Соцсети:

Сердце матери

8 января 2015 | Лариса Максименко

110-летВстречая 110-летие, старейшая жительница Кузбасса молится о жизни дочери, остающейся сейчас на войне.

Медленное сонное утро, с рождественскими снежинками в окне, у сегодняшней именинницы (именно 9 января у нее день рождения. – Прим. ред.) 110-летней новокузнечанки Евдокии Третейкиной «включилось» вместе с подарком от родных — с кнопкой нового телевизора.

Но искала именинница не песню, чтобы привычно размяться наклонами зарядки. Она ждала выпуска новостей. И, найдя нужный канал, сев поближе правым слышащим ухом, ловила каждое слово о далеких Украине, Донбассе. Прежде всего – были ли там «дни тишины», без обстрела… И с какими потерями ушел старый, пришел новый 2015 год – среди мирных жителей, ополченцев и украинских военных…

Получив «залп» новостей, худенькая бабушка Евдокия прибирает белый венчик волос под любимый розовый («от внучки Зины») платок. И крестится под уже обычные рождественские новости из России. И говорит с мольбой-надеждой, мешая русские, белорусские, украинские слова и интонации (они же все ей – родные):
— Пусть будять мир! Там дочка моя, Валя… Не смогла уехать, бросить дом… Дом у нее який хороший… Но пусть скорее будять мир! Моя Валя от обстрела ухоронится…
…В глазах у именинницы копятся тревожные слезы. Но миг – и бабушка улыбается, стирая даже намек на возможное «неправильное» будущее. А «фронтовые» сводки с юго-востока Украины («В донецком аэропорту — обмен телами погибших. Украинской армии передали пять погибших силовиков в обмен на одного погибшего бойца ополчения»; «Обстрел из ПТУР по шахте «Октябрьская» (Донецк) со стороны водонапорной башни в Песках»; «Комендантский час в шахтерской столице (Донбасс) снова введен с 4 января») бабушка Евдокия, вздохнув, называет ношей. Которую суждено нести. Которая не бесконечна. Которая, придет срок, закончится. И придет мир.

Семья

Про то, что происходит на юго-востоке Украины, как и почему вспыхнули бои, почему зажглись особой обидой, особым долгом и особой шахтерской гордостью украинские по паспорту, но русские по фамилиям и советским «корням» сердца, со временем объяснят историки, собрав воедино документы и показания очевидцев.

Но у бабушки Евдокии, самой старой мамы в Кузбассе (и, к слову, в Украине: киевская такая же бабушка, рекордсменка-долгожительница, умерла полтора года назад в возрасте 111 лет), есть МАТЕРИНСКОЕ ПРАВО уже сейчас называть правых и виноватых.
— Украина раздялилась. И снова фашисты народ бьють, — говорит бабушка Евдокия. – Я была под другими фашистами в другую войну… Вырыла в огороде яму, и в ней с детьми от немцев почти три года пряталась, со старшей Машей, со средней Валей, с маленьким Ваней… Там же хоронились мы перед отступлением немцев. Они пошли по хатам людей добивать… Яму с нами немец нашел. Я детей к себе прижала, взмолилась… И немец ушел, забрав коробочку с яйцами, нашу последнюю еду.

…Дочке ее, Вале, тогда было 11. И яму, дни на грани жизни и смерти, она запомнила навсегда.

Сейчас Валентине 82. И снова на пришедшей в Донбасс вой-не ее, прячущуюся в погребе, в огороде, держит и оберегает (даже на расстоянии!) мамина рука.

— А ведь эти трое детей были мне сначала неродными, — признается бабушка Евдокия. – Во время Великой Отечественной войны я была уже одна… Муж убит на фронте. Детей нет. Жила в белорусской деревне в оккупации. Ни о чем не загадывала. Не мечтала… Но в соседнем селе, в километре от моего села, немцы застрелили женщину. Муж ее и приехал ко мне, позвал к его детям – в матери. Я согласилась…
— Пошла замуж без любви?
— Зато с большой заботой… Она нас связала, роднее родных стали… Потом еще свой сыночек родился, но умер в шесть месяцев от кори, там же, в оккупации: нечем и некому было помочь… А кончилась та война, дочки выросли, вышли замуж, остались на Украине, и мы рядом с ними жить стали. Маша работала на шахте. Валя – на железной дороге. А как потом сына Ваню направили по работе в Кузбасс, он и поехал, так и мы, родители, перебрались за ним следом в Новокузнецк…

И к 30 годам бабы-Дусиного белорусского колхозного стажа добавились 20 лет работы уже санитаркой в кузбасской больнице.

Так прошел, пролетел её первый век… У бабушки Евдокии, пережившей мужа и двух детей, сейчас уже шесть внуков, семь правнуков и восемь праправнуков!

Поздравления

– А я как чувствовала, уже несколько лет звала Валю переехать к нам, в Кузбасс, из-под Донецка, из Шахтерска… Или просила хотя бы в гости приехать. Но она отказывалась: «Потом…» А потом ослепла по старости. Только после второй операции Валя начала видеть, – рассказывает бабушка Евдокия. – И, конечно, как она, зрение назад получив, куда-то поедет, когда дел накопилось столько? Как дом бросит? А потом пришло лето – и их бомбить стали…

…Шахтерск в конце июля – начале августа оказался в самом пекле боев. Если бы он пал, если бы ополченцы отступили, то Донецк оказался бы в блокаде, и связь меж заявившими о независимости от Украины Донецкой и Луганской республиками наверняка бы оборвалась.
Но Шахтерск устоял.

– И дом у наших уцелел. Хотя обстрелы до сих пор не прекратились, но частота их стала реже… Еще осталась опасность – снайпера рядом в лесопосадках «работают», – пересказывает последние новости «оттуда» внучка бабушки Евдокии Зинаида. – Мы с бабушкой хотели (знаем же, что ни пенсий там, ни зарплат нет) отправить деньги, посылку в Шахтерск, но… Я всё у нас в Новокузнецке обошла: не принимают, почтовое сообщение прервано. А две недели назад в Шахтерске вообще снаряд угодил в почту, что на улице Валентины… Но ничего. Главное, они живы. И спасаются… картошкой. Обычно там плохо с картошкой. Но нынче картофеля уродилось необычно много…

– Мы тоже в войну бульбой спаслись, – успокаивает всех бабушка Евдокия. Она знает: бои закончатся, ведь история повторяется.

…И сегодня, в 110-летие, у нее большой праздник. Ей вручат поздравление от президента России Владимира Путина. И поздравление от губернатора Амана Тулеева вместе с премией (25 тысяч рублей) и конфетами (а бабушка, кстати, до сих пор сладкоежка)… От Новокузнецка, давно ставшего ей родным, бабушке Евдокии подарят красивый павлопосадский платок, премию в 5 тысяч рублей, цветы, конфеты, поздравительную открытку…

К вечеру за большим столом соберутся все кузбасские потомки бабушки Евдокии. И, расспрашивая каждого о новостях в семье, в учебе, на работе, 110-летняя именинница будет радоваться общей радости…

А к ночи будет ждать звонка от дочки с войны. И сотовый телефон, который с трудом пробивается «оттуда» лишь раз или два в месяц, непременно зазвонит, поздравит, вселяя в обеих – в мать и в дочь — особую силу и победу жизни…

Лариса Максименко.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс