Соцсети:

Любовь передается по наследству

25 декабря 2014 | Галина Бабанакова
DTI2512142

Дмитрий, Василий и Анна. Фото автора.

Восемь лет назад молодая и еще незамужняя тогда Аннушка вместо жениха нашла… ребенка

Тяжелая ноша
на хрупкие плечи

Они жили втроем: Аня, ее мама Лидия Викторовна Борщёва и маленькая девочка Женя.
Женечку Лидия Викторовна взяла из детского дома. И новая мама, и новая сестра души в девочке не чаяли. Всё для нее. Но спустя какое-то время Лидия Викторовна решила увеличить свою приемную семью. Родная-то дочь Аннушка выйдет замуж, совьет свое семейное гнездо, и заскучает Женя.
В органе опеки, куда обратилась Лидия Викторовна, сказали, что в детском отделении больницы сейчас находятся две сестры. Девочки здоровые, славные. А больница – это для них как промежуточная станция между отчим домом, куда возврата уже не будет, и домом казенным.
Анна поехала в больницу вместе с мамой. У нее уже был опыт работы с детдомовскими ребятками: какое-то время она была там поваром. Обеды у нее получались вкусными, детки просили добавки и называли Аню мамой. А она не могла сдержать слез от жалости к этим ничейным ребятишкам. Из-за этого и рассчиталась из детдома. Думала, что хватит с нее приемной сестрички Жени. И вот Анина мама едет за новыми дочками.
– А у них еще братишка есть, десятимесячный Олежка. Только вряд ли кто его возьмет. У мальчика аутизм, – сказали в больнице.
Анне захотелось взглянуть на этого ребенка. Ей разрешили. Зашла в палату и… обомлела от пронзительного взгляда мальчика, лежавшего в кроватке. Он был очень маленький, а глаза, как у взрослого. Они кричали, эти глаза: «Возьми меня! Возьми!»
Олежку взяла… Анна. Ни в больнице, ни в органах опеки не возражали. Все знали, что Анна живет вместе с мамой, так что Олежка и его старшие сестры все равно будут вместе. Однако еще и еще раз спрашивали Анну:
– А вы уверены, что поступаете правильно? Вам замуж надо. Вы красивая и здоровая, сами можете родить… Не боитесь, что останетесь одна с чужим ребенком? Да еще особенным. Чудес не бывает. Вряд ли он будет ходить и говорить. Ему сейчас десять месяцев, а у него развитие двухмесячного малыша. Так что еще раз подумайте.
А что тут долго думать?! Спасать надо! Вслух же Анна сказала:
– Кому буду нужна я, тому будет нужен и мой ребенок!

Прекрасна женщина с ребенком

С Василием Анну познакомили общие друзья. И он, и она к тому времени уже имели отношение к железной дороге. Василий окончил Тайгинский техникум, водил поезда, а Анна была проводником. Успела поездить в Москву, на юг, была на хорошем счету. Но после того как стала приемной мамой, работу пришлось оставить. Больницы, консультации, массажи… Олежка требовал очень много внимания. Зато и результат не замедлил сказаться.
Дети, страдающие аутизмом, почти не улыбаются. А Олежка улыбался Анне. А потом улыбнулся и Василию.
– Я понял, что это и мой ребенок тоже, – вот так просто рассказывает сегодня Василий, как, полюбив Анну, он полюбил и ее приемного сына.
Анна и Василий Шейнрок скрепили свой брак в загсе. Венчались и в церкви. Пообещали друг другу быть рядом и в радости, и в горе. И нам сейчас, приехавшим в гости, сразу видно, что живут в этой семье душа в душу.
В дом меня провела Анна. Гостеприимная, улыбчивая, молодая и стройная многодетная мама. Да, именно так. У Анны и Василия теперь четверо детей: Олег, София, Захар, Дима.
Приемному Олежке сейчас восемь лет. Симпатичный, подвижный, как и подобает мальчугану его возраста. Бегает, смеясь, по комнатам двух этажей своего просторного дома и постоянно окликает то маму, то папу.
– Он только недавно стал говорить, – улыбается Анна. – Но ведь говорит же! И не просто ходит, а бегает. А в сентябре картошку в огороде помогал копать. Так что не подтвердились прогнозы. Но мы не останавливаемся на лечении Олежки. Все методики и предписания врачей пробуем.
Кажется, Олег понимает, что сейчас говорят о нем. Он обнимает Василия, заглядывает ему в глаза.
– Сейчас, сынок, мы поиграем с тобой в компьютер, – угадывает отец желание Олежки.
Родные дети Анны и Василия не в обиде, что Олежке так много внимания. Ведь родительская любовь на всех одна – большая-большая.

DTI251214

Все они теперь родные!

Построил дом, растит трех сыновей

Свою любимую Аннушку с Олежкой на руках Василий привез не в шалаш. Он купил в Тайге дом с мечтой. Мечта была самая что ни на есть земная и мужская: перестроить этот дом на свой лад и свой уклад. То есть с учетом прибавления семейства.
Первой родилась дочка София. А еще через два года – Захарушка. С появлением родных детей Олежку не стали любить меньше. Напротив, многое, что перестраивалось и достраивалось, было с учетом его возможностей. При этом ни у Василия, ни у Анны и в мыслях не было, да и сейчас нет, просить что-то у города. Справляются сами. Благо позволяет зарплата Василия, поездного машиниста.
– Но мы все равно стараемся экономить, – говорит Анна. – Только не на детях, конечно.
Ради детей надстроили второй этаж дома. И весь этот этаж – детская. Уютно, просторно. Хоть на велосипеде катайся. И ведь катаются!
А вот двухэтажных кроватей в детской нет.
– Олежке и Димочке уже «хватило» урезанного пространства в больничных палатах. Так что пусть дома им будет свободно, – будто прочитав мои мысли, говорит Анна.
Дима – второй приемный сын Василия и Анны Шейнрок. И этого мальчика они нашли в больнице, как и Олежку. Только адрес больницы был уже другой.
Туда супруги Шейнрок поехали за… дочкой. За потенциальной приемной дочкой. Уж очень просила София сестричку.
…Идут Василий с Анной по коридору и, кажется, ног под собой от волнения не чувствуют. Вот-вот зайдут в палату, где в кроватке будет лежать ничейная девочка. И вдруг мимо них прошел худенький пятилетний мальчик. А врач, сопровождавший Василия и Анну, спросил:
– Может, вместо девочки мальчика возьмете? Вот этого. Он уже давно в нашей больнице, пора в специнтернат отправлять. В обыкновенный интернат или детдом его не определят, потому что Дима не такой, как все. Слышали про детей с расщепленным нёбом во рту? В народе это называют «волчьей пастью». С ней родила Диму его непутевая мамка.
А мальчик еще раз прошел мимо и так посмотрел на них, что оба, повернувшись друг к другу, сказали: «Он наш!»
В тот же день поехали супруги к сотрудникам опеки.
– Ждите звонка, – сказали им.
Стали ждать и наконец дождались новости.

Родная кровь

– Диму уже берут в приемную семью. Ту самую, где уже растет его сводная сестра.
Василий и Анна пытались утешить себя тем, что Дима и его сестренка будут вместе. Пусть отцы у детей разные, но мать-то была одна. Так что всё равно родная кровь. Ведь переехала же ради Олежки в Тайгу мама Анны Лидия Викторовна. Напомню, что в ее приемной семье воспитываются две сестры Олега.
Но, видно, и где-то свыше было решено, что этот мальчик – точно их. Потому что через несколько дней вновь раздался звонок:
– Вы можете ехать за Димой. Если, конечно, не передумали. Как в той семье с сестрой мальчика.
Поехали! И вот уже Дима в их доме. Его обнимает шестилетняя София и говорит:
– Какой же он хороший! Я так обожаю и этого братика!
И Дима быстро привык к новой обстановке. Как все ребятишки, бегает с этажа на этаж. Колокольчиком звенит его голос. И мне он с радостью показал, где папа и где мама. И сказал, как зовут его сестричку и братиков. В общем, славный мальчуган. А еще мне показалось, что Дима похож на Василия. Впрочем, и на Анну похож тоже. Говорю об этом вслух, а они оба улыбаются:
– Вы не первая, кто так считает. А что тут удивительного? Когда люди любят друг друга, они действительно похожи.
Сказав это, Василий обнял Диму, усевшегося на отцовские колени.
Вот так и живут, улыбаясь друг другу. И никаких охов и вздохов по поводу инвалидности приемных детей. О предстоящей операции Димы говорят с надеждой. Ведь есть добрые перемены. Уже за то время, как сменил Дима больничную палату на родной теперь для него дом. А уж после операции и говорить будет, как все в его возрасте, и учиться пойдет в обыкновенную школу. Интеллект-то у Димы сохранен! Что же касается Олежки, то он в буквальном смысле домашний мальчик. Ни на минуту не может оставаться один, без папы или мамы. Пословица «Как ниточка за иголочкой» – это про него.
– Но он все равно меняется, наш сынок, – Анна ласково смотрит на мальчика, подавая ему бутерброд с колбасой. Олежка в ответ улыбается тоже.
Да, любовь поистине творит чудеса. Вопреки прогнозам медиков, предупредивших однажды Анну, что Олежка может остановиться в развитии. Но смотрите, он опять поднимается! Вверх по лестнице!
Галина БАБАНАКОВА.
г. Тайга.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс