Соцсети:

Немцы ушли, а мы остались

19 декабря 2013 | Татьяна Фомина

сельская-школа1

Писать о сельских школах почему-то очень трудно. А уж перед Новым годом, когда все живут в ожидании чудес и хочется друг другу желать «сбычи мечт», уж и не знаешь, что пожелать сельским школам.

Ну это как не знаешь, что подарить человеку, у которого все есть. А в сельских школах сбылись почти все мечты. Во всяком случае, мечты тех, кто подверг их оптимизации и реформированию несколько лет назад. Например, во многих деревнях уже нет опасности встретить пивнушку рядом со школой. Просто потому, что там уже нет школ. Их закрыли, объясняя тем, что они либо ветхие, латать не перелатать, либо с малым количеством учеников. Сплошной убыток от них. Одна из чиновниц перед началом судьбоносных реформ, помнится, на пресс-конференции в Кемерове утешила журналистов: «Ну какие знания дети могут получить в своем Усть-Урюпинске? Лучше мы их будем возить в большие хорошие школы в соседние села. Где и кадры квалифицированнее, и оборудованием кабинеты обеспечены». И деньги проще вливать в одно место. Так и случилось.
Нам стало интересно, как же живут после многих лет реформирования такие школы-центры, в которых обучаются дети сразу из нескольких соседних сел, и поехали мы в поселок Магистральный Верх-Падунской территории Топкинского района. Потому что в истории этой школы отразились все лихорадочные искания, находки и проблемы системы образования на селе и самого разрушающегося сельского быта в последние десятилетия. Как в капле воды, или точнее, в капле водки, которую пьет на селе без меры подавляющее число жителей. (Как заметила директор школы Ольга Гаврилова, только процентам 30 школьников повезло с тем, что родители не пьют и интересуются детьми.) А первый вопрос, который мы задали Ольге Анатольевне:
— Чего бы вы пожелали для своей школы в новом году, после того, как пережили все прошедшие оптимизации- улучшения?

сельская-школа2Сколько стоит ребенок
— Жду, чтобы для сельских школ отменили подушевое финансирование, — ответила Ольга Анатольевна. – Думаю, директора всех сельских школ то же самое вам скажут.
Так хочется, чтобы новый год такую радость преподнес. Если этого не произойдет, возможно, мне с некоторыми учителями придется расстаться… А еще – аутсорсинг.Что такое подушевое финансирование? Это когда денежные вложения в школу зависят от количества учеников.

К примеру, в прошлом году в школе п. Магистрального было 155 детей, в этом – 143. Уменьшение произошло в основном за счет того, что не удалось набрать десятый класс. Бывшие девятиклассники ушли в техникумы и колледжи. Нет в этом вины ни учителей, ни детей, но статистика печальная. Хотя бы потому, что каждый ребенок «стоит» школе 30 тысяч рублей в год. А значит, прощайте, 300 тысяч рублей с хвостиком в следующем году. Это, вероятно, повлечет за собой сокращение кадров. А остающимся учителям приходится в таких случаях брать на себя дополнительную нагрузку и переквалифицироваться. И учителю, допустим, физики вести и труды, и ОБЖ, и физкультуру. И это неправильно, потому что каждый предмет должен вести специалист. Ведь даже если в классе три ребенка и учителей не хватает, он должен изучить все положенные по школьной программе предметы. А тут еще приходится и учеников разных параллелей объединять в один класс. При этом страдают и ученики, и учителя.
В этой школе объединение тоже есть. Девятые и одиннадцатые классы ходят вместе на уроки физкультуры, технологии, истории, биологии, ОБЖ. Правда, по тем дисциплинам, по которым нужно будет в конце года обязательно сдавать экзамены, русский и математику, уроки проводятся отдельно. Но это утешение слабое, если смотреть на перспективу. Кто знает, не будет ли уменьшаться количество детей в селах и дальше.
— Больше всего огорчает, — объяснила Ольга Гаврилова, — когда говорят: «Установите соотношение между количеством учителей и учеников. Рейтинг администрации, главы территории зависит от вашего соотношения. Должно быть на одного учителя 13-15 учеников. Это «соотношение» — один из показателей работы территории. Если он не соблюден – очень туго нам приходится. Территория откатывается назад. И страдаем. И морально, и финансово.
К слову, несмотря на то, что десятый класс в этом году не набрали, администрация школы сделает все возможное, чтобы сохранить здесь среднюю школу. Потому что она одна на всю округу и выполняет множество функций.
Сколько стоит труд
А что такое столь нелюбимый директором школы аутсорсинг?
Это передача организацией, на основании договора, определённых производственных функций на обслуживание другой компании, специализирующейся в соответствующей области.
— Ужасное слово, — поделилась своей бедой Ольга Гаврилова. — Оно больно бьет по местным жителям и по работникам. Дело в том, что по закону мы должны иметь в штате 70% учителей и только 30% – вспомогательного персонала. Это директор, завуч, технички и т. д. Сельские школы никогда такой норматив не выдержат! И мы сегодня соотношение не выдерживаем. У нас есть два водителя. Я не могу вывести их в аутсорсинг, потому что они потеряют в зарплате. Завхозов тоже не могу вывести, потому что они материально ответственные лица. По настоянию губернатора сейчас вводим сторожей.
Все остальные у нас — технички, работники пищеблока — в аутсорсинге. Как это происходит? Мы выводим людей из штата, их устраивает к себе компания, с которой мы заключили договор. Они им платят зарплату за то, что технички моют нашу школу, повара варят пищу для наших детей, и т. д. А мы той компании платим за услуги, которые они нам оказывают. Платим из фонда школы. И ровно столько, допустим, на техничку, сколько она зарабатывает. Ее ставку плюс 30 процентов. По идее, аутсорсер столько ей и должен платить. Но ему еще нужно заплатить налоги, прибыль получить какую-то. А потому он отнимает эти деньги из суммы той самой зарплаты. То есть если техничка, которая в штате, получает 5200, то ей сразу говорят: у нас ты «чистыми» будешь получать, допустим, 4500. И человек, конечно, отказывается идти туда на работу. А мне нужны на мои 3,5 тысячи квадратов на все здания (у нас их несколько: средняя школа, начальная, детсад тоже наш) семь техничек.
Крупные фирмы, занимающиеся аутсорсингом, находятся в других условиях, они имеют больше возможностей, имеют больше прибыли и, наверное, выплачивают людям зарплату полностью. Но такие фирмы не работают с сельскими школами. У нас мало людей, и мы слишком удалены.

сельская-школа3 Осталась только школа
Магистральный – поселок на самом краю Топкинского района. Там есть средняя школа, в самом Магистральном, и начальная – в Верх-Падунке. И поскольку в округе другие школы закрылись (в Катково, Среднеберезово, Верх-Падунке, в Тыхте, в Большом Корчугане), ребятишки оттуда стали ездить в Магистральный.
Интересно, что школа в Магистральном была построена в начале 90-х для немцев, переселявшихся из Казахстана и Киргизии. Тех, чьи предки жили в Поволжье. В школе с самого начала учились 80% немецких детей. В классных журналах стояли почти сплошь немецкие фамилии. Часть детей говорила по-немецки. В школе тогда немецкий на уроках изучали, кружок немецкого языка и культуры работал. А потом Германия открыла двери для исторических соотечественников, и почти весь Магистральный выехал. А школа, большая, со множеством помещений, осталась. Потом и клуб культуры в Магистральном прикрыли, из-за ветхости. Кстати, и немецкий язык в школе свернули. Родители попросили «английского», а изучение двух языков школа финансово не потянет.сельская-школа Когда все везде позакрывалось, сотрудники школы поняли, что на них все держится. И постепенно школа стала брать на себя все функции, которых в деревне уже никто не выполнял. И стала центром сначала села, а потом нескольких сел сразу. Составили программу развития «Школа — социокультурный комплекс». Теперь любой школьный праздник проходит на все села, где не осталось ни школ, ни клубов. В 2007 году получили президентский грант на развитие этого проекта. Были и другие гранты, поменьше, от крупной компании для других проектов. Например, ученики по проекту «Милосердие» ремонтировали дома ветеранам, красили, белили. Причем во всех деревнях, откуда привозят детей. Очищали все заброшенные и замусоренные места в поселках – ЖКХ ведь никакого нет.
К слову, в кабинетах и начальной школы, которая стоит в отдельном здании, в Верх-Падунке, и в самой средней школе Магистрального, как мы заметили, очень хорошее оснащение. И интерактивные доски есть, и компьютерные классы. И музей замечательный. В нем и зал русского быта, и помещение, где собраны документы и исторические реликвии о героях-пограничниках. Есть и уникальные поделки, — например, рукотворный макет острога.
И педагоги есть очень талантливые. По физике, литературе, математике. И ребятишки есть, которые блистают на олимпиадах и поступают в хорошие вузы. Несмотря на то, что 102 ребенка находятся «на подвозе», встают в 7 утра, а домой возвращаются часам к трем-четырем, даже если у них уроки до 12. Они зависят от автобуса. Хорошо хоть, говорят педагоги, перебоя с бензином в этом году нет. А то ведь приходилось из собственного кармана выкладывать деньги «взаймы» на бензин, чтобы занятия не срывать.
Да, хороший здесь коллектив, ответственный.
Другое дело – удастся ли ему сохранить все это при постоянно обостряющемся денежном дефиците. Если не удастся – конец придет еще многим-многим селам.
Татьяна ФОМИНА.
Фото Александра Зиновьева.

Для справки
Сейчас в Кемеровской области работают более двухсот сельских школ.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс