Помощники Фемиды

22 января 2014 | Валентина Акимова

Благодаря их работе сокращаются сроки рассмотрения дел в судах
В августе 2008 года в Кемерове открылся первый в России негосударственный центр судебных экспертиз. В числе резонансных дел, которыми занимались специалисты центра, были, например, пожарно-технические экспертизы по фактам пожаров в областном управлении судебных приставов и в кемеровском торгово-развлекательном комплексе «Лапландия», а также ряд финансово-экономических экспертиз по громким уголовным делам.
Гость редакции – создатель и директор автономной некоммерческой организации «Кемеровский центр судебных экспертиз» Александр ШЛЯХТА.

шляхта
– Александр Михайлович, ситуация, на первый взгляд, необычная. Ваш центр – негосударственная организация, занимающаяся предпринимательской деятельностью. А правоохранительные органы в особо сложных и запутанных случаях обращаются именно к вам. Разве в Кузбассе нет государственных экспертов?
– Есть. Федеральное бюджетное учреждение «Кемеровская лаборатория судебной экспертизы» Минюста России. За последние годы она пережила три крупных сокращения, и на всю область там сегодня работают 30-35 государственных экспертов. В основном проводят экспертизы по уголовным делам. К тому же в силу объективных причин государственная лаборатория не может держать в штате экспертов определенного профиля. А наш центр выполняет более десяти видов экспертиз. Среди них особо востребованы автотехническая, строительно-техническая, почерковедческая и товароведческая.
Частных экспертных фирм в Кемеровской области, и в частности в Кемерове, много. Но только наш центр имеет статус автономной некоммерческой организации. Это означает, что мы работаем не ради прибыли, а ради дела. А получать вознаграждение за труд вполне нормально, государственные эксперты ведь тоже получают зарплату.
Кстати, мы единственные представители нашей области являемся членом некоммерческого партнерства «Палата судебных экспертов» при Министерстве юстиции России. Попасть в партнерство, где десятки экспертов имеют ученую степень, непросто.
– А как родилась идея заняться экспертной деятельностью?
– Когда десять лет назад я переехал в Кемерово, первоначально стал работать представителем в судах общей юрисдикции. И был удивлен, что назначенные судом экспертизы исполняются по несколько месяцев, и порой их поручают лицам, не имеющим элементарной экспертной подготовки. Временной провал в ходе судопроизводства надо было срочно устранять. У меня на тот момент был опыт сотрудничества с государственной лабораторией судебных экспертиз Хабаровского края, где я выполнял обязанности эксперта по обстоятельствам ДТП, по стоимостным экспертизам.
– То есть по образованию вы эксперт? Или все же юрист?
– Я в прошлом кадровый военный, в настоящее время – майор запаса. В 1985 году окончил Благовещенское высшее танковое командное училище, получил военно-специальное образование и одновременно – гражданскую специальность инженера по эксплуатации колесных и гусеничных машин. Она пригодилась, когда в армии началось сокращение: я пошел работать в милицию и за короткое время дослужился до начальника отделения ГАИ Ленинского района Еврейской автономной области.
Сегодня с улыбкой могу сказать: чтобы соответствовать своей нынешней профессии, я получил шесть высших профессиональных образований. Являюсь специалистом в области организации перевозок и управления на автомобильном транспорте, юристом, оценщиком… И все мои дипломы «работают!»
В Кемерово перебрался, когда бывшим военным начали выдавать «ельцинские» сертификаты на жилье: я родом из Сибири. Уже став руководителем центра судебных экспертиз, окончил местный филиал РГТЭУ по специальности «Товароведение и экспертиза товаров». Потому что знакомый мировой судья однажды посетовал: «Идет вал исков по защите прав потребителей, а товароведческую экспертизу провести негде».
– Сложно ли эксперту сохранять принципиальность и независимость?
– Случаи, когда нас просят вой-
ти в положение, бывают. Недавно мы проводили строительно-техническую экспертизу в доме, где межэтажные перекрытия того и гляди рухнут жильцам на головы. Наш вывод: дом аварийный, нужно срочно расселять. А представитель администрации этой территории возражает: таких домов много, на всех переселенцев квартир не хватит. Но этот вопрос уже не ко мне. И дать заключение, что дом пригоден к проживанию, я не могу. Я не терплю обмана.
Когда служил на Дальнем Востоке, офицеры полка избрали меня членом суда чести, о чем вспоминаю сейчас, конечно, с гордостью. Честность вообще в традициях нашей семьи, меня с братьями этому учили отец и мать.
– Насколько центр судебных экспертиз облегчает жизнь простого человека в его стремлении отстоять правду?
– Эксперт – первый помощник судьи, от которого стороны ждут обоснованного решения. Потому что обоснованность влечет справедливость. Судья ведь не обязан знать все. Принимая решение, он полагается на мнение экспертов, досконально знающих тот или иной вопрос. Поручение производства экспертизы – это определенная форма доверия судьи к эксперту и экспертному учреждению. Специалисты нашего центра гордятся и оказанным нам доверием, и своей работой.
Что касается сроков экспертизы, мы проводим ее в течение месяца, в редких, особо сложных случаях — в течение двух.
– Вы сказали, что автотехническая экспертиза – одна из наиболее востребованных. Но все автовладельцы имеют полисы ОСАГО, и в случае ДТП страховые компании сами оценивают ущерб…
– К нам обращаются люди, которые не согласны с оценкой страховых компаний. Страховщики ведь защищают не только застрахованных, но и свои интересы тоже. А мы даем объективное заключение.
Зачастую, когда автовладелец приносит страховщикам претензию, основанную на исследованиях нашего центра, руководитель страховой компании, если только она не московская, сам принимает решение об увеличении выплаты. Потому что с нашим заключением человек может обратиться в суд, а суды теперь назначают ответчику штраф в размере 50% от суммы иска, который он должен выплатить истцу.
– Техническая революция затронула все сферы нашей жизни. Судя по фильмам, прогресс позволяет решать сложные экспертные вопросы в два счета. Это действительно так?
– Фильмы я смотрю редко, и когда там показывают экспертов, мне неприятно, что их деятельность представлена как деятельность следователей. Они все время куда-то бегут, сами расследуют преступления…
На самом деле эксперт выезжает на место происшествия один раз, редко – два. И работает он в основном в кабинете, с предметами и документами, используя научно обоснованные методики. Эксперту категорически запрещено самому заниматься сбором доказательств, он должен быть объективным.
– Что главное в работе эксперта?
– Эксперт исследует и делает выводы по техническим и иным вопросам в соответствии с научными знаниями. Поэтому он должен знать действующее законодательство, специальные нормы права (ГОСТы, СНиПы и прочее) и научно обоснованные методики, применяемые при производстве судебных экспертиз. То есть проводить исследования не так, как ему или кому-либо хочется, а так, как это должно быть.
Валентина Акимова.

Для справки
АНО «Кемеровский центр судебных экспертиз» выполняет следующие виды экспертиз:
■ оценочную,
■ автотехническую,
■товароведческую,
■ строительно-техническую,
■ трассологическую,
■ техническую,
■ пожарно-техническую,
■ бухгалтерскую,
■ почерковедческую,
■ компьютерно-техническую,
■ экспертизу маркировочных обозначений,
■ экспертизу электробытовой техники.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс