Соцсети:

Открытые ворота для беды

30 января 2015 | Галина Бабанакова

Нина-БорисовнаОна похоронила трех мужей и трех сыновей. Сейчас в больнице лежит еще один сын. Мать в отчаянии…

Крик о помощи

Грустное письмо пришло в редакцию. Оно – о горемычной судьбе многодетной матери. Ее зовут Нина Борисовна, живет в селе Новороманово. Плохо живет, бедно. Субсидии нет. Хотя имеет звание ветерана труда. Всем привезли льготный уголь, а ей нет. А в доме холодно. С деньгами тоже «напряженка». Даже передачу в больницу сыну купить не на что. Но главная проблема — отсутствие инвалидной коляски для сына, который уже с трудом передвигается.
«Может, организовать сбор денег на коляску? Помогите этой семье, кто сколько сможет». Вот так заканчивалось письмо, подписанное просто: «жители села».
Едем в Новороманово. Но перед посещением Нины Борисовны пытаюсь разузнать о ней в службе соцзащиты и местной администрация – ведь наверняка бедная женщина обращалась туда за помощью.
– Ее главная проблема – ее сыновья. Они взрослые, у них нет инвалидности, но ни один из трех сейчас не работает и даже в центр занятости никто не удосужился встать. Хотя мы предлагали это не один раз, – сказали мне в Новоромановской администрации. – А чтобы вы не подумали, будто мы зря наговариваем на эту семью, давайте вместе съездим к ним.
Что мы и сделали.

Местный «шанхай»

Место, где живет Нина Борисовна с сыновьями, селяне зовут «шанхаем». За разгульный образ жизни некоторых обитателей двухэтажных домов. Картина тут, как после бомбежки.
На ладан дышит и дверь в квартиру Нины Борисовны. Вся в заплатах. Стучим по косяку. Дверь нам открывает невысокая женщина в старенькой шубе. Неужели так холодно в квартире?
– Я только с улицы. Воды вот принесла, дров, – объясняет хозяйка. – А печку-то уже давно растопила. Просто нагревается в комнатах не сразу. Со всех сторон дует… И суп я варить поставила. А вчера вечером пирожки пекла. Вот смотрите, еще остались. Проснутся парни, поедят.
Парни – это два ее сына. Сергею 27 лет, Ивану – 18. На часах уже почти одиннадцать утра, а они все еще под одеялами. И это в будний, то есть рабочий, день.
Хотела поговорить с ними, спросить, почему они не работают, почему даже печь сами не растопили и воды не наносили, но никто из них общаться со мной не пожелал.
– Они все равно подкалымливают, – заступается Нина Борисовна за сыновей. – Я тоже не сижу сложа руки. Соседке воды принесла, а она мне за это булку хлеба дала. Купить-то не на что, в долгах я.
– Вот пусть сыновья и работают, – рассуждаю вслух.
Ведь работу в Новороманове найти можно. В здешнем фермерском хозяйстве есть вакантные места. И до Юрги регулярно ходит автобус. Кто хочет, тот устроился в городе. А эти парни даже в центре занятости на учете не стоят. А ведь могли бы не только матери помогать, но и брату. Тому самому, которому, как уверяет Нина Борисовна, срочно требуется инвалидная коляска.

«Нормальный образ жизни»

– Я не хочу терять еще одного сына, – говорит, вздыхая, Нина Борисовна. – Троих, считай, одного за другим похоронила.
Злейшему врагу не пожелаешь такой участи. Однако далеко не все новоромановцы сочувствуют этой неблагополучной семье. Третий сын Нины Борисовны погиб при пожаре. А пожар случился от замыкания обогревательного прибора. Мужчина жил тоже в «шанхае», снимал квартиру на втором этаже. Угля, как и сейчас у матери, не было…
Нина Борисовна ни в письме, ни при встрече не скрывала, что после трагедии с сыном сорвалась. Заливала горе горькой. Скорее всего, потому и смотрят некоторые люди на нее с осуждением. Мол, сама беде ворота открывает. Да так широко.
– Но сейчас-то я веду нормальный образ жизни. К сыну в больницу два раза в неделю езжу. Отказали у него ноги…
Забегая вперед, скажу, что позвонила я заведующей отделением, где лежит Эдуард, 33-летний сын Нины Борисовны. И вот что услышала:
– В больнице есть инвалидные коляски. Но Эдуард коляской не пользуется, ходит сам. Если будет решен вопрос о его инвалидности, то будет рассмотрен и вопрос о коляске. Но пока еще не пройден весь курс лечения.
Лечение долгое. Но время от времени Эдуард бывает дома. И, как опять же сказали мне в селе, распивает спиртное вместе с братьями. Потому в Новороманове не только удивились, что Нина Борисовна попросила помощи, но и возмутились:
– Пусть бы прежде всего ей дети помогли!

Пустующая «трёшка»

Из семерых детей, которых родила и вырастила Нина Борисовна, осталось четверо – три сына и дочь Ирина. Та тоже многодетная мать: у нее пятеро детей. Отец четверых, гражданский муж Ирины, тоже постоянно нигде не работает. Живет большая семья в основном на детские пособия.
— Так что я пока не могу помочь маме и брату, — скажет Ирина. – Нам бы кто помог. Мебель в новую квартиру купить не на что.
А трехкомнатную (бесплатную!) квартиру многодетной маме Ирине Андреевне помогла получить в сентябре прошлого года местная администрация. Так что никак не обвинить ее специалистов в равнодушии.
Однако семья Ирины по-прежнему живет в старом доме, который был приобретен на материнский капитал. А трехкомнатная благоустроенная квартира на станции Юрга-II пустует. По селу ходят слухи, будто Ирина собирается ее продавать. Спрашиваю Ирину, так это или нет. А она – вопросом на вопрос:
— Другие продают, и ничего. А ко мне-то почему привязались? Я же говорю, что не хочу переезжать туда со старой мебелью. Детям новые кровати нужны.
Но в Юрге-II, примыкающей к городу, работа отцу детей уж явно бы нашлась. Вот и копили бы на новую мебель. Будем надеяться, что новоселье в семье Ирины все-таки состоится. Если государство, область, район так реально заботятся об этой многодетной семье, самим родителям великий грех все полученные блага пустить по ветру.
Что же касается материнских чувств Нины Борисовны к сыновьям, то их никто не умаляет. Но взвалить всех троих на шею и «тащить» на свою пенсию в девять тысяч рублей – это действительно и тяжело, и странно. Помимо двухкомнатной квартиры, собственницей которой была мать Нины Борисовны, есть у нее еще и усадебный участок. Свои овощи, картошка выручают.
— Да и в холодильнике все равно что-то есть, — говорит Нина Борисовна, распахивая дверцу этого холодильника.
Это, скорее, по привычке. Ведь к семье, стоявшей на профилактическом учете, нередко наведываются комиссии. Вот и сейчас специалист по соцработе Ирина Шааф вновь напоминает Сергею и Ивану, что надо им встать на учет в центре занятости. И тогда семья получит статус малоимущей. Сейчас же просто нет основания доставлять сюда бесплатный уголь. Хотя Нине Борисовне как ветерану труда предоставляются выплаты в размере 50 процентов на холодную воду, электроэнергию, уголь. Но даже на половину цены за топливо Нина Борисовна не смогла найти денег. Печь топит дровами.
В тот день, когда мы были в Новороманове, погода стояла совсем не морозная. В квартире тоже было тепло. Но Нина Борисовна все равно поправляла одеяла, из-под которых за время нашего разговора сыновья так и не поднялись.
Повздыхав о горемычном житье-бытье, Нина Борисовна стала думать, с чем на этот раз поедет она в районную больницу, где лечат ее Эдика. Только бы вылечили. Уходи, беда, уходи!

Галина БАБАНАКОВА.
Юргинский район.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс