Советчики и антисоветчики

25 декабря 2014 | Игорь Алехин

Сергей Типцов, яйский житель, сегодня живет с подворья и огорода, готовится к пенсии.
Всю жизнь прямо или косвенно связан с сельским хозяйством

— Сергей Алексеевич, почему ты считаешь, что имеешь право давать советы агропрому?
— Потому что я – житель этого края и гражданин плюс работал в сельском хозяйстве, в науке. Во-вторых, у меня крепкие экономические знания, проверенные практикой. И потому что у меня есть забота о будущем внуков, детей, о моём собственном будущем.

— И каково оно, агробудущее, с твоей колокольни?
— Чтобы говорить о будущем, сначала надо вспомнить прошлое. Сейчас модно сравнивать с 1913 годом. 100 лет прошло, в России были поставлены уникальные эксперименты над деревней и сельским хозяйством. Столыпинские реформы, коллективизация, совхозы, переход к капитализму…
Так вот, в 1913 году в аграрной России производили четыре центнера зерна на человека. Производство было экстенсивным. 37 миллионов лошадей пахали; сеяли из лукошек, примитивно. Сейчас, если взять наш район, а это кусочек общего зеркала, интенсивного способа производства тоже нет. Площади сократились втрое, удобрения, как и сто лет назад, не применяются, нет севооборотов, так как нет коров и кормовые культуры не востребованы. В результате – те же самые четыре центнера зерна на человека!
В чем причина? Сто лет техники не было, ручной труд, в деревнях – общины, зажиточные крестьяне, кулаки. Трудились на себя, голова работала. Мне дедушка Филиппов Пётр рассказывал: мы в Расее в лаптях в церкву ходили, а как в Сибирь приехали с нечерноземной зоны – пахать стали в хромовых сапогах. Корову, говорил, за скотину не считали, скотина – это кони, а корова – так, до кучи…

— Давай-ка к причинам…
— Причина, я считаю, в основном человеческий фактор. Климатические условия – это объективно, а все остальное – субъективно. И, смотри, пока мужики на себя работали, было все нормально, потом пришли уполномоченные с наганами и стали заставлять пахать глубже, сдавать больше. Советская власть одной рукой давала, другой все отбирала. До 1991 года у нас не было сельскохозяйственного производства, а была сельскохозяйственная бюджетная организация. Кто работает – тому 100 процентов дотаций, кто не работает – 200! Но разгильдяи так и не поднялись… Потом настали новые времена, и раздали землю тем мужикам, которые при Советской власти за норму пять рублей получали. Им без разницы было, что вырастет: чем больше земли наворочаешь, изуродуешь, тем больше зарплата. Или появились помещики и наняли себе управляющих…
Ни первые, ни вторые не понимают, как на земле работать, а наставить их на путь истинный некому. Для этого нужен специалист, который будет у земли адвокатом… А у нас на трибуну залезет, галстуком задавится: земля – мать-кормилица! А слезет и землю насилует… В этом году видел: ниже 15 сантиметров глина, а он пашет 22-24, вроде с овсюгом так борется. А потом начинается: урожай плохой, солярка дорогая, денег мало дают! И самое главное – подсказать некому, все на окладах! Все районные чиновники и кто повыше, все институты. А надо, как у Петра Первого в указе: «Советчикам советы за свой счет давать надобно, дабы видна была дурь каждого советчика»!
Сейчас вообще по принципу коллегии адвокатов надо создать коллегию агрономов. И чтобы специалисты-агрономы не сидели на стуле, не ковырялись в носу и не давали банальные советы: «Сей в грязь – будешь князь!» Так раньше было: грязь, холодно, надел лапти-мокроступы и пошел сеять. Покидал сверху из лукошка, солнышко пригрело – растет… Но сейчас это нонсенс: как можно сеять в грязь техникой?! Если грязь – значит, холодно, семя лежит мертвое…

— Ты как-то говорил, что помощь вообще бы отменил…
— Когда было много денег, поддерживать нужно было, конечно, всех, кто в деревне живет, чтобы была здоровая конкуренция. Но только с помощью кредитов и если у тебя есть результат, а дуракам и бездарям зачем деньги? Плюс я бы сделал: в деревне живешь, трех мужиков народил – вот тебе на трактор или комбайн деньги и первые пять лет плати копейки либо вообще не плати. Или – почему на такое развитие не разрешить, например, тратить материнский капитал?
Знаю деревню, в которой молоко производить невыгодно, потому что его закупать никто не хочет. Дайте людям сырный заводик! У них появится смысл для развития, они встанут на ноги и рассчитаются за этот кредит! И детишки их увидят, что в деревне жить выгодно. Крестьяне – это целая национальность, деревенская! Их надо сохранять, размножать…
Считаю, подачки, как при Советской власти, давать нельзя. Надо давать льготные кредиты. Отменить мизерные лукавые налоги на сельское хозяйство, иначе получается: я – разгильдяй, а сосед работает; с него налог взяли, а мне дотацию дали?! Надо: выдали кредит, деньги сработали, рассчитался. А давать кому попало, за счет рисков увеличивая банковский процент, – антинародное дело.

— А вдруг – засуха 2012 года и деньги не сработали?!
— Не было этой засухи, это разгильдяйство! Я примечал: где было внесено удобрение, хорошие семена, где было все правильно посеяно и обработано, там даже в тот засушливый год комбайн намолачивал с гектара бункер зерна. Это в режиме 15 центнеров! У нас почвы чаще глинистые, практически не может быть дефицита влаги. Плюс влажность воздуха 36 процентов даже когда стояла засуха. Утром роса бешеная! У меня есть литература: в 1969 году во время засухи после хороших предшественников типа картошки убирали до 30 центнеров зерна!

— Считаешь, есть люди, которые могут давать грамотные советы?
— Таких остались единицы, но надо пацанов учить, а то скоро и учить-то будет некому. И побольше практики, без нее диплом – ничто. И когда фермеры или другие собственники будут обращаться к специалистам и отдавать часть прибыли – они и сами умнеть начнут. Может, даже выучатся и обойдутся без помощников.

— Ты говоришь: хлеб – всему голова. А сегодня не хвост всему голова?
— Нет. Некоторые хотят коровники строить. Я говорю: а вы пленумы центрального комитета хорошо изучили? Советская власть так и не отладила кормопроизводство и надорвалась!
Животноводство тогда хорошо, когда есть корм. Говорят: народ разленился, не хочет скотину держать. Но когда был дешевый корм, когда с семи вечера до девяти утра колхозники с тока таскали мешками овес, а мешок дробленки стоил бутылку самогонки, тогда и скотины у каждого был полный двор. Корма дешевого нет – в деревне нет ни поросенка, ни коровёнки. У нас сейчас на магазине висит вывеска: 160 рублей мешок отрубей и 400 рублей мешок овса. Кто будет держать? А будь урожай, как мечтали при Советской власти, – тонна зерна на человека, и тогда наступит настоящий коммунизм, – то овес стоил бы полторы тысячи рублей тонна, ячмень – две с половиной, пшеница — 3-3,5. Почему тогда не держать скотину?

— Но сегодня себестоимость пшеницы шесть тысяч и выше…
— Если по парам вырастает 8-9 центнеров вместо 30 – тогда и будет себестоимость: затраты на гектар велики, а результата нет. Можно сумасшедшие деньги ввалить и ничего не поиметь. А можно с минимальными затратами сработать, соблюдая технологию от и до. Но если семена невсхожие, если солому насыпали, а удобрения не дали – лучше даже не сеять, деньги зря не тратить.

— И почему, считаешь, так? Нет мозгов?
— Не знаю, тут порочный какой-то круг. Стерневую сеялку освоить не смогли, культиватор не освоили – начали «Конкорд» изобретать. Но зачем он за миллион, если сеялки от Советской власти бесплатно достались? А их порезали на металлолом! Одно не освоили – другое курочить начали…

— Твои мысли – из жизни?
— В конце восьмидесятых-начале девяностых годов было научное объединение «Нива Кузбасса», я в нём работал научным организатором. Затем была производственная система «Семена»… Как раз на их примере мне знакома система, когда советчик зависит от результата, полученного благодаря его советам. Я, бывало, куриную ногу сварю и еду в ночь: зерно-то греется, семян не будет! Приезжал, регулировал-настраивал сушилки да машины по очистке семян… И весь сезон мы мотались по полям, вникали и помогали…
Мне один бывалый дядька говорил: за деньги и черт спляшет. Классный специалист, заработок которого зависит от итогов, может очень многое. Побежит в институт к ученым, полезет в интернет, к старикам…

— И все осенью увидят его заработки, обидятся и перестанут с ним работать…
— Умный не обидится, а глупому все равно хана. Но самое главное – если ему будут платить с прибыли, он будет вникать во все, он будет на глазах расти.

— Рентабельность сельского хозяйства – это мечта? Или вообще нечто недостижимое?
— Один помещик мне хвалился, что у него рентабельность на зерне 100 процентов. Очень экономный мужик, «конкордов» не покупал, но старая техника в порядке. Три миллиона вложил – на 7-8 продал…
Заморская техника хороша, но если берешь её, нужно очень четко просчитывать технологию, удобрения, химобработки. Чтобы всё это срабатывало, нужен очень хороший специалист и практика. И применять нужно всю технологию, а не какую-то часть.
Вся наука должна работать так: вот технология, вот себестоимость продукции применительно к вашим условиям. А чиновники должны спрашивать: почему нет прибыли, ведь наука вам дала шаблон? Почему нарушаете технологию?

— Ты ведь и сам какое-то время жил на советы?
— Да, было. Но фермеры не хотели выполнять мои рекомендации, а потом ждали богатого урожая. «Сыпь удобрение», — говорю. — «Денег нет». — «Бери кредит, покупай удобрения». — «Денег нет, не рассчитаюсь». — «Ты неправильно землю культивируешь!» — «Но колхозы так и делали»… Как-то всё по накатанной дороге, не хотели ничего реально менять. Я с ними разругался и всё бросил…
Но – так и запиши! – я уверен, что работать на земле – и почетно, и нужно. Если, конечно, все делать правильно.
Игорь Алёхин.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс