Соцсети:

Это было в деревне Осиновка

29 декабря 2014 | Галина Бабанакова
KLTRA301214

На репетиции «Рябинушки»

Много чудес «прописалось» в этой деревне — Осиновке. Ей на следующий год исполнится 295 лет, но от нее, как от красивой девушки, глаз не оторвать. Потому-то и облюбовали Осиновку дачники. Но все-таки не они нас заинтересовали, а люди местные. К ним мы и пожаловали.

Чистый четверг!

Именно по четвергам, отложив все домашние дела, собираются самые активные осиновцы в помещении местной амбулатории. Здесь всё в одном месте: и клуб, и библиотека, и чайная, и актовый зал. Других свободных помещений в Осиновке нет.
В тот четверг, когда мы были в деревне, в амбулатории собралась «Рябинушка». Так называется вокальная группа. В ней только женщины. А их гармонист Анатолий Зиновьев — в буквальном смысле первый парень на деревне. Даже на репетиции наряжается так, будто надо выступать на сцене. Сейчас гармонист в красной рубахе-косоворотке, а певуньи – в красных сарафанах, на головах кокошники. И все расшито узорами, украшено бусами, стразами. Но глаза на разом помолодевших лицах блестят еще ярче.
— Толя, давай-ка нашу любимую, — говорит Анатолию Григорьевичу певунья с роскошной косой.
— Хорошо, Павлинка, будет исполнено!
И тут же зазвучала песня «Ветка сирени упала на грудь, миленький мой, ты меня не забудь!».
Та, кого гармонист ласково назвал Павлинкой, обняла гармониста.
— Вы супруги? – спрашиваю музыкальную пару, когда песня закончилась.
— А разве не видно? В следующем году золотую свадьбу отметим! – отвечают, улыбаясь.
А пара-то и впрямь золотая! Говорят, что за все эти 50 лет ни разу Зиновьевы не поссорились по-крупному. Что же касается любви, то она у Зиновьевых была, есть и будет. Чистая, верная, светлая. Не перешла, не превратилась эта любовь в просто привычку.

89

Черная береза. Она тоже памятник

Анатолий Григорьевич с улыбкой вспоминает, как бегал за красавицей Павлиной. У нее и сейчас коса ниже пояса, а тогда была до пят. Но деревни, где жили Анатолий и Павлина, находились на расстоянии 25 километров.
— Всего-то! – уточняет Анатолий Григорьевич. – Так что я после работы к ней, к Павлинке своей, на свидание. А потом иду назад, и тоже пешочком, через лес. Хотя что я говорю: не пешочком, а на крыльях летал.
Анатолий Григорьевич и сейчас легок на подъем. Сыграв песню, он охотно согласился показать нам дорогу к черной березе. Это еще одна, как сейчас говорят, «фишка» здешних мест. Достопримечательность, талисман, а может быть, и оберег Осиновки. Так это или не так (в чудеса все-таки верить надо), а Анатолий Григорьевич и сам оберегает черноствольную березу от черных лесорубов. Огородил березу, табличку на ней повесил, что это не просто редкое дерево – вокруг-то белоствольные хороводятся! — а настоящая реликвия, памятник природы.
Делаем остановку у черной березы.
— Точно подсчитано, что этой березе уже 250 лет, — говорит Анатолий Григорьевич. – Сколько же она повидала! Мимо нее и отряды колчаковской армии проходили, и «врагов народа» гнали…
Заговоренная эта береза. Вроде и ветра в тот день не было, а ветки, как мне показалось, закачались. Неужели с нами поздоровалась?!

Кто найдет
золотой пулемет?

Еще вопрос. И очень интересный. Но не от меня, а от старосты деревни Осиновка Галины Бутау.
— Говорят, что в нашей речке близ Осиновки колчаковцы пулемет утопили. Да не простой, а золотой. Про клад Колчака близ города Тайги уж сколько писано-переписано, а про золотой пулемет – ничего. А может, найдутся кладоискатели? Вдруг пулемет еще на дне?
О таком необычном сокровище староста Галина Федоровна слышала от человека, который вроде был знаком с другим человеком, своими глазами видевшим тот пулемет. На дне, естественно. Нырнул, а там он… Жаль, что уже нет того свидетеля.
— А может, это были какие-то запчасти от старой техники, — порассуждала я вслух. Хотя вряд ли сами осиновцы будут вредить своей реке, то есть засорять ее чем ни попадя. А уж раньше, когда здесь колхоз был, да еще под названием «Призыв Сталина», наверное, тем более.
В общем, тайна так и остается тайной. И еще несколько месяцев точно не будет раскрыта, пока река льдом скована.
А вот родник не застыл. Сразу несколько человек в деревне повстречалось нам с бутылями и канистрами с ключевой водой. А может быть, и живой. Вон какие светлые лица у людей, несущих эту воду. Родник, как мне сказали, не освященный, но все равно чудотворный, если к нему идут и летом, и зимой.
— А я просто так по лесу хожу, для настроения, — поделилась со мной Галина Сидорова. «И для красоты», — подумала я, не без зависти посмотрев на лицо Галины Александровны. Я не стала спрашивать, сколько ей лет. Узнала лишь, что дети Галины уже взрослые. Вот что значит воздух, экология и…
— …и короткий сон, — рассмеялась моя тезка. – Вы спросите, сколько часов я сплю?
— Сколько?
— Обычно в пять утра ложусь, а в восемь уже на ногах. Хозяйство большое, не залежишься. Да и не хочется.
Вот и в этот «чистый» четверг Галина без опоздания пришла на свою деревенскую «тусовку». И не с пустыми руками. Принесла свои новые вышивки. Такие яркие, нарядные. Смотришь на эти вышитые подсолнухи, васильки и забываешь, что за окном белым-бело. И высокие сугробы прямо как перины, так и хочется в них нырнуть. Но это потом. А пока, нахваливая рукодельницу Галину, предполагаю, что дом ее с такими-то узорами напоминает горницу.
— Я все свои вышивки раздариваю, — говорит Галина. – И от этого, как после прогулки по лесу, тоже сил прибавляется. Вновь вышиваю.
А сейчас Галина не прочь почаевничать со своими земляками-осиновцами.

И гвоздики
на белом снегу

98

Фельдшер Татьяна Ефремова спешит на вызов. Фото Александра Зиновьева.

Но чай с домашними пирожками тоже потом. После того, как фельдшер Татьяна Ефремова (она же возглавляет деревенский совет ветеранов) обойдет всех, кто ее сегодня вызывал. Сейчас вот Татьяна Акимовна поспешила к Наталье Кирилловне Краевой. В 2015 году исполнится Наталье Кирилловне сто лет. Но она не единственная долгожительница Осиновки. 90-летние тоже есть. Со стороны администрации (Осиновка относится к Елыкаевской территории) внимание к долгожителям и вообще к ветеранам вроде есть. Но все равно сами активисты деревни сбрасываются на подарки и идут поздравлять соседей-юбиляров. Зачастую с гармошкой. Ведь хочется не только для себя на репетициях петь, но и еще для кого-то.
До сих пор солистки «Рябинушки» вспоминают, как они выступали в доме ветеранов села Журавлево и как после концерта долго-долго говорили с ветеранами за жизнь. Возвращались уже молча. Да, вроде и не обижены одинокие ветераны, но все равно в своем доме жить лучше.
Дома в Осиновке добротные. Я не о дачных коттеджах, а о коренных. Вон у старосты Галины Федоровны не дом, а настоящий терем-теремок. С фигурками зверюшек за оградой. Сказка, да и только.
Был терем и у Зиновьевых. Был, но сгорел. Так и не нашли поджигателей…
Анатолий Григорьевич дом восстановил, украсил резьбой. Он в буквальном смысле и швец, и жнец, и на гармони игрец. А играть научился после инсульта. Надо же было как-то разрабатывать онемевшие пальцы на руках. Вот и считайте, что сам себя вылечил. А еще он выращивает арбузы и потом их солит. И угощает всех.
Сейчас Анатолий Григорьевич на пенсии. А почти 30 лет служил старшим прапорщиком. И наверняка хорошо служил. Вон сколько медалей за службу на парадном пиджаке.
Засмущался Анатолий Григорьевич и, кивнув в сторону черного гранитного памятника, сказал:
— Вот они-то действительно Родине послужили!
Деньги на памятник тоже всей деревней собирали. Спасибо и администрации за финансовую помощь. Кроме памятника, еще и детскую площадку поставили, и скважину пробурили. Теперь с водой все!
…Вроде и нет сейчас каких-то особых дат, связанных с войной, а у памятника фронтовикам, погибшим и умершим после Победы, лежали алые гвоздики. При мне две женщины размели дорожку к памятнику и поклонились ему. А я поклонилась гостеприимным осиновцам. В знак благодарности за то, что живут вот так, не унывая, с песней. Вера Башкайкина и сама стихи пишет. Гармонист обещал положить на музыку недавно сочиненные и вслух прочтенные. Хохот стоял с аплодисментами.
Вере Никитичне уже хотя бы за то аплодировать надо, что на «тусовку» пришла она в… ходунках.
— Не дома же мне сидеть и страдать, — так просто сказала Вера Никитична, поправляя нитку белых бус на красном сарафане.
Не сидится дома и Фаине Хасановой. Муж Геннадий, пока она поет, хлопочет по дому. Хасановы тоже золотая пара. Во всех отношениях.
…Не знаю, заблестит ли речка Осиновка предстоящей весной от золотого пулемета, ну а то, что Осиновка во все времена хороша и сияет, — это точно.
Галина Бабанакова.
Кемеровский район.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс