Соцсети:

Шалости лиричной снежинки

25 декабря 2014 | Ольга Штраус

В Кемеровском театре кукол – новая новогодняя премьера. Сказку-игру «Непослушная снежинка» поставила режиссер Елена Евстропова. Сценография, куклы, костюмы выполнены художником Еленой Наполовой. Музыку и песни к спектаклю сочинил Глеб Успенский.

Такое нечасто случается – выходя из зала, все зрители напевали куплеты из спектакля: «Машут кометы хвостами, машут собаки ушами, машет крылами мечта… Красота! Красота!»
Спектакль и впрямь получился очень красивым. Более того: стильным. Изящным. И очень трогательным. Забавные песенки, кстати, запоминаются влет не только из-за удачной мелодии (хотя для того, чтобы стать шлягером, песня должна «рифмоваться» с душой именно своей мелодией, и автор Глеб Успенский в очередной раз убедительно нам это доказал); сразу остаются в памяти и шуточные слова: «Спит под подушкой ватрушка, дремлет в болоте лягушка, мышка в объятьях кота… Красота!»
Надо сказать, что сказка Сергея Герасимова значительно переделана авторами спектакля, от первоосновы в ней остались разве что персонажи да завязка сюжета: непослушная снежинка не поостереглась, как ей велели, подошла к самому краю тучки и… упала вниз. А тут ее так и норовят съесть жители земли – то мышка, то муравей, то лягушка. В сказке Герасимова всё кончается нравоучительно, как в «Колобке». Здесь, в спектакле, режиссер Евстропова дает Снежинке немножко иной характер и соответственно иную судьбу. Прожорливых обитателей земли дети-зрители утешают другими лакомствами (кого-то соблазняет сладкий тортик, кого-то – болотные комары), а шалунью-Снежинку все вместе возвращают домой, на тучку, коллективным «дуновением». Все счастливы, все утешены. Красота!
Вроде бы ничего сверхъестественного режиссер тут не придумывает: ну, дуют дети всем залом дружно на Снежинку, ну, зудят комарами, трясут в воздухе растопыренными ладошками или мяукают кошкой… Но здесь, похоже, важно не то, что придумано, а как это сделано.
Главное достоинство спектакля «Непослушная снежинка» – мягкий, ненавязчивый юмор, столь свойственный фирменному стилю Евстроповой. Нет, это не тот «английский юмор», который блещет холодным интеллектуализмом. Это шаловливый девчачий смешок, игривый, но без озорства, лукавый, но без «вредности», чреватый легкими слезами и готовностью к сочувствию. Именно такой добрый юмор так охотно понимают и поддерживают дети.
И красочные пролог и эпилог сказки, придуманные художником Наполовой, как нельзя лучше соответствуют этой интонации. Кружевные оборчатые облака, таинственные люди, похожие на «белых клоунов»… Они выходят на просцениум, и колдуют над звенящими елочными шарами, и достают откуда-то из космической зыби маленькие симпатичные шарики-снежинки, которые тут же, в их руках, превращаются в персонажей сказки: так маленькие девочки, попади им в руки кубики или какие-нибудь железки, тут же наладят этим одушевленным ими самими вещицам уютный семейный быт – с поеданием каши, с прогулками на воздухе, с укладыванием в кроватку…
Сказка рассчитана на самых маленьких – тех, кому нет еще и двух-трех лет. Но вот передо мной на сдаче спектакля сидела компания подростков (мальчиков!) 12-13 лет. Самый, между нами говоря, противный, самый «нетеатральный» возраст. И смотрели они эту сказку, затаив дыхание. Наверное, потому, что в клоунских бормотаниях, столь схожих с невнятицей полунинского Асисяя, чувствовалось так много созвучного чему-то глубинному, исконно детскому, что живет в каждом из нас. И сыграно оно было с такой ювелирной точностью, без наигрыша, без нажима, без фальши, что не плениться этой «зарей сознания» просто невозможно. Кстати, потом мне рассказали: во время репетиций спектакля в театральном фойе шел ремонт. И парни-строители, заглянув в зал, замирали перед сценой, не в силах оторваться от завораживающей стихии сказки, рождающейся прямо на глазах.
Впрочем, Елена Евстропова очень умело дозирует всю эту нежную и философичную лирику, уравновешивая ее остроумными гэгами. Зал то и дело удивленно ахает, встречая каждого нового героя. И здесь заслуга художника не меньше, чем заслуга режиссера. Чего только стоит, например, необычно придуманный лягушечий язык, действительно устрашающий, которым Лягуха готова схватить не только глупую доверчивую Снежинку, но и любое зазевавшееся насекомое, что попадет ей на глаза.
Вообще абсолютно не похожие на наивных небесных снежинок персонажи лесного мира выглядят по-земному брутально и ярко-выразительно. А если учесть, что всех героев сказки играют только три актера (Никита Остатнигрош, Татьяна Остатнигрош и Елена Ахмедова), то можно только порадоваться профессионализму артистов, столь стремительно и ловко меняющих и пластику, и голос, и интонацию.
Сказка-игра, приуроченная к Новому году, разумеется, станет в театре украшением елочных утренников. Но можно смело надеяться, что и после отшумевших праздников она войдет в репертуар театра как один из самых изысканных спектаклей. Спектаклей, запоминающихся собственной, ни на что не похожей, особой интонацией.
Ольга Штраус.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним