Соцсети:

Пил,пью и буду пить

12 ноября 2013 | Газета «Кузбасс»

шорцы

Около 47% населения среди российских малочисленных коренных народов от Чукотки до Мурманска в той или иной степени страдают алкоголизмом. Это показали исследования, проведенные в 2013 году.
Что-то с этим нужно делать…

Масштабное социологическое исследование о причинах злоупотребления спиртным – первый этап реализации проекта «Профилактика алкоголизма в среде коренных малочисленных народов РФ». Занимается им национальный благотворительный фонд содействия развитию культурного многообразия народов по распоряжению президента РФ. География реализации проекта обширна: Московская, Ленинградская, Мурманская, Кемеровская, Томская области, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий и Чукотский автономные округа, республики Алтай и Якутия, Хабаровский и Красноярский края. Тема для нас очень важная, так как в Кузбассе тоже проживают представители коренных малочисленных народов, основные из которых шорцы и телеуты.
— В первую очередь мы столкнулись с тем, что статистика по коренным малочисленным народам в целом не ведется, — рассказала Айнана Тагрина, доверенное лицо президента РФ, руководитель проекта и координатор программ в фонде. — Когда мы начали разрабатывать данный проект, было три вопроса, на которые мы хотели получить ответ. Первый: с какого возраста дети начинают потреблять алкоголь? По нашим исследованиям видно, что 20 процентов стали употреблять раньше 12 лет. В этом году зарегистрированы случаи летального исхода при употреблении алкогольной продукции детьми в возрасте 8 лет — передозировка. Второй вопрос: количество и качество потребляемого алкоголя? Ответ: потребляют в невероятно огромных количествах. Если по всем медицинским показателям норма употребления одним человеком максимум 13 литров в год, то во многих регионах мы зарегистрировали потребление алкогольной продукции более 40 литров. Большинство опрошенных – это безработные, не имеющие средств к существованию, употребляющие сугубо крепкие спиртные напитки каждый день. Третий вопрос: что необходимо предпринять для борьбы с алкоголизмом? И ответ мы получили следующий: ничего нельзя сделать. Так считают опрошенные нами.
Вести такую борьбу в отдельно взятом регионе очень сложно. Главная загвоздка – отсутствие законодательной поддержки федерального центра. И действительно, в нашей стране, к сожалению, антиалкогольная программа на федеральном уровне никак не проводится. Так что одна из инициатив данного проекта – выйти из регионов в центр с предложением проработать комплексную межведомственную программу, направленную на борьбу за трезвость, а также внести изменения в федеральное законодательство в части ужесточения наказаний за нелегальный сбыт алкогольной продукции и за нарушение правил торговли спиртными напитками.

Уровень психозов снижается
В Кемеровской области отдельных данных по алкоголизму среди коренных народов отдельно нет. Считается все, без национальных различий. И эта общая официальная статистика говорит о положительной динамике. Так, количество алкоголя, употребляемое в Кемеровской области, составило:
в 2011 году – 10,2 литра на душу населения;
в 2012 году – 9,1;
в 2013 году (по итогам сентября включительно) – 7,8.
— Тема алкоголизма среди коренных народов малоисследованная, но колоссальная по значимости, — считает Андрей Лопатин, главный нарколог Сибирского федерального округа. — Надо сказать, что в нашей области во исполнение федеральной концепции ещё в 2010 году была принята программа по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией до 2020 года. И уже сегодня, несмотря на сложную ситуацию, позитивные изменения есть. Так, показатель уровня распространения алкогольных психозов, который достаточно объективно показывает ситуацию в целом, в последние годы снижается. У нас уже более 10 лет нет ни одного зарегистрированного случая алкогольного психоза среди несовершеннолетних. Всего на сегодняшний день в области на учете стоят 24 тысячи человек, страдающих алкогольной зависимостью, в том числе с алкогольными психозами (пять лет назад было 34 тысячи человек). Конкретно с алкогольными психозами — 825 человек, но пять лет назад их было свыше 1200 человек. Динамика положительная, и говорит ещё о том, что в области неплохо идет борьба с контрафактом – одной из основных причин возникновения алкогольных психозов. Контрафактный алкоголь, самогоноварение и аптечный алкоголь — эти три опасных фактора характерны для всей страны, а не только для нас, они продолжают нести огромные негативные последствия.
Особенно эти проблемы характерны для сельской местности, где, кстати, и проживает основная часть коренного населения области. В условиях отдаленных небольших поселков, где отсутствуют современное медицинское оборудование и квалифицированный медперсонал, это приводит к невозможности или низкому качеству лечения алкогольной зависимости. И это происходит на фоне того, что алкоголь завозится в неограниченных объемах и часто в ущерб товарам первой необходимости.
Плюс социальные условия, в которых оказались оторванные в свое время от коренных промыслов аборигены. В отдаленных поселках северных регионов страны была практически разрушена традиционная система занятости. Отсутствие конкретной цели в жизни чаще всего называют причиной алкоголизма.

Напиваться или посидеть, поговорить?
Ну да, допустим, те же наши шорцы всегда жили свободно, в тайге, сами по себе не знали, что такое крепостное право, колхоз, сталинский режим.
— Живя в тайге, мы не думали, что нужно учиться, стремиться занимать какие-то большие посты, работать на престиж, — говорит Галина Тунекова, глава общественного движения «Совет старейшин шорского народа». — И детей воспитывали законами тайги и приличия. И с такими устоями дети пришли в современную жизнь. Теперь мы выполняем какую-то не очень престижную работу, находясь далеко от понимания капитализма, мы остались без ничего. И к капитализму не приспособились, и от своей жизни отошли. Была программа, когда шорцы поступали в институты Кемеровской области без конкурса, это нас очень и очень поддержало. Кого-то родители успели выучить, но это, может, один процент от общего числа шорцев. Что касается алкоголя, то шорцы пили всегда. Отец рассказывал, что когда дед приходил из тайги, они сидели и пили много – до утра сидели и разговаривали. Но у них, во-первых, была пища, которая все токсины из организма выводила, а алкогольную продукцию они делали сами, и выше восьми градусов она не была. А вот недавний случай. Приходим мы в семью: лежит отец семейства пьяный, дома только кровать и стол, ничего больше, жена – в больнице четвертого ребенка рожает. Трое детей учатся в нашей сельской школе. Он мне говорит: «Ты что кричишь? Ты можешь мне помочь выйти из этого? Я не могу, у меня не получается. Кричать любой может». А чем ему поможешь?
* * *
Не решить проблему алкоголизма одним махом – запретительными мерами, вырубанием виноградников, объявлением любого алкоголя злом. И вспомнилось, как в частной беседе Валерий Кимеев, профессор кафедры археологии КемГУ, а также большой друг и знаток шорцев и телеутов, сказал: «Семейные традиции нормальные воспитывать нужно. Ценность семьи создавать». И, между прочим, по графикам исследований, которые проводил фонд, в причинах, по которым респонденты прекратили употребление алкоголя, семья и дети занимают 46 процентов. Для сравнения: 14 процентов – кодирование, 10 – здоровье, 8 – устройство на работу, 6 – вера…
Есть над чем подумать.
Евгения РАЙНЕШ.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс