Соцсети:

Одушевление миров на платформе сказок

20 ноября 2013 | Газета «Кузбасс»

куприянов

Кузбасский ученый-ботаник удостоен престижной литературной премии.

На днях Андрей КУПРИЯНОВ получил диплом Золотого лауреата национальной литературной премии «Золотое перо Руси». Доктор биологических наук, заведующий Кузбасским ботаническим садом Института человека РАН, член Общественной палаты Кемеровской области награжден за свою последнюю книгу – детский сборник «Сказки и истории, рассказанные у костра». Сказки, которые Андрей Николаевич пишет уже не одно десятилетие, вполне соответствуют его жизненной концепции – они экологические. А ещё – умные и добрые.

— Андрей Николаевич, экологическая сказка – жанр не совсем обычный….
— Не думаю, что я что-то новое открыл. Просто задался вопросом, как можно людей уговорить охранять природу. И пришел к выводу, что есть несколько путей. Первый: писать научные статьи, которые читают взрослые дяди. Второй: проводить какие-то общественные акции или рисовать плакаты. А можно писать сказки. Все предыдущее к тому времени я уже делал, а вот сказок не писал. Впервые это случилось лет 20 назад, не меньше.
Почему удобно писать сказки? Она короткая, емкая, и в ней всегда есть мораль. Не понимаю того, что сейчас много сказок пишут просто так. Мне нужно, чтобы была какая-то мораль. А поскольку я все-таки ботаник, мои сказки должны работать на охрану природы. Тогда я начал заниматься экологической сказкой как формой. Сначала это было лишь время от времени, что-то необязательное, но когда уже накопилось сказок пять-шесть, стало понятно, что мне нужен стиль. Очень много времени (я же не профессиональный писатель) ушло на поиски стиля. Пробовал всё – от русских народных сказок до Кафки. И сейчас я уже пришел к выводу, что мне хочется писать в псевдо-русском стиле, хотя это очень сложно. Ведь наши сказки очень непростые, и именно они сформировали русский менталитет. Правда, это случилось, когда их очистили от всякой пошлятины. Ушинский, Толстой, Аксаков переложили народные сказки на литературную форму. Так же, как у китайцев был Конфуций, у нас были русские сказки, переложенные русскими писателями. Да, это моё сейчас почти что философское утверждение. Затем, сказка должна быть доброй, и в ней обязательно должна содержаться мораль. Это выстроенная платформа, а на неё уже, пожалуйста, находите слова. Вам придумать сказку? Скажите про что…
— Вот стоит цветок в горшке на окне. Про него сочините.
— «Маша и гортензия» — вам нравится название? Маша жила в большом городе, и за окном была только слякоть, падающие снежинки, и никуда не хотелось идти. На окне стоял цветок в горшке, и мама говорила, что цветок называется гортензия. А у Маши была кошка Манька, которая была волшебницей. Она научила Машу путешествовать по разным странам. Маше достаточно было сказать какую-нибудь фразу (я сейчас сразу не могу придумать, какую), и она могла очутиться там, где хотела. Она стала смотреть на гортензию и не заметила, как очутилась в тропическом лесу… Дальше – прекрасный лес, прекрасные растения, там Маша увидела эту гортензию, которая пышно-пышно цвела. И тут – раз! – приходят лесорубы, которые этот лес рубят. И мораль: надо любить растения. Осталось только слова записать.
— Я так понимаю, что у вас мораль везде одна: нужно любить растения и их охранять…
— Мораль может быть совершенно разная. Вы же мне сказали придумать про цветок в горшке, я и придумал.
— И все-таки сюжеты, герои откуда берутся для сказок? Вот перед нами ваша сказка (с изумительными иллюстрациями Ольги Помыткиной) «Головка сыра и три котенка». Вы были знакомы с этими котятами? Они у вас жили?
— Нет, именно здесь ко мне пришла внучка и сказала: «Напиши сказку про трех котят». А вообще всё это происходит перед нашими глазами. Вот сказка «Жил-был Мурысь». Про котенка, которого выбросили на улицу. Это же был не один на свете такой котенок, я только придумал, как он плохо закончил. Вот, например, есть такое явление – аллелопатия. Когда растение угнетает другие своими выделениями. Есть у меня сказка и про аллелопатию. Это все история. А вы считаете, у Андерсена придумано? Там тоже реальные персонажи, которых он ставил в совершенно нереальные позиции. Он додумывал, моделировал ту или иную судьбу.
— Вы пишете и для взрослых, и не только сказки. «Арабески ботаники» — этот ваш двухтомный ботанический бестселлер нигде нельзя достать…
— Это мой взгляд на тех людей, которые делали ботанику. Как-то меня попросили написать очерк про Гмелина – это ботаник XVIII века, который ездил по Сибири. Я долго писал, а потом подумал: почему не написать про Крашенинникова? А про Стеллера? У нас, ученых, нет оглушительного успеха, просто, когда первую книгу я написал, она разошлась махом. Мне говорят: «А что-нибудь ещё напишете?» А я тогда увлекался томским гербарием, потому что я его обожаю. И начал писать про томскую школу ботаники, которая у нас является основной в Сибири. У них в этом году 125 лет исполняется кафедре ботаники.
Да, первый том уже нигде не найти, его даже у меня нет. Не поленитесь, почитайте. У меня там не главы, а круги. Арабеска – это та бесконечная нить, которая создает узор. Первая книга – с XVIII до середины XIX века, вторая – с середины XIX до середины XX века. Я уверен, что в книгах должно писаться свое мнение: что думаю о том человеке, о котором пишу, как отношусь к тому, что он делал. Нельзя писать книги без своего отношения к тому, о чем пишешь. Да, я считаю, что история – это тот гвоздь, на который я буду вешать свою шляпу. И ещё — я легко пишу. Вот Лев Толстой страдал, что не мог долго написать. Я, в отличие от него, пишу очень легко. Правда, меня потом надо править пяти корректорам, но у меня легкий стиль, и это мое достоинство. Ученые обычно напишут слово и думают: «Какой архивный документ сюда подставить?». Я же пишу от себя. Выражаю свои чувства.
— Легче писать детские сказки или взрослую литературу?
— Для взрослой литературы, особенно для художественной, требуется большое погружение. Нужно сойти с ума, уйти в этот мир и, может, не выйти оттуда. А мне надо утром идти на работу. А в сказку я могу быстро погрузиться и вынырнуть.
— То есть у вас билет в детство «туда-обратно»?
— Стоп, стоп. Это не билет в детство. У меня есть убеждение, что мы живем в Ряде параллельных миров. И нам нужно только из трехмерного состояния выйти в четвертое измерение, пятое, двадцатое – и там всё будет по-другому. Это мой мир, в который я могу нырнуть. А вы не можете. Можете только свой себе построить. И кто вам мешает построить этот мир и жить там время от времени? Мне очень нравится Макс Фрай, он не стесняется того, что построил мир и живет там. Одушевляй, вкладывай свою душу, и тогда он будет, этот мир. Вопрос другой – почему одни люди могут создавать миры, а другие не могут? Но этот вопрос уже не ко мне.

Евгения РАЙНЕШ.
г. Кемерово.

Наша справка

Ежегодная церемония награждения лауреатов премии «Золотое перо Руси» в Центральном Доме литераторов нынче прошла уже в девятый раз. Учредителями премии являются известный детский писатель и общественный деятель Светлана Савицкая, а также эксперт в области масс-медиа, предприниматель Александр Бухаров. Творческий конкурс проводится под патронатом Союза писателей России, жюри возглавляет председатель Московского городского отделения СП РФ, профессор литинститута им М.Горького, критик Владимир Гусев.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс