Соцсети:

Весна, тайга и пихтоварка

4 апреля 2014 | Газета «Кузбасс»

пихта«Фирменное» кузбасское производство сейчас представлено в Таштагольском районе всего одним котлом, хотя его продукция по-прежнему очень востребована

Чем дальше, тем больше
Эту уже, можно сказать, реликвию – один из действующих памятников планового социалистического хозяйства — можно увидеть по дороге на Горный Алтай из Таштагола. Такой вот огромный котел, обрамленный хвойными лапами. Сюда свозятся и оставшиеся от новогодних праздников всевозможные «елки» — замечательная утилизация. Но в основном собирается сырьё на месте строительства линий электропередачи. Когда просеки прорубаются, остается много хвойной лапки. У рачительного хозяина то, что другие бросили, всегда в дело пойдет.
Виктор Иванович Козлов сегодня на пенсии, он помнит, как в былые времена пихтоварок в округе было множество. И в лесхозах, и в системе исправительных учреждений, которые вели лесозаготовки на территории района («в системе» работал до пенсии и Виктор Иванович). А сегодня…
— Лесозаготовителям это невыгодно, – говорит он. — На металлолом сдали все пихтоварки. Труда много. Надо нарубить эту лапку, привезти сюда, загрузить в чан. Два «уазика» лапок нужно под завязочку, чтобы мою пихтоварку полностью загрузить. И ещё лапка смотря какая. Вот в прошлом году она вся потравленная была, желтая пихта. Котел мой — кв300, раньше такие в школах стояли, теперь выбрасывают, а я по-стариковски ещё использую.
— А почему вы этим занимаетесь, когда другие отступились?
— Практика житейская. Она же всегда какую-то копейку даст. Для себя в основном делал, для знакомых. Две-три гонки сделаю — и хватало. А чем дальше, тем больше нужно. Стали просить. В декабре уже всё кончилось, нет масла. С Зеленки (гора Зеленая в Шерегеше. – Прим. ред.) приезжают: «Дай, дай». А где я возьму? Сам не могу по состоянию здоровья по котлам лазить, нанимаю рабочих на свою пенсию. Как только пенсия кончилась – всё, не работаем. Что получил, то получил. А людям нужно. Из Новосибирска заказывают, Кемерова, Новокузнецка. Знают, что у меня качественное масло.
Нет никаких тайн в процессе производства, Виктор Иванович описывает технологию охотно. Выход продукта зависит от количества и качества хвойной лапки. Максимально за один раз можно выгнать 35 литров масла. Процесс идет ровно сутки. В пихтоварку загружается лапка, котел герметично закрывается. В будке стоит паровой котел. Пар подается снизу и, проходя через пихтовые лапки, разрушает их поры и вытесняет масло. Образующаяся пароэфирная смесь из чана поступает в холодильник. Пар охлаждается, масло остается вверху, внизу вода пихтовая, тоже целебная. Всё, продукт готов.

Было дело лапки
Во времена социализма дело «пихтоварения» было поставлено на широкую ногу. Общий запас пихтовой лапки, годной к производству, определялся в 70-х годах прошлого века в 11 млн тонн. Из этого объема можно было произвести 220-330 тысяч тонн пихтового масла. А Кузбасс тогда занимал первое место в стране по его выработке. По данным департамента лесного комплекса Кемеровской области, пихтовое масло у нас в регионе производилось в то время на 60 заводах (до 300 тонн). Один только Таштагольский лесхоз вырабатывал 5-6 тонн ежегодно.
По воспоминаниям его бывшего директора Николая Гусева, в годы правления Брежнева пихтовому маслу лесхоза был присвоен «Знак качества». Лабораторный химический анализ на заводе показал содержание в пихтовом масле из Таштагола не менее 33% сложного эфира борнилацетата, что соответствовало высшему сорту. Наше масло уходило на Нейво-Рудянский лесохимический завод Свердловской области. Кемеровское межхозяйственное территориальное производственное объединение, а затем Кемеровское управление лесами до 60 тонн в год пихтового масла туда отправляли. Передвижные пихтоварки были тогда почти в каждом лесничестве, а основное производство сосредоточивалось на территориях Таштагольского, Тисульского, Тяжинского районов.
Банное удовольствие
Виктор Иванович Козлов тоже вспоминает, что масло в больших количествах отправляли на завод для дальнейшей переработки. Сейчас этот продукт, главным образом, используется народом в бане.
— Но им нужно уметь пользоваться, — предупреждает хозяин пихтоварки. — Некоторые в парной нальют так, что вонь стоит. А его много нельзя, только чуть-чуть покапать для запаха. А вообще масло много от чего помогает. Кашель лечит, желудок, горло при ангине: на ватку капнешь, несколько раз помазал — и всё проходит. При ревматических болях натираться хорошо. Причем пихта греет не как современные мази, от которых неделю ещё всё горит. А тут с вечера намазал, обмотал, и до утра можно не снимать. Мягкое тепло. Одна моя знакомая берет даже воду пихтовую. У неё была язва желудка, хотела уже на операцию ложиться. Сказали попить, она приехала ко мне, взяла целую канистру. Через полгода возвращается, говорит, стало лучше. Взяла ещё для профилактики. А вообще – посмотрите в интернете. Там о его лечебных свойствах столько написано!
Евгения РАЙНЕШ.
Фото Татьяны Ярцевой.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс