Соцсети:

«Посмотрыте, наша мама прышла!»

14 января 2015 | Татьяна Минеева

семьяВ прошедшем году Пшеницыны взяли из детского дома сразу трех детей (в истории Новокузнецка это первый случай), так что теперь в их семье 13 ребятишек.

Набираю номер мобильного телефона Елены Пшеницыной. «Здравствуйте! Вы знаете, мама сейчас очень занята, даже не знаю, может ли она ответить. Подождите одну минутку, я сейчас ее спрошу», – отвечает прелестным детским голоском автоответчик. Сразу представляю милую шаловливую девчонку лет четырех, которая старательно, с выражением диктовала свою речь на записывающее устройство.

И действительно, как этой маме не быть занятой?! В прошедшем году Пшеницыны взяли из детского дома сразу трех детей (в истории Новокузнецка это первый случай), так что теперь в их семье 13 ребятишек: четверо собственных, «самоделашных», как говорит Елена, и девять приемных.

Что можно успеть за пять минут?

На пороге стоял главный праздник – Новый год. В садиках, которые посещают младшие дети Пшеницыных, проходили утренники, в школах, где учатся старшие, – вечера. Поэтому помимо ежедневных забот (приготовить, накормить, помыть, постирать, погладить и так далее, и тому подобное) Елене надо было подумать и о нарядах для своих девчонок и мальчишек, и о подарках от Деда Мороза. Крутилась как белка в колесе.
У папы Анатолия свои заботы, он – главный добытчик. Работает водителем погрузчика, вечерами «таксует». На нем также все заботы о содержании подсобного хозяйства, а оно у Пшеницыных большое: корова, бычок, поросята, кролики, куры. Да к тому же летом на его мужских плечах огород в 22 сотки. В общем, к выполнению продовольственной программы в этой семье относятся очень серьезно.

Наверное, с таким числом детей в доме была бы полная неразбериха, если ли бы не продуманная организация быта. «Семья у нас очень дружная, – объясняет Елена Борисовна. – У каждого ребенка есть свой участок ответственности. Сегодня еще не рассвело как следует, а Настя уже кричит из кухни: «Мама, хлеб ставить?» Самостоятельно засыпала муку в формы хлебопечи, потом начала собираться в школу. Домой вернулась, звонит, докладывает: «Хлеб готов! Еще раз формы загружать?» Все дети понимают: если только одной маме по дому работать, ей будет тяжело, а когда все вместе – легко».

Конечно, иногда хозяйке большого семейства хочется, что называется, перевести дух. «Дети! – объявляет Елена во всеуслышание. – Мне надо отдохнуть. Прошу не беспокоить пять минут». Уходит в свою комнату, закрывает дверь. «Через несколько секунд заглядывает один, потом другой: «Мам, пять минут уже прошло?»
«Я люблю детей, сама из многодетной семьи, – рассказывает Пшеницына. – У меня было двое детей – дочь Юля и сын Андрей, когда мы с мужем начали думать о приемных ребятишках. Жили тогда в Осинниках, обратились в соответствующие службы. Пока собирали необходимые документы, у нас родился третий ребенок, сын Степашка. Но идею взять в семью детдомовца мы не оставили».

С «шифровкой»,но без предательства

Первый приемный ребенок в семье Пшеницыных появился в 2005 году. Повела Елена дочь Юлю на флюорографию в больницу и увидела там «отказную» двухмесячную девочку. «Можно посмотреть?» – спросила у медсестры. Приняла из ее рук сверток, прижала к груди и тут же решила: возьму! Но муж не был настроен на грудного ребенка, ведь свой только из пеленок вылез. Решили с дочкой пока не говорить ему о возрасте девочки. Секрет раскрылся, когда уже собирались ехать за малышкой и вспомнили, что не купили розовую ленточку, чтобы перевязать конверт. «Ну, ладно, – добродушно согласился папа. – Могли бы и не шифроваться».

После того как взяли Светланку, начали активно общаться с другими приемными семьями, узнавать новости о них. Одна женщина, к примеру, у которой в семье были одни мальчишки, периодически брала из детдома на выходные, на так называемый «гостевой режим», шестилетнюю Настю. Девочка была суперактивной и, видимо, доставляла много хлопот, поэтому вскоре ее перестали приглашать. «Для меня такое решение было равносильно предательству, – вспоминает Елена. – Ведь ребенок уже привык, что у него есть семья, пусть даже только по выходным дням. Девочка ждала, переживала и искренне не понимала, почему ее больше не берут домой. Я позвала Настю к себе. Она сразу же нашла общий язык со всеми ребятишками, а вскоре стала нашим вторым приемным ребенком. На этом мы с мужем решили остановиться».

Прошло около года. Елена периодически навещала детские дома, приюты, приносила их воспитанникам гостинцы. Однажды увидела в одном из «казенных» домов шестилетнего кучерявого Витю, которого почему-то все обижали. Побеседовала, позвала в гости. Потом оформила документы, и мальчик обрел приемных родителей.

«Вижу, что силы у меня есть, значит, мы еще можем кому-то дать семью, – продолжает повествование Елена. – Взяли Ивана, потом Екатерину, у которой, как выяснилось позже, был брат, тоже Виктор. Приняли и его».

дети

Решение лаской

Все ее приемные ребятишки не «круглые сироты». У них имеются отцы и матери, правда, лишенные родительских прав. «Я не упрекаю биологических родителей ни в чем, считаю, что у каждого человека есть право на ошибки, – говорит Елена Владимировна. – Поэтому в принципе не запрещаю детям общаться с ними. Но интереса со стороны родных мам и пап не наблюдается. Когда Насте исполнилось 14 лет, я решила сделать ей сюрприз. Позвонила ее матери, напомнила, что сегодня у дочки день рождения, и попросила поздравить девочку по телефону. В ответ услышала: «Отвяжитесь от меня и ты, и твоя Настя».

В 2011 году у Анатолия и Елены родилась Анечка, и Пшеницына снова пошла в опеку: «Дайте ребенка. Буду поднимать своего, заодно подниму и чужого». Ей тогда в просьбе отказали, мотивировав тем, что семья и так большая, а по закону общее число детей в приемной семье, включая родных, не должно превышать, как правило, восемь человек. Но, как известно, из любого правила есть исключения.

В августе прошлого года Елена и Анатолий отправляли своих детей в лагерь и услышали от одной из женщин рассказ о трех братьях-детдомовцах. Их мать недавно умерла, а мальчики никак не могут адаптироваться к новой жизни, очень замкнутые.
У Елены заныло сердце. Позвонила в опеку: «Давайте сделаем для мальчишек гостевую, попробую забрать их на выходные, присмотримся друг к другу». В опеке отговаривали: дети запущенные, к тому же цыганской национальности. Но пацанят было так жалко, что Елена с Анатолием подумали-подумали и все-таки решились.
«Поначалу было очень тяжело, – делится пережитым многодетная мать. – Мальчишки – восьмилетний Никита, шестилетний Артем и пятилетний Остап — ни с кем не разговаривали, ни на один вопрос не отвечали, общались только между собой. Других детей воспринимали в штыки. Меня меж собой звали воспитателем. Я никогда не считала себя слабой, а тут испугалась, даже плакала от бессилия. Сейчас мне смешно вспоминать свои страхи, ведь все проблемы можно решить лаской. Постепенно они оттаяли, произошел психологический перелом. Никита первый сказал братьям: «Это не воспитатель, это теперь наша мама». Когда я привела их в садик, старший забежал в группу и закричал: «Посмотрыте, наша мама прышла!»

Всё мало и не всё равно

дети1Вот так и образовалась у Пшенициных большая семья «сверх правил». Причем приемные родители стараются не афишировать этот факт. «Я стала бояться людей, – с горечью признается Елена. – Почему-то многие считают, что, принимая детей, мы преследуем корыстные цели. «Что вам не жить, с такими-то деньгами?!» – часто слышим в свой адрес. Каждому ведь не объяснишь, что деньги за воспитание приемных ребятишек платят совсем небольшие, а расходы приличные. Вещи приходится закупать мешками. Одежда быстро изнашивается, обувь рвется – какая тут нажива? Бюджет планируем до копеечки. Каждый вечер вся семья собирается на совет, вместе решаем, что и кому надо приобрести. На детях мы не экономим. Стараемся, чтобы они не чувствовали себя в чем-то ущемленными, поэтому на дни рождения покупаем им дорогие подарки. Есть у них и хорошие телефоны, и ноутбуки».

Говорить, что Елена с Анатолием остановятся на цифре 13, рано. Старшие дети вырастают: Юле уже 23, Андрею 20, Насте 16, Ивану 15. «Мы бы еще детей воспитали, силы и желание есть», – уверяет Елена.

Как-то на суде, где решалась судьба очередного детдомовского ребенка, Пшеницыну спросили: «Скажите, зачем вам это надо?» Она растерялась, не нашлась, что ответить. Когда человек живет по велению сердца, любви которого хватает на всех, такой вопрос действительно может поставить в тупик. А ответ прост: ей – не всё равно!

Татьяна МИНЕЕВА.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс