За счастьем — на прародину

14 мая 2014 | Лариса Максименко

Мрассу1-

Парень из Турции перебрался жить в Горную Шорию из-за любви к сибирской девушке и… по зову предков.

Влюбившись в красавицу Наташу и переехав из турецкого «пляжного рая» на «край света», Джан Али Джошкун уже прошел «боевое крещение» 45-градусными морозами и сенокосной жарой с тучей звенящего гнуса. Выдержал пытку безработицей. И… манящим золотом, «валяющимся» под ногами в шорском селе Мрассу, на въезде в которое, на аншлаге с названием, стоит знак Au («золото», золотоносные жилы), понятный любому мужику в любой точке мира.
А еще Джан впервые в жизни увидел, как растет помидор. Научился ездить на лошади и жить без интернета. И все это – ради любви.
…Хотя всего четыре года назад Джан, преуспевающий хозяин кафе, которым он управлял на пару с другом в залитой солнцем Анталье, о Сибири ничего не знал. Но вдруг… «загорелся» открытием ученых. Про Алтай – одну из «колыбелей» человечества, откуда, доказали генетики в XXI веке, сверяя ДНК разных народов, и пошло заселение Земли по Евразии и даже Америке… Про Алтай – прародину всех тюрков, и его, Джана, получается, в том числе. А романтические мечты — побывать на прародине, на горной вершине, взглянуть сверху на то, как «кипит» туман, сливаясь с низкими облаками, и услышать, как шумят кедры, — и правда сбываются!..
— Ведь совпало же: я приехала в отпуск в Турцию. И мы с Джаном познакомились, поженились. Но я рвалась домой, — вспоминает Наташа. — И как же муж был потрясен, когда во время свадебного путешествия в Сибирь, по трассе в мое родовое Мрассу мы проехали табличку «Шория – Алтай», границу!
Так Джан, глазам не веря, вернулся с женой на прародину, туда, откуда его прапрапрадеды 20-25 тысяч лет назад ушли искать по белу свету счастья…

Голос

Наташа Балаева, 21-летняя студентка Новосибирского пединститута, и Джан Али, 26-летний бизнесмен, познакомились, загадав желание о суженом (суженой) в одну и ту же святочную неделю!

— Шел январь, время гадать, спрашивать о будущем. Я и написала записки с вариантами поворота судьбы, положила их под подушку, а утром вытащила первым листочек с предсказанием, что меня ждет встреча с моей второй половинкой. С этим ожиданием и улетела в Турцию, — рассказывает Наташа.

А следом смуглый парень за стойкой рядом с отелем, где остановилась девушка, запомнил ее, прошедшую мимо. И, потеряв из-за Наташи покой, прочитал молитву, выйдя к священному дереву, растущему у дверей кафе. Джан попросил небеса помочь покорить сердце прекрасной незнакомки.

— И только он поговорил с Богом, тут я и вышла из отеля. И снова прошла бы мимо, но… услышала божественный голос. Нежный, сладкий. Это была песня о любви. На английском. Я остановилась. И тут из кафе выбежал Джан, приглашая меня. Вошла, зачарованная песней, которую пел его друг. И, слушая, что же мне, волнуясь и отчего-то очень-очень радуясь, быстро объясняет Джан сначала по-турецки (он принял меня за турчанку), а потом по-английски, я разулыбалась. Говорю, нет-нет, я не турчанка и не из Европы, я из России. И тут Джан совсем пропал от моей улыбки. Я ее силу знаю, — смеется Наташа.

…С того вечера они стали встречаться. И как же парень был благодарен песне друга, которого, кстати, зовет «пророком» любви, соединившей их. И как же обрадовался, узнав, что колечко у Наташи на пальце, замеченное им с первой минуты, оказалось не обручальным, а защищающим (с надписью «Спаси и сохрани») и по жизни ведущим…

Время хны

Провожая Наташу в Россию в аэропорту («каникулы кончились»), Джан сделал ей предложение. И пообещал, что через полгода прилетит сватать, просить благословения у ее родителей.

Слово сдержал. Нагруженный чайным сервизом и сковородками в подарок (думая, что это верный ключ к сердцу русской тещи), Джан прилетел в августе в Новосибирск, в пригороде которого тогда жила Наташа с родителями.

Мрассу2-Однако ее мама жениха-турка приняла холодно, чувства дочки и Джана считала «курортным романом». Но… приглядывалась. К тому, как Джан восторженно знакомился с Россией. Как завороженно ходил вокруг деревенского рукомойника, стуча по «соску» и не понимая, как же туда поступает вода. А когда объяснили, всё крутил головой, и Наташа переводила, смеясь, с английского:

— О! Эти русские технологии…

Джан научился топить печку, колоть дрова. Сказал, что не боится снега, потому что у себя в Турции, служа в армии, был в горах и снег видел. Признался, что жить без Наташи не может, и что его отец в Турции уже дал «добро» на их свадьбу, и что его 100-летний дед ждет приезда русской Наташи, и что Наташа – самая красивая девушка России (смешанных русских и тюркских, шорских кровей). Тогда мама Наташи будущего зятя и поняла, приняла.

— Мы улетели с Джаном в Турцию, — рассказывает Наташа. — Расписались в загсе, как были, в джинсах, футболках. Только я платок счастливый бабушкин, помня про то, что они с дедушкой больше полувека вместе хорошо уже прожили, на плечи накинула.

…А потом был День хны, предваривший свадьбу.

— Мне принесли от турецкой родни несколько национальных платьев. Подошло черное с красивым белым узором. А на голову мы купили красную паранджу, закрывавшую лицо, — вспоминает Наташа.

Она очень волновалась (ведь День хны в жизни турецкой женщины и турецкого мужчины бывает лишь раз в жизни). Джан ее успокаивал… Хну принесли на красивом подносе со свечками. И тетя Джана нарисовала Наташе «замужние» символы на ладошках, а чтобы не стерлась хна, надела ей на руки варежки из гипюра. Джану же хной покрасили мизинец, по кругу, обозначив символ кольца. Это был древний обряд – на семейное счастье…

Мрассу-

Золото предков

Приехав жить в Кузбасс, в село Мрассу, к Наташиным бабушке с дедушкой и к ее родителям, тоже перебравшимся туда, Наташа с Джаном поселились в свободном старом домишке.

Наташа, получив диплом, ведет в школе, где 22 ученика, физику, математику, географию. И она очень похожа на героиню знаменитого турецкого романа и кинофильма «Королек – птичка певчая», только «перелетевшую» в Россию и раньше турецкой «звезды» нашедшую свое семейное счастье и предназначение. Она с гордостью рассказывает и об учениках, и о том, как растет сынишка. Как помогает его нянчить мама. Как отец Наташи и дед научили дорогого Джана охоте, зарабатывать в сезон на кедровом орехе и жить огородом.

А турецкий зять, влюбившийся в Россию, пытается в том числе понять, как же выживают безработные русские.

— В селе работы нет. Золотоносные жилы, разведанные геологами, ждут своего часа, — говорит географ Наташа. – Скоро начнется у нас промышленная добыча.

Джану, романтику, это, конечно, интересно. А еще он обдумывает, не открыть ли на прародине туристический бизнес…

Лариса Максименко.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс