Соцсети:

Алхимики, шаманы и другие космонавты

2 декабря 2014 | Газета «Кузбасс»

Тезисы-японецВ Кемерове состоялся очередной, уже пятый по счету, фестиваль современных искусств «Тезисы». С 2012-го этот ежегодный форум имеет статус международного.

Вы слыхали, как растут грибы?

Новосибирец Игорь Купцов позиционирует свою музыку как «сибирский грибной шум», а ещё его живые концерты называют «техногенными камланиями». Игорь играл в полумраке, двигался импульсивно. И впрямь походил на шамана. Музыку он делает из акустических инструментов: камус, бубенцы, простейшие духовые. И из всякого металлического хлама, способного звучать. Электроника преобразует эти звуки. На маленькой сцене театра КемГУ «Встреча» он в одиночку создал глобальное шумовое полотно. Звук получился настолько плотным, что, казалось, его можно пощупать.
Днём позже на этой же площадке свой аудиовизуальный проект представил петербуржец Сергей Костырко. Он использовал модулярный синтезатор, связанный с экраном. Музыка генерировала различные графические изображения. Этот экран был единственным источником света в затемнённом зале, что в сочетании с квадрозвуком дало мощнейший эффект. Сам Сергей позже признал, что лицам с неустойчивой психикой на такие шумовые перформансы лучше не ходить.
На всякий случай уточню: синтезатор, использованный Костырко, не похож на «электрическое пианино».
— Изначально появились именно модулярные синтезаторы. Но они стоили десятки тысяч долларов и не были доступны музыкантам. Их в 50-60-е годы использовали ученые-акустики, – напомнил Сергей.
В 70-80-х русский рок являлся контркультурой, с которой был знаком, в общем-то, узкий круг людей. Но случился прорыв, и эта музыка завладела сознанием миллионов. С современной альтернативной музыкой такого не происходит. Почему?
– Тогда была поддержка журналистов, – объясняет Сергей Костырко. – Даже если публика не попадала на какие-то концерты, она могла о них прочитать. А сегодня журналистское сообщество мало интересуется некоммерческой музыкой. Очень мало музыкальных обозревателей, занимающихся анализом и популяризацией…

«Шумовой» патриарх

Приехавший на нынешние «Тезисы» москвич Алексей Борисов свои первые записи делал в 70-е и распространял ещё на бобинах для катушечных магнитофонов. Он участник легендарной рок-группы Василия Шумова «Центр» – первого нью-вэйвового проекта в СССР. Позже основал «Ночной проспект», игравший постиндустриальный рок. Участвовал в сотне фестивалей по всему миру. Джемовал с самим Фрэнком Заппой. Своё выступление в рамках кемеровского фестиваля на большой сцене КемГУ Борисов прокомментировал так:
– Кто-то называет это нойзом, кто-то – экспериментальной электроникой. Не могу сказать, что я «шумовик» в чистом виде. Использую разные инструментарии и разные техники. Работаю с голосом. Использую практически всё, что может звучать: от компьютера до каких-то совсем дешёвых диктофончиков. Могу записывать во время выступления реальный звук и потом его воспроизводить. Мне интересно менять состояния во время выступления. Могу быть и очень тихим, и очень громким.
Москвич, в отличие от упомянутых выше исполнителей, играл не в полумраке, а на залитой светом сцене. Позади клубился сценический дым… С допотопным микрофоном, в который он время от времени что-то наговаривал, Борисов напоминал космонавта советских времён. Впрочем, звучал он очень современно.
На большой сцене выступал и японский музыкант Daichi Yoshikawa. Он играл в составе трио: вместе с ним импровизировали шведский контрабасист Joel Grip и французский барабанщик Pier Borel. Снизу непросто было разглядеть, над чем колдовал японец. Как мне объяснили позже, стоявшая на столе чёрная коробочка – это динамик, колонка. Между этой колонкой и бубном подпрыгивал контактный микрофон – вибрирующая пластина. Yoshikawa использовал и другие объекты – пружинки, баночки и прочие железки. Joel Grip играл смычком не только на струнах, но и на корпусе контрабаса. И если Игорь Купцов в своём сете обрушил на зрителей целый паводок шума, то музыка интернационального трио напомнила скорее прозрачный ручей.

Нойз-артель

В последний день фестиваля все выступления проходили в камерном пространстве те-атра «Встреча», которое кемеровский музыкант Александр Маркварт сравнил с алхимической лабораторией. Борисов, Костырко и Daichi Yoshikawa вышли на сцену вместе. Получилась настоящая нойз-артель. Кроме того, к ним присоединился кемеровчанин Егор Мирошник – изобретатель и создатель собственных электронных инструментов.
В тот же день Мирошник участвовал в перформансе юргинца Олега Новикова. Этого художника хочется назвать авангардистом-кустарём. Он тяготеет к доцифровым технологиям, во время своего выступления использовал обычный графопроектор и аналоговую видеокамеру. На рабочую плоскость проектора насыпал песок; проецировал изображение разрываемого пупырчатого полиэтилена. Впрочем, на какой-нибудь песочный театр это похоже не было. Вместе с музыкантами Новиков в затемнённом зале сочинил-сконструировал целый мир со своими акустическими и оптическими законами.
Зарубежные участники фестиваля зарабатывают на жизнь музыкой. Сибирским музыкантам приходится искать другие источники дохода. Олег Новиков, например, пчеловод.
– У меня в этом плане гармония, – философски рассуждает он. – С цивилизацией контактирую, только когда привожу в город мёд. В пчеловодстве, как и в творческих экспериментах, очень много медитативного.

Андрей НОВАШОВ.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс