Хлеб и уголь

13 мая 2014 | Игорь Алехин

Иногда на их пересечении возникают серьезные проблемы.Почему?

Этой весной фермер Анатолий Артеменко вновь не сможет засеять 82 с половиной из тысячи гектаров, на которых он работает, потому что там произведен «самовольный захват» шахтой «Комсомолец» ОАО «СУЭК-Кузбасс».

артеменко

Такая формулировка кочует по многочисленным актам выездной районной комиссии по муниципальному земельному контролю, Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Кемеровской области (Россельхознадзор) и районной прокуратуры вот уже несколько лет.

Кто-то скажет: что за ерунда, в России 40 миллионов гектаров брошенных земель, а тут – меньше сотни гектаров! Но, во-первых, черноземы под поселком Свердловский – одни из лучших в Кузбассе. Во-вторых, в Ленинск-Кузнецком районе пашню не бросали даже в самые трудные времена. В-третьих, это вообще-то чужая собственность, на которой люди работают, выращивая хлеб. В-четвертых, если с позиции земельного законодательства и законодательства РФ в целом, это вообще нонсенс…

Насколько ситуация типична? Петр Мельник, первый заместитель главы Ленинск-Кузнецкого муниципального района и главный человек по местному агропрому, утверждает:

— На сегодня проблема с угольщиками есть. Они нередко начинают работы, не предупреждая ни нас, ни собственников, что противозаконно. Убеждать или принуждать их к другому поведению очень сложно. Есть моменты, когда выводят своими действиями из оборота пашню, которая продолжает у нас числиться землей сельхозназначения. Такой наберется не одна сотня гектаров – на ней работать нельзя, там как по минному полю ходишь, то и дело провалы, у одного из фермеров пару-тройку лет назад даже посевной комплекс провалился… Мы практикуем совместные проверки с прокуратурой, Россельхознадзором, но санкции, которые применяются, не особенно стимулируют угольщиков к выполнению законодательства. Ведь, если по закону, они должны предупредить собственника о своих работах, убрать за собой и компенсировать сельхозтоваропроизводителю потери.

Для непонимающих постараемся перевести ситуацию в наглядную плоскость.

Представьте, что вы, сидя за рабочим столом в квартире, которая принадлежит вам, создаете какие-то материальные ценности, иначе – зарабатываете свой кусок хлеба. И вдруг этажом ниже активизируется жизнь, часть перекрытия рушится, паркет сгребают в угол, вам в пятку упирается дегазационная труба диаметром тридцать сантиметров, стол накренился, компьютер засыпан шлаком, вдоль длинной стены комнаты грейдер нарезает технологическую дорогу, по углам люди в униформе расставляют таблички «ОПАСНО!», а под потолком тянут ЛЭП. И так, хоть у вас в руках пачка актов, справок и фотоснимков о «самовольном захвате», проходbт четыре года…

Но вернемся на поля фермера Артеменко, чтобы понять механизм проблемы, возникающей, когда вдруг пересекаются хлебное поле и расположенное под ним поле угольное.

Вот строчки из акта выездной комиссии по земельному контролю на территории Ленинск-Кузнецкого муниципального района от 28.10.2011 года:

«…произведено обследование земельного участка и установлено, что на поле №6 общей площадью 59,6 га проведены работы:

— выкопано пять ям размером 4,5Х3,4 м глубиной 2,5 м,

— накатана дорога: длина – 200 м, ширина – 4,2 м,

— установлена буровая установка (прицеп, вагончик, металлические трубы), занимает территорию размером 42Х20 м.

Вывод комиссии:

«ОАО «Шахта «Комсомолец» произведен самовольный захват земельных участков сельскохозяйственного назначения. Земельные участки невозможно использовать по целевому назначению в сельскохозяйственных целях. Для дальнейшего использования земельных участков необходимо произвести рекультивацию земель и произвести расчет упущенной выгоды».

Сначала, вспоминает Артеменко, он буквально впал в шок, прямо на рабочем месте – в поле – увидев вездеходы, вахтовки, раскатанные колеи, по которым не мог проехать фермерский «уазик».

— Мы сразу поехали на «Комсомолец», как цивилизованные люди. Говорим им: вы зашли на земли сельхозназначения. Они говорят: не вопрос, представьте документы, мы все решим, возьмем землю в аренду, сделаем рекультивацию, оплатим вам упущенную выгоду…

артеменко-2

Прошло четыре года. Анатолий Артеменко выучил земельное законодательство, дооформил правоустанавливающие документы на нарушенные земельные участки, собрал не один десяток актов о «самовольном захвате земель» и нанесенном земле вреде, накопил толстенную переписку с надзорными и контролирующими органами и угольщиками. Научился во время посевной и уборочной идти на проблемных полях перед посевным комплексом или уборочным комбайном, чтобы они не провалились в появившийся вдруг овраг.

Угольщики в свою очередь продолжают проводить несанкционированные работы по дегазации Бреевского угольного пласта еще на нескольких полях фермера, увеличив площади, на которых нельзя заниматься сельхозпроизводством, до 82,5 гектара. По актам эти поля теперь проходят под номерами 6, 7 и 8. У шахты до сих пор даже нет плана рекультивации загаженных земель… Правда, виновные были-таки наказаны за эти годы штрафами на смешные 80 тысяч рублей…

Вот факты одного из последних актов по итогам проверки от 19 марта 2014 года: на поле №7 пробурена скважина и установлено дегазационное оборудование, здесь находятся буровая установка, буровые штанги, электростанция, вагонетка, мачта для освещения объекта, прицеп для перевозки оборудования, вагончик для проживания персонала, большегрузная техника, которая передвигается по проложенной вдоль поля дороге длиной 400 метров и шириной 6 метров. Все, естественно, «самовольно и без согласования с законными собственниками и пользователями данного участка». Плюс остатки технической воды и глина, перемешанные с плодородным слоем почвы…

Опыт Ленинск-Кузнецкого района подтверждает, что до суда фермерские претензии к угольщикам, как правило, не доходят. На то, чтобы собрать убедительную доказательную базу, привести документы хозяйства в полное соответствие с законом нужны не только немалые деньги и квалификация, но еще и время – ни того, ни другого, ни третьего фермерам часто не хватает. Но фермер Анатолий Артеменко решил, что неправильно, когда человек не отстаивает свои интересы, будучи на сто процентов правым. Это значит не уважать себя, не уважать свой труд, не уметь защитить свое предприятие. А если ты не уважаешь себя, никто не будет уважать тебя, и в любой момент часть твоего хлебного поля может провалиться в бездну.

Игорь АЛЕХИН.

На снимках: на хлебном поле фермера Артеменко, март 2014 года; Анатолий Артеменко.

От редакции.

«Кузбасс» планирует рассказать читателям, чем закончится эта хлебно-угольная история.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс