Соцсети:

За древесиной леса не видим?

28 марта 2014 | Газета «Кузбасс»

лесовоз
Оперативно-профилактическая операция «Лесовоз» заканчивается в Кузбассе 30 марта. Ее итоги подтверждают некоторые тревожные опасения.
Поход на «самоволку»
«Самоволкой» лесники называют незаконную заготовку древесины. И главная цель операции «Лесовоз» – обеспечение охраны лесов от незаконной рубки, обнаружение каналов транспортировки противоправно заготовленной древесины и пресечение ее контрафактного оборота. Почти три недели оперативные группы выходили в рейды в лесных массивах, проверяли пункты приема и отгрузки древесины. Координацию действий и сбор информации о результатах работы осуществлял областной департамент лесного комплекса.
– Во всех лесничествах были сформированы совместные группы из специалистов нашего департамента и подразделений МВД России, – рассказывает начальник департамента Геннадий Липатов. – Всего в операции участвовали 252 человека. Только за десять дней, с 11 по 21 марта, провели 113 рейдов, в ходе которых выявили 11 фактов незаконных рубок объёмом 302,75 м3. Вред, причинённый лесам незаконной рубкой, составил 1434,5 тыс. рублей. Задержано 12 транспортных средств для выяснения законности провозимой древесины. За незаконную рубку леса возбуждено 6 уголовных дел по ст. 260 УК РФ: одно в Юргинском, два в Яйском и три в Тяжинском лесничествах. Кроме того, одно административное дело возбуждено в Мысковском лесничестве и два в Чебулинском
(ч. 1 ст. 8.32 КоАП РФ).

Ночные звонки

Таштагольское лесничество – одно из самых больших в Кузбассе: 678 ты-
сяч га. На всю эту территорию – 8 инспекторов. Причем территория труднопроходимая. Иногда инспекторам, чтобы попасть на участок, приходится на лошадях преодолевать расстояния, которые измеряются в сотнях километров.
Но вывозить крупные партии леса можно только по одной дороге, которая ведет на Алтай. Кругом горы, сильно не разъездишься. И рейды по проверке в основном проводятся именно на этой дороге. В район, который называется по имени речки – Кочура, мы отправляемся с Евгением Погодаевым, главным специалистом территориального отдела по Таштагольскому лесничеству, Александром Козловым и Евгением Тагильцевым, старшими инспекторами.
– В нашем лесничестве граничат три региона: Хакасия, Горный Алтай и Кемеровская область, – рассказывает по дороге Евгений Погодаев. – С тех пор как мы закольцевались с Горным Алтаем, много леса везут именно оттуда. Так что мы в такие рейды мобильными группами выезжаем круглый год, и все время плотно сотрудничаем с полицией, ОБЭПом. Иногда приходится выезжать на проверки по телефонному звонку. Вот несколько месяцев назад староверы из Килинска (у них на границе с Алтаем порубка на арендованной территории) сообщили, что там идет заготовка, может, незаконная. Везут ночью. Выехали мы с сотрудниками полиции. Да, на границе стоит трактор, груженный кедром. Документы проверили: всё в порядке, «самоволки» нет. Так ночью домой и вернулись.
Кстати, чаще всего ночные вывозы объясняются просто. Приехал водитель из Новокузнецка днем, пока загрузился – уже сумерки наступили. Засветло просто вывезти не успевает. А весной, когда дорога размокла, специально приходится ждать ночных заморозков. Только тогда можно проехать груженому транспорту. Местным же жителям ночные рейсы кажутся подозрительными. И лесники все равно выезжают на проверки по каждому звонку. Кто знает, а вдруг?

Первая шорская улица

Мы – на месте назначения по дороге на Горный Алтай. Лесная охрана останавливает проходящие лесовозы, проверяет документы, подтверждающие основания вывозки древесины. За день, говорят лесники, проезжает машин пять-шесть. Всё от сезона зависит.
Именно здесь происходит сейчас активное строительство «шорской» улицы, которая носит имя Георгия Челбогашева, первого президента региональной общественной организации «Ассоциация шорского народа», трагически погибшего десять лет назад. Буквально год назад на месте поднимающихся особнячков были только заросли кустарников.
– Собрались все, – говорит Геннадий Васильевич, новосел, – и решили построить улицу. Скважину уже пробурили, вода есть. Древесину для строительства выписывали для собственных нужд. Тяжело найти, где бы лес был хороший. А если нашел – проблем нет, выписываем и строимся. Здесь, конечно, мы ничего не рубим, красоту нужно сохранить.

Верните аукционы!

Проблема сегодняшнего дня и для лесников, и для частных предпринимателей, и для населения в том, что лесное законодательство ориентировано на использование лесов на основании договоров аренды, что под силу только крупным предпринимателям. Для малого бизнеса осталась одна только возможность легально работать: перерабатывать древесину, которую люди получают для собственных нужд на льготных условиях по областному закону. Простые граждане чаще всего не имеют техники для её заготовки и вывозки. Вот они и пользуются услугами посредников – местных лесозаготовителей, у которых есть для этого всё. А одно из нововведений в Лесном кодексе, которое действует с 1 февраля этого года, касается именно запрета на использование древесины, заготовленной для собственных нужд гражданами, кем-либо еще, кроме того, кому она была предоставлена.
– С предпринимателями нам работать гораздо проще, – объясняет Евгений Тагильцев. – Мы их всех хорошо знаем, и они заинтересованы, чтобы всё в их работе с точки зрения закона было в порядке. Предприниматели сегодня непосредственно занимаются заготовкой леса для населения. А теперь если краткосрочное пользование леса по договорам не введут, им ничего иного не останется, кроме как закрыться. Или скупать на Алтае и перепродавать лес. Цена сразу вырастет, а людям деваться некуда, все строятся. Люди без нужной техники сами не заготовят. Даже дрова не у кого будет жителям покупать…
Предприниматели все еще надеются на то, что для них вернут возможность участия в лесных аукционах.

Чем дальше в лес…

Небольшие частные компании и индивидуальные предприниматели не выживут в условиях суровой конкуренции с большими предприятиями ещё и потому, что в Таштагольском районе с заготовкой леса существуют специфические сложности. Проблема, которая идет из прошлого и упирается в неясное будущее. Некий парадокс: леса вокруг вроде много, но его… практически нет. Ещё когда район образовался, на территории было много лесозаготовительных предприятий. Рубили активно не одно десятилетие, и пригодные для заготовки лесные ресурсы находились все дальше от населенных пунктов и глубже в тайге.
– Когда здесь зона была, – продолжает объяснять Евгений, – они рубили, оставляли клочки для осеменения, именно их сейчас предприниматели дорубают – по 300 кубов, по 400. На вертолете поднимитесь – здесь сплошные выруба. Если раньше были силы заготавливать, дороги делали, коробки строили, то теперь все проблемы ложатся частнику на плечи. Ему и так очень сложно, и заготовка всё дальше и дальше уходит. Доступных участков вокруг нет. Если не вернуться к тому, что было, местному лесному предпринимателю вообще придется закрыться.
* * *
За несколько часов, пока мы дежурили с лесной охраной, прошел всего один лесовоз с кедром с Алтая. Все документы у водителя были в порядке. Будет ли так спокойно на этой дороге, если небольшим предприятиям, работающим в лесу, так и не дадут действовать легально? Не знаю.
Евгения РАЙНЕШ.

Первая шорская улица

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс