Соцсети:

Гусарская баллада

9 января 2014 | Лариса Максименко

30 лет назад на съемках фильма «Багратион» о войне 1812 года девушка из Кузбасса ездила на лошади Победы.

Татьяна_и_коньДля того чтобы стать «кавалергард-девицей», надев мундир и спрятав длинные волосы под кивером, ей пришлось проявить немалый напор.

— О, я была тогда горячее коня, добиваясь, чтобы меня приняли в полк, где женщины сроду не служили, — смеется Татьяна Бочарова.

И признается, какой выносливости потребовали от нее те 30 незабываемых дней службы и съемок, на поле под Москвой, когда вокруг свистели пушечные ядра, а кони вставали «свечой»… К счастью, обошлось без травм. Лошади, умные, верные лошади «правили» на съемках.

Генштаб

Тогда, летом 1984-го, 28-летняя художница из Ленинска-Кузнецкого, преподавательница художественной школы, вовсе не думала о работе в кино, приехав на авось, по-девичьи наивно (а со стороны – авантюрно-нахально) в единственный в стране кавалерийский полк.

Она не знала о планах «Мосфильма» и «Грузии-фильма». Мечтала о «своей» картине, на холсте.

— И в тот день, когда я, подойдя к КПП, спросила у часового имя, отчество командира, попросила пустить меня в штаб, со мной была удача, — вспоминает Татьяна. — Командир, огромный, могучий, как услышал («Ипполит Титович, прошу принять на службу в ваш полк, на месяц, чтобы я смогла написать картину, которой «живу»), загрохотал: «Как… служить у нас? Да мы… секретные войска! И вообще, откуда имя знаешь?!» А я: «Ипполит Титович, у вас инициалы на табличке на двери прочитала». Он шутку понял, захохотал.

А художницу все-таки отшил. Правда, снабдив номером телефона одного из начальников в Генштабе и советом – бросить всё.

Но Татьяна неделю упрямо считала ступеньки Минобороны и звонила с вахты из отдела в отдел.

— В конце концов, прошение моё ушло, я вернулась в Кузбасс, жалея, что ничего-то не выйдет, — рассказывает Татьяна. – Вдруг звонок: «Документы подписаны, выезжайте».

Она рванула сразу же.

И в первый день службы, совпавший с первым днем съемок сцен Бородинского сражения, потребовала… коня. А на вопрос-удивление («Вы очень последовательны, далеко пойдете!») выпалила:

— Мы в Сибири ВСЕ такие!

Кивер

Ей дали коня. И – выдохнули с облегчением.

— Я же с пятого класса – верхом, — объясняет Татьяна. – Но в полку оказалось мало просто ездить…

…Важную лошадиную тайну Татьяна узнала сразу. Конь Дербент – гнедой. А встать приказали в рыжий взвод (не в масть). Но лошади в полку служат по 15 лет, правило знают: во взводе – лишь один цвет. В общем, вздыбился Дербент, но Татьяна осадила. И он встал, принял твердую руку девушки.

Но больше Татьяна его в чужом взводе не держала.

Когда на сборе, в полку, куда она в 6 утра прибегала из дома местной сельской бабушки, конь ей доставался не в масть, научилась, как и все бойцы, меняться лошадьми – с другим взводом – прямо верхом, на ходу. Это не лихачество, а уважение к коню. Ну, и чтобы он не нервничал, особенно на съемках. Потому что там нередки ЧП. И тогда тебя спасет верный друг и товарищ конь!

И это не просто слова. В один из дней гусар-девица Таня, которую в пекло не пускали, держали в основном в ставках главнокомандующих (она, художница, делала наброски боя и летящих коней, но была в гусарской форме, чтобы не выпадать из фона) сама увидела, как из-за ошибки столкнулись ряды, но люди уцелели все.

…А вечером они со съемок возвращались рысью 20 километров, прожаренные солнцем, впитавшие дым, труд битвы и, казалось, саму Историю.

— И лишь полк входил в село, к нам каждый раз сбегались дети, старики, несли яблоки. Я снимала кивер на ходу, мне ссыпали в него маленькое ведерко яблок, я его… надевала его на голову. И всю дорогу, яблоко за яблоком, надкусив, отдавала коню. Так делали все, — вспоминает Татьяна. – И было чувство, что 200 с лишним лет назад, после такого же боя точно так же встречал здесь народ настоящих гусар.

Встречал парней и девушек, потому что кавалергард-девицы действительно БЫЛИ. И не тайно, переодетые в мужчин, как в кино «Гусарская баллада», убеждена Татьяна. В полку ничего не скрыть, все на виду и все друг другу — поддержка…

Сатрап

А полк тогда снялся в сценах битвы… В том числе с главными героями (где Кутузов – Михаил Кузнецов, Наполеон – Жанри Лолашвили, Багратион – Гиули Чохонелидзе). И Татьяна Бочарова до сих пор помнит, как просты в общении и терпеливы были звездные актеры. Снявшись в эпизоде, они искали тенек в лесу и отдыхали. А Татьяна ездила на «их» белом коне Сатрапе.

Да, конь у Наполеона и Кутузова был один, потому что второй белый конь (их, красавцев, привезли из цирка) на поле боя в первый же день… влюбился, увидев полк лошадей. Да так сильно, что его сняли со съемок, и он не стал конем Наполеона.

Но при монтаже кадры с Сатрапом при Наполеоне и Кутузове свели до минимума, отдав Сатрапа Багратиону. Конь с огненным взором и верным сердцем и стал в кино образом русской Победы. (И в картине «Конь Багратиона» которую напишет сразу после службы Татьяна,, так вышло тоже!)

…А в кино символ «звучит» еще и в докладе, который слышит Наполеон, не радуясь, а еще больше мрачнея от слов, что враг – Багратион – ранен, при смерти, его вынес конь, но тот главный фланг русских никак не сдается:

— Русские дерутся зубами, если у них отрываются руки!

И стоят до конца.

Или их уносит из дыма разрывов белый конь веры и надежды.

Лариса МАКСИМЕНКО.

 

Кстати

Почему в год Лошади каждый должен иметь подкову?

Татьяна Бочарова, автор сотни конных портретов, наездница с 45-летним стажем:

— В прошлые, «лошадные», века считалось: найти подкову на дороге – к счастью. Ведь богатые люди подковывали коней серебряными подковами. И найти подкову было очень выгодно. С тех пор живет примета: подкова должна быть в каждом доме, она — к удаче.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс