условий, руководитель непосредственно находится у печи, решения принимаются быстрее.
Думаю, что не будет кризиса и санкций – будут другие проблемы, и наши производители привыкли их преодолевать. Другое дело, чтобы условия были рыночными. Ведь цена на муку меняется, а цена на хлеб остается прежней. Сдерживание цен на хлеб понять можно, но при росте затратной части это очень сильно влияет на экономику предприятий и на развитие отрасли в целом.
Оптимизм? Конечно, есть: без него пережить перманентный кризис невозможно.

Записал
Игорь АЛЕХИН.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним