Соцсети:

Костюм на вырост в особом режиме

21 ноября 2013 | Газета «Кузбасс»

кинолог
В кемеровской исправительной колонии №29 не только решили некоторые внутренние проблемы, разработав модернизированный костюм для кинологов, но и запустили благодаря этому новое производство.

Свободная ниша на рынке обещает быть «благодарной»: с момента открытия цеха уже изготовлено 62 дрессировочных костюма и снаряжения для профессиональной дрессировки собак для УФСИН по Краснодарскому краю. Почти столько же – для системы в Кузбассе. И уже поступают новые заказы.
Проблема как двигатель идеи
Двигателем идеи, как всегда, оказалась проблема. Костюм для тренировки служебных собак, который в колонии очень берегли, все-таки пришел в негодность.
— Мы столкнулись с тем, что таких костюмов попросту нет, – говорит Михаил Грязнов, начальник колонии. – У одного нашего коллеги был защитный костюм импортного производства стоимостью, в переводе на рубли, более чем в 20 тысяч. Сделано красиво, но поднять его могут только два человека, очень неповоротливый. Поэтому мы, изучив проблему, стали разрабатывать свой вариант. Проверяли, испытывали, опять проверяли. Костюмов пять мы просто порвали, когда испытывали. Собаке кричат «фас», она кидается — костюм разлетелся. Так работали, работали и, наконец, наработали. А когда мы повезли свою разработку в Москву для получения лицензии, нам установили цену в шесть с половиной тысяч рублей за костюм. И на спецрукав, который мы тоже разработали, 2800. Но оказалось, что таких материалов, которые бы удовлетворяли по цене и качеству, у нас в стране нет в помине. В Китае есть. Но так как мы — федеральная служба, с Китаем торговать нельзя. Еле-еле, спустя три или четыре месяца, мы нашли в Подмосковье сырье…
В колонии утверждают, что материал для костюма – самый усиленный брезент, который на сегодня существует в природе. И эту ткань выпускает только одна-единственная фирма в России. Для такого материала пришлось закупить новые швейные машины. Прежние, на которых шилась в колонии вся «кожгалантерия», не справлялись с плотностью брезента. И в пути новые машины, чтобы увеличить объемы производства на следующий год.
Тем более что тут уже начали производить снаряжение для профессиональной дрессировки собак: кожаные шлейки, намордники, специальные поводки и ошейники.
Собака должна быть кусачей
Сколько собак содержится в колонии, никто не говорит: служебная тайна. Но на территории учреждения расположен целый городок для тренировок, где есть все, что нужно для воспитания собачьего характера. Причем нацеленного и воспитуемого на разные службы, необходимые в колонии. Это охранная собака, которая стоит на периметре. Они крупные, специально обученные, их цель – задержание. Это реальный зверь, говорят работники колонии, к которому даже не все кинологи подходят. Второй тип – поисково-разыскная собака, которая берет след и поднимает голос на определенные вещи. Это самая обученная, в общем, самая умная собака. И третий тип, обученный обнаруживать наркотики и … запрещенные мобильные телефоны (к слову, даже на самый простой «сотик» цена в колонии колеблется в пределах 50-60 тысяч рублей).
Буквально две недели назад лабрадор Эрик обнаружил спайс (вид наркотика), который пытался провезти в зону шофер одного заказчика, с которым колония имела производственные отношения.
— Собаки разные, — рассказывает Денис Антончиков, заместитель начальника ИК-29 по охране. — Учитываем их специфику, и по климатическим условиям подбираем. В основном это азиатские и кавказские овчарки, так как они универсальные, а разыскные – немецкие и восточноевропейские овчарки. В этом городке они проходят тренировки по выборке вещи, лобовые атаки, отработки обыска транспорта, общий вид дрессировки, специальный вид дрессировки. Главное требование к костюму, в котором работают специалисты на тренировках: чтобы фигуранту было удобно. Он должен от собаки убегать, уклоняться, двигаться и защищаться. Вы же понимаете, что собака — довольно тяжелое существо, порядка 70 килограммов веса. Даже если она не прокусила костюм, давление её укуса – несколько атмосфер, она может только за счет этого повредить тренера. Кроме этого, при разработке костюма нужно ещё было учесть, чтобы и собака не травмировалась. Здесь очень много факторов, и все их учесть довольно сложно.
Режим особый, «полосатый»
В «двадцать девятой», колонии особого режима, служебные, хорошо обученные собаки — необходимость. Таких колоний по стране по пальцам пересчитать можно. Михаил Грязнов перечисляет громкие дела, известные в России, фигуранты которых сейчас находятся под его «опекой». Впечатляет. Здесь же содержатся заключенные, которые прежде сбегали из мест лишения свободы. Их – более 20 человек. И «сидельцы», у которых в общей сложности более тридцати лет срока. А еще такое вот печальное веяние нашего времени, что плюс ко всему большой процент «товарищей», содержащихся в этой колонии, готовы на все, чтобы достать наркотики. И зелье им в зону пытаются отправить любой ценой: перебросы, перекиды, в посылках, передачах, в ввозимом в промзону сырье, через родственников – матерей, жен, детей…. Говорят, что за дозу, которая на воле стоит 250 рублей, здесь готовы платить 5 тысяч.
В общем, пока лучше собачьего нюха, созданного природой, человек для поиска наркотиков ничего не придумал.

форма
Исковое дело
В этом году, по словам Андрея Алейникова, заместителя начальника колонии и ответственного за швейное производство, рентабельность цеха пока нулевая. Несмотря на все старания, себестоимость костюма получается высоковатой — 10-12 тысяч рублей, и это при том что центр, напомним, установил цену в 6100. Но, во-первых, это только начало, а во-вторых, есть один очень важный аспект – трудоустроены ещё 16 заключенных.
— Одна из наших главных концепций – трудоустройство осужденных, — поясняет Михаил Грязнов, — особенно тех, кто имеет иск о возмещении ущерба. На сегодня на осужденных нашей колонии приходится исков на сумму примерно 25 миллионов рублей. Кроме этого, когда они просто «закрытые» сидят и ничего не делают, дорого, очень дорого обходятся стране. Поэтому стоит вопрос в первую очередь трудоустроить тех, кто имеет иски, чтобы они их погашали.
Чтобы решить эту проблему в каждом подразделении, включая детские колонии, созданы производственные зоны, где действуют различные производства. В частности, на базе ИК-29 за три последних года созданы практически все виды производства, которые есть в Кемеровской области. Начиная с довольно солидного завода металлообработки, который изготавливает всевозможные металлоконструкции. Тут же производства токарные, фрезерные, переработка полиэтилена. Деревообработка в любом виде, начиная с распиловки и сушки и заканчивая изготовлением готовой продукции – офисной мебели (а под заказ делают и искусственно состаренную мебель), срубов бань, беседок, собачьих будок. Всевозможная кожгалантерия – обувь различного назначения (за последние полтора года разработали 12 видов), горноспасательная оснастка, ремни и так далее. Производится пенопласт 12 видов. Станция технического обслуживания, где не только ремонтируют автомобили, но и делают дизеля, бензокосилки и многое другое… Год как работает швейный цех, где заняты порядка 200 человек. Есть кузнечный цех. Кстати, год назад в колонии открылось свое профессионально-техническое училище. Чтобы к производству допускались профессионально обученные люди. Система обучения – гибкая. Набирают группы и приглашают педагогов-специалистов по мере нужды в той или иной профессии. Можно сказать, под заказ.
— Фактически мы делаем все, – говорит начальник колонии Михаил Грязнов. — Три года назад у нас был 17 миллионов рублей план, в этом году мы выходим на план 64 миллиона. Это не прибыль, прошу заметить. Сегодня из почти тысячи осужденных, которые содержатся в нашей колонии, только на производство выходят 340 человек в сутки. Плюс ещё хозяйственная обслуга – уборщики, сварщики и так далее. Около 80 человек – пенсионеры и инвалиды. Ещё более 150 – заключенные с особыми условиями содержания.
Получается, что каждое созданное здесь рабочее место – на вес золота. Руководство колонии констатирует, что сегодня за заказы для производства идет довольно жесткая конкуренция. Приходится искать и занимать свободные ниши. Вот так ищут и находят.
Евгения РАЙНЕШ.
Фото Андрея Терешенкова.
Кемерово.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс