Соцсети:

Признать… живой!

19 ноября 2013 | Галина Бабанакова

признать_живой

Вот она, та самая Валентина Михайловна, которая двенадцать лет считалась покойницей. А сейчас она сидит рядом со мной в холле центра социальной адаптации и равнодушно слушает историю про то, как ее похоронили.

Я не ставлю в кавычки слова покойница и умершая, потому как в архиве одного из кемеровских загсов есть запись о регистрации смерти Валентины Михайловны за №5731 от 26.11.2001 года.
Но уже в актах этого года значится, что на основании решения суда Заводского района города Кемерово запись о регистрации смерти Валентины Михайловны, родившейся 27 мая 1945 года, аннулирована. То есть она признана живой.
От услышанного и прочитанного у меня озноб то и дело пробегает по телу. Сама же Валентина Михайловна нашла ошибочной не столько факт собственной смерти, сколько дату рождения:
— Я родилась 9 мая 1945 года. Как раз в День Победы. А в свидетельстве почему-то написали другое число.
I.
В центре адаптации, который в народе до сих пор называют ночлежкой, Валентина Михайловна живет уже год. Сюда пришла не сама. Ее привезли сотрудники центра. Раз в неделю они выезжают на улицы города, подбирая бездомных бродяг и спасая их от голода и холода. Валентина Михайловна сидела в районе вокзала не с протянутой рукой, а с протянутой… культей. То правой, то левой: кистей у нее нет обеих. Кто-то кидал в кружку монеты, кто-то отворачивался. А сотрудники центра предложили попрошайке-инвалиду койко-место с чистой постелью и горячий обед. Понятно, что спросили у женщины и документы. Но их не было.
Со слов Валентины Михайловны, в Кемерово она приехала из Казахстана. Там жила много лет. А как оказалась там, не помнит.
Прошло еще какое-то время. Поднабравшись сил, умытая и одетая в чистые вещи Валентина Михайловна… принялась за старое – попрошайничество. Ведь кормят в центре только один раз в день на 45 рублей. А есть и вечером хочется. Пока специалисты центра восстановят документы, пройдет не один день… И вот однажды у двери магазина увидела Валентину Михайловну ее родная сестра Лидия Михайловна. Можете себе представить состояние последней? Ведь она не просто знала о том, что сестра умерла, но и сама засвидетельствовала ее смерть. Правда, только по фотографии трупа и по описанию характерных примет. По этим же снимкам сходство трупа неизвестной женщины с Валентиной Михайловной засвидетельствовала и Наталья Климентьевна. Она – бывшая гражданская жена сына Валентины Михайловны. Самого сына на тот момент уже не было: умер.
Она же, Наталья Климентьевна, в 2007 году написала заявление в Кировский РОВД по поводу исчезновения Валентины Михайловны. Оказывается, след ее пропал еще в 2001-м. Правда, она и раньше исчезала из дома. Но отсутствовала дни, недели, месяцы, наконец. А тут счет пошел уже на годы. На основании заявления и было заведено разыскное дело №314745. А потом заявительнице предъявили фотографии. Вот так из «неизвестной гражданки» труп обрел имя Валентины Михайловны. Загс выписывает уже повторное свидетельство о смерти и передает его родной сестре покойной – Лидии Михайловне.
II.
За 20 лет, как открылась в Кемерове ночлежка, более 16 тысяч ее обитателей вновь получили взамен утерянных паспорта, медицинские полисы, пособия по инвалидности. Сотрудники центра помогают людям начинать жизнь «с чистого листа». Но такого случая, чтобы «воскрешать покойницу», еще не было. Да и в большой практике юриста Анатолия Целищева такого тоже не было. В центре социальной адаптации Анатолий Леонидович работает с января этого года. Дело будто бы умершей Валентины Михайловны и стало для него самым первым и сложным. Запросы, переписка, поиск свидетелей, встречи с ними – всё это было проведено тщательно и кропотливо. А уж сколько бесед было с самой Валентиной Михайловной — не сосчитать. Как она оказалась в Казахстане? Рассказывает, что кто-то из «доброжелателей» ее опоил, одурманил и посадил в поезд. Как все эти годы жила в Казахстане? На какие средства? Как потеряла кисти рук? И как вновь оказалась в Кемерове? На эти вопросы Валентина Михайловна предпочитает не отвечать. И потому можно только предполагать, что во многих своих бедах она виновата сама.
Но юрист Анатолий Целищев не судит Валентину Михайловну. Сейчас он заботится, чтобы «воскрешенная», восстановленная в гражданских правах женщина побыстрее получила паспорт и инвалидность, пенсию. Понятно, что центр, который ее спас, не будет постоянным местом жительства Валентины Михайловны. А где ее жилье в Кемерове? Кто живет там? На каких правах? При желании Валентины Михайловны юрист Анатолий Леонидович мог бы заняться и этим вопросом. Даже не столько интуиция, сколько профессионализм и, если можно так выразиться, дотошность опытного юриста подсказывают, что в «смерти» Валентины Михайловны квартирный вопрос сыграл не последнюю роль. Но ее саму это, похоже, не очень волнует.
— Вот как только вы документы мне соберете, так я и уеду из Кемерова, — говорит она.
— Вновь в Казахстан? – спрашиваю ее.
— Нет, не туда. Доброго дяди Вани-то там уже нет, — слышу в ответ.
А потом вновь молчание в ответ на все вопросы.
III.
Правда, юристу «спасибо» сказала не один раз. И есть за что. Если бы не он, то до сих пор в списках живых Валентина Михайловна не значилась бы. До «смерти» (сейчас-то уже можно ставить кавычки) Валентина Михайловна работала на заводе «Коммунар». Выходила замуж, родила сына. В общем, не безродная была, не одинокая. Правда, с той же родной сестрой Лидией теплых отношений не имела. Со слов Лидии Михайловны, до этого года она видела старшую сестру только в 1994 году. А всё потому, что Валентина Михайловна злоупотребляла спиртным, бродяжничала. Не раз была битой. И даже лежала в травматологии после очередного избиения собутыльниками. Остались на теле рубцы, шрамы. И у той неизвестной умершей на фото тоже были рубцы и шрамы. Что же касается одежды, то Валентина Михайловна не гнушалась и тем, что находила на улице. И одежда на трупе тоже была далека от свежести…
В суде, где рассматривалось дело об аннулировании записи о смерти, сестра Лидия засвидетельствовала, что Валентина живая. Подтвердили это и другие свидетели, знавшие Валентину Михайловну раньше.
Какой будет ее жизнь после «воскрешения»? Она не строит планов. Твердит одно: «Уеду!» Сестра Лидия в свободное от своей работы время приходит в центр. Приносит Валентине Михайловне еду, деньги.
…Кажется, Валентине Михайловне надоело сидеть со мной. Она, вздыхая, тяжело поднимается с мягкого дивана и идет в комнату, где стоит ее койка. С чистой постелью, цветным покрывалом. Интересно, какие сны видит она здесь? Знаю, что и на этот вопрос она бы мне не ответила. Но всё равно хорошо, что уже не сон, а жуткая реальность со смертью Валентины Михайловны закончилась. Только вновь бы не села (или не «помогли» ей сесть) в случайный вагон, ведущий в никуда.
Галина БАБАНАКОВА.
Фото автора.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс