Соцсети:

Закон таланта и благодать любви

25 ноября 2013 | Газета «Кузбасс»

театр

Премьерой спектакля «Таланты и поклонники» Новокузнецкий театр драмы отметил свой юбилей – 80 лет.

Выбор пьесы не случаен: именно ее поставили здесь одной из первых. И сегодня смело можно сказать, что великий русский драматург по-прежнему столь же актуален, как и 80, и 130 лет назад. Даже среди лучших пьес Островского это его любимая вещь, недаром он наделил главную героиню, молодую актрису Александру Николаевну Негину, женской модификацией своего имени. Магия театра, сама природа таланта составляют предмет жгучего интереса и в наши дни. Однако сегодня особенно остро стоит перед людьми ещё и вопрос купли-продажи, культа денег и гламура…
Думаю, постановщики спектакля – режиссёр Максим Кальсин и художник Алексей Вотяков — отказались от дополнительной атрибутики осовременивания или метафоричности именно в силу живой сложности самой драматургии. Максим Кальсин вообще признался, что впервые ставит русскую классику, и назвал счастьем возможность работать с текстами такого уровня. Он и отнёсся к пьесе с максимальной бережностью.
Сценография спектакля имеет два ракурса: бедная квартирка Негиной и кафе для встреч театральной и околотеатральной братии, потом превращённое в перрон с паровозом, на котором Великатов умчит Негину в далёкие края, где она получит возможность играть на сцене. То есть не потеряет этой возможности. Потому что, останься она с возлюбленным женихом своим Петей Мелузовым, театра ей уж более не видать.
В спектакле события происходят так же, как и в пьесе. Накануне своего бенефиса Сашенька (артистка Мария Стринада) попадает в капкан обстоятельств, которые за три дня радикально меняют её жизнь. Мощный сценический дар сочетается в Негиной с житейским простодушием. Она искренна и открыта – редкий тип актрис, не играющих в жизни. Игры с неё довольно и на сцене. (Актрису, для которой игра необходима в повседневности, представляет заслуженная артистка РФ Елена Амосова в образе яркой и жизнерадостной Смельской.) Именно в силу своей естественной природы Негина часто не знает, как себя вести, и совершает ошибки. Даже пластическая партитура роли Негиной в исполнении М. Стринада включает избыточную угловатость движений. Опрометчиво поссорившись с одним из сильных мира сего – князем Дулебовым (прекрасная работа артиста Анатолия Смирнова), она остаётся без контракта на следующий сезон. И бенефис был бы под угрозой, не вмешайся в её судьбу Великатов – делец и богач нового склада. В исполнении Анатолия Иванова это тонкий игрок, не лишённый человечности и сострадания. Он стратег и тактик, джен-тльмен и рубаха-парень в одном лице. Ему достаточно минуты, чтобы расположить к себе жениха Негиной — Мелузова, романтичного юношу с идеалами (артист Александр Шрейтер). А уж Домну-то Пантелевну (артистка Октябрина Романова) с её мечтами о курах и хозяйстве завоевать и вовсе ничего не стоит. И Великатов побеждает – вполне в соответствии с выстроенными им планами.
А Сашеньку Негину мучит ситуация выбора, основные события и связаны с этой мукой. Великатов сразу подкупил её своей гибкой дипломатией, но нескладного и бедного Петю Мелузова она беззаветно любит. И сомнений в силе этой любви не остаётся, когда Негина после бенефиса с безоглядным отчаянием освобождения зовёт Мелузова «кататься на всю ночь». Огромную полноту чувств своей героини открывает Мария Стринада в этой сцене, и становится ясно, что в вечном русском выборе между «законом и благодатью» любовь для Негиной и есть эта благодать. Благодать, которой она не может себе позволить, потому что призвание властно диктует другую участь — служить театру. С какой трагической горячностью говорит она Мелузову в сцене прощания об этом суровом «законе» таланта: «Я актриса…Если б я и вышла за тебя замуж, я бы скоро бросила тебя и ушла на сцену…»
Олицетворением сценического призвания заявлен в экспозиции и антракте спектакля наивный детский танец в исполнении Даши Гилёвой. Такой же выбор в пользу театра в своё время сделал и Мартын Нароков, этот бескорыстный театральный ангел-хранитель, бросивший на алтарь служения искусству и состояние, и спокойствие, и судьбу. Нароков в исполнении Игоря Марганца – полностью разрушенный человек, его слова в защиту собственного достоинства, признания в любви и декламация стихов звучат вяло и уже ничего не значат: в жизни этого человека всё свершилось самым бесславным образом. Ему даже некому крикнуть «Где мой Вася?», как это делает вечно пьяный трагик Громилов (заслуженный артист РФ Вячеслав Туев) — тоже одна из жертв театра. Но именно этот трагик со своим Васей (артист Олег Лучшев) после бенефиса Негиной сумели порадоваться за неё с чистосердечной щедростью и деликатностью. В то время как расчётливые дельцы типа Бакина (артист Андрей Ковзель) даже из чужого успеха стремятся извлечь максимальную выгоду для себя.
Но при этом все симпатии зрителя отданы бескорыстным и щедрым, непрактичным и надломленным, «всё имевшим, всё потерявшим» театральным талантам и поклонникам. И самому театру с его неразгаданными тайнами.
Галина ГАНЕЕВА.

НА СНИМКАХ: сцены из спектакля «Таланты и поклонники».
Фото
из архива театра.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс