Соцсети:

«Мотор» второго шанса

27 марта 2014 | Лариса Максименко

сердце

Первое сердце, пересаженное в Кузбассе, уже год «поет» по утрам.
Его любимая песня – «А на то-о-ом берегу незабудки цветут»…
А еще трансплантированное «городское» сердце уже спокойно выдержало и 9 тонн угля, которые новому деревенскому хозяину пришлось за зиму перетаскать в избу. И 25 «соток» картофельно-огородных работ. И первую щедрую на снег зиму помогло продержаться, когда он расчищал двор.
— Да я не живу – летаю! А всё из-за него, нового сердца, — бросив махать лопатой, уничтожившей последний участок свежевыпавшей белоснежной целины, Виктор Подземельный стучит себя по груди.
Судьба дала ему второй шанс: старому шоферу сменили вконец изношенный «мотор». И вот теперь Виктор привычно несется – щеки красные — с двумя ведрами угля в дом. Причем на такой скорости, что даже мысль моя – броситься помочь, подхватить, поберечь — запаздывает…
— Я знал, соглашаясь на операцию, что всё будет хорошо, — прислоняется, наконец, Виктор к забору.
— Откуда знал?
— Чувствовал. У меня после пяти инфарктов, после клинической смерти старое сердце стало никаким. И на том свете побывав («видел» себя не в тоннеле, а шедшим вроде бы по железнодорожному мосту, но не дошел двух ступенек, вернулся), уверовал: умирать мне еще рано.
Киборг
В Большом Корчугане, где 46-летний Виктор живет в старом родительском доме с 79-летней мамой Анной Никитичной, земляки называют его… киборгом. Его же «ведёт» спутник из космоса!
Потому что во время уникальной 5-часовой операции, первой такой в Кузбассе, сделанной в Кемеровском кардиоцентре зимой 2013-го, вместе с новым сердцем Подземельный получил и крохотный спецприбор (его вшили под ключицу). А еще аппарат-считыватель к нему дали, типа радиотелефона, который следит, как ведет себя сердце, и передает информацию в пространство и время…
— Я после выписки ни дня дома не лежал, всё возился понемногу по хозяйству. Через неделю лопату (правда, пластмассовую, легкую) в руки взял. Снег и в том марте всё летел с туч, всё никак зима не уходила, — вспоминает Виктор. – А примерно через месяц я в один из дней сильно наработался во дворе. И вдруг звонок из кардиоцентра. Мой врач, строго: «Ты чего это там сейчас делаешь? Ну-ка!» Это значит: я перетрудился, новое сердце устало, аппарат-считыватель это засёк, сигнал с него ушел на спутник, оттуда – в Германию, где находится главный пульт, и там загудела «моя» линия. И оттуда звонок срочно пришел в Сибирь, в Кемерово, к врачу. А он немедленно набрал меня. Такой вот я… киборг.
Кстати, «независимости» Виктора, как сам он говорит, такая «слежка» не мешает. Он даже смеется:
— Мне так даже спокойнее, под присмотром с космоса. Случись что, меня всегда со спутника найдут. А то однажды одного мужика с нашей деревни в лесу искали-искали, только с собаками нашли… К тому же я хоть и стараюсь запретов после операции не нарушать, но изредка бывает. Рванул вот осенью за грибами на мотоцикле. Дорогу развезло, мотоцикл завяз. Пришлось вытаскивать такую тяжесть… Мешок опят привез, но врачи меня поругали. И с тех пор я все-таки больше стараюсь правила соблюдать.
Да и новый «мотор» заряжает его верой. Ведь каждые три месяца врачи проверяют сердце: как оно привыкает к хозяину, нет ли угрозы отторжения.
— Нет, подошло мне чика в чику, — говорит Виктор, — и с каждым месяцем работает всё лучше.
Донор
Как вспоминает мама Виктора, сын «шоферил» всю жизнь. Работал на тракторе, на «КамАЗе», на молоковозе… За рулем с 14 лет, с тех пор как он вместе с братьями подпасками заработали на мотоцикл.
А с 17 лет вообще всегда с техникой. И первый инфаркт с ним случился прямо в дороге. Но Витя – железный человек. Довел машину, отлежался, думал, всё прошло… Но стало трудно дышать, и заехал, с шутками, в поликлинику, за какими-нибудь витаминами-таблетками. А врачи его сразу – на каталку…
Два последних года перед трансплантацией, с трудом дыша, он жутко тосковал по дороге. И так совпало, что сердце ему досталось тоже шофера, разбившегося в ДТП и так же любившего дорогу.
— И я в день выписки из больницы, приехав домой, первым делом дал круг по деревне… на снегоходе зятя. Ветер, снег в лицо – счастье… Я и сердце — мы оба тогда ликовали, вдвоем, — признается Виктор.
…Он так и живет с тех пор, на всю катушку, мечтая скорее выйти на работу, жениться, проносить новое сердце не 10 лет минимум, как говорит мировая медицинская практика, а полвека (и такие случаи тоже есть).
Живет с благодарностью к спасителям-кардиохирургам и к парню-донору.
— Хотел бы узнать его родных, сказать «спасибо», утешить… До меня доходили слухи, что в клинику приходил брат того парня, требовал денег за сердце, — говорит Виктор и тут же рубит снежный сумрак рукой. — Не ве-рю! Я же чувствую, мне досталось сердце хорошего человека, из хорошей семьи… И дорога у меня с ними теперь одна…
Лариса МАКСИМЕНКО.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс