Соцсети:

Опять двойня!

26 ноября 2013 | Лариса Максименко

Бочаровы

Владимир Бочаров, отец двух пар двойняшек, считает их настоящим подарком судьбы.

С тем, что Кузбасс в XXI веке стал всё чаще греметь на всю Сибирь как край близнецов, уже никто и не спорит. Двойни рождаются у нас каждый месяц и даже, бывало не раз, по нескольку пар в день. Перестали быть редкостью тройни, входящие потихоньку в «рабочий график»: в среднем три-четыре в год. И уже первые в этом году четверняшки родились в Кемерове, а следующих ждут в Новокузнецке.
Но вот чтобы счастливому папе в роддоме вручали в руки не одну «случайную» в роду двойню, а всегда, раз за разом, об этом аиста нужно очень здорово попросить.
— Да, у меня особая договоренность с аистом, — смеется 31-летний Владимир Бочаров, папа двух пар двойняшек из Верх-Чебулы, Любочки с Сашей и Златы с Никиткой. – Я же детей очень люблю. И пусть все дети на свете живут только в любви и в мире…
Это не пафос… А боль солдата, вернувшегося с последней войны, с прищуром смешливых глаз, в глубине которых, грозовой синевой, навсегда отпечаталась грусть… И наказ погибших друзей.
Эхо войны
Он ушел из родного села Усманка в армию в те годы, когда «груз 200» приходил из Чечни в каждый регион, город, райцентр как страшная регулярная «почта».
— Отслужив в армии, решил стать «контрактником», — вспоминает Володя. – Служил связистом. Часть стояла в четырех километрах от Грозного.
За два его года службы было всякое… И машину обстреливали. И ребята из части попадали в плен или в рабство, и исчезали навсегда.…
— А потом пришел 2000 год (разгар второй Чеченской войны. – Ред.). И сын приехал в отпуск, хотел успеть на мой день рождения. Он скрыл, что служит в «горячей точке», но наши гости, солдаты из старого поколения, по обрывкам информации, сложив их воедино, предположили среди ночи, что уснувший, уставший Володя пришел оттуда, с войны. Для меня это был шок. И утром я сказала сыну: «Не пу-щу!» — тихо, но твердо говорит Зинаида Владимировна, мама Володи.
А ему как раз предстояло заключить армейский контракт. Но под напором мамы он сдался. Потому что вовсе не был человеком войны: открытый оптимист, с широкой душой и радостной улыбкой, которые всегда любого рядом «заряжали» и грели…
Так судьба спасла Володю от войны. А его маму – от участи «материнской роты». В те годы она создалась сама собой, и матери, прорвавшиеся в Чечню с разных концов России, со сбитыми ногами и слезшими ногтями – от раскапывания братских могил, в поисках погибших или пропавших без вести сыновей, ходили по всей кавказской республике. И чеченки в селениях им молча стелили постель… Мало кто знает, но именно та «армия» мам перебрала Чечню по камешкам, помогла найти и собрать тела многих солдат, выкапывая их под дулом автоматов боевиков. Даже не тела, а кости, фрагменты, которые смогли идентифицировать по ДНК лишь через годы.
— Бог моего сына уберег, и меня – от его поисков, я бы за ним на край света пошла, — говорит Зинаида Владимировна. – И детьми Бог сына наградил. И меня, теперь уж не ходячую из-за болезни, без опоры на земле не оставил.
Шанс
Став снова «гражданским» человеком, женившись, Володя с нетерпением ждал рождения первенца. Шло время, аппарат УЗИ показывал одного малыша, но будущий отец, поглядывая на жену, всё чаще стал «обещать» ей двойню.
— Я очень хотел близнецов. Еще и потому, что в отцовском роду они были, — рассказывает Володя. – И родились двойняшки – прямо по моему заказу. Первой – дочка Люба, вторым – сын Саша. С весом 1900 и 2200 граммов.
И вскоре Володя остался с ними один, сам детей стал растить. Не повезло ему с первой женой – та создала другую семью.
…А три года назад Володя, работавший водителем на «хлебовозке», увидел в одной пекарне милую девушку. Прикипел к ней сердцем. А наведя справки, еще больше обрадовался.
— Она удивительная мама, — говорили ему, — одна растит двух ребятишек.
Вскоре сделал Володя Жене предложение стать его женой. И в семье стало четверо детей.
Но новая любовь пришла не только с радостью — с испытаниями.
— Случился микроинсульт. Я была с детьми дома, когда мне парализовало всю левую сторону (руку, ногу), я упала, — объясняет 29-летняя Женя. – А когда стала поправляться через несколько месяцев, выяснилось: жду ребенка.
— Я тогда сразу сказал: ждем двойняшек! – смеется, подбрасывая младшего сына, Володя.
И снова всё повторилось: первой родилась дочка, потом сын. С тем же весом, что и в первой двойне. С такими же русыми пшеничными волосами и голубыми глазами. Дочку назвали Златой, так решила мама. Сына – Никитой, так захотел папа, гордый тем, что ему выпал редкий шанс – обнимать сразу две пары любимых двойняшек!
…Малыши растут, им уже по году. Средней дочке (жены) Кристине – 6 лет. Старшие дети – Андрей (сын жены) и двойняшки Люба с Сашей — учатся в одном третьем классе и дружат.
Младших двойняшек родители считают чудом. Ведь с их рождением мама стала… крепче стоять на ногах. А папа окончательно уверился, что у него с аистом – особая дружба.
Лариса МАКСИМЕНКО.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс