Соцсети:

В диалоге с каждым

29 октября 2013 | Ольга Штраус

никита-рак

Нынешний сезон Прокопьевский театр драмы начал с новым главным режиссером. Им стал 29-летний красноярец Никита Рак. И первой премьерой сезона стал его спектакль «Старший сын», появление которого ознаменовалось зрительской дискуссией о взаимоотношении «отцов и детей».

Сегодня Никита Рак делится своим видением творческих планов и перспектив коллектива, а также размышляет о том, каким вообще должен быть театр провинциального города.
— Никита, для начала, пожалуйста, несколько слов о себе. Как случилось, что в неполные 30 лет вы стали главрежем?
— Родился в Красноярске, окончил Красноярскую академию музыки и театра. Родители – журналисты, газетчики. Папа – заместитель редактора газеты «Красноярский рабочий». После академии я некоторое время работал в Перми, в театре «У моста». Потом вернулся в Красноярск, пытался создать свой театр. Он назывался «Наводнение», просуществовал года два. Потом уехал в Москву, окончил магистратуру Школы-студии МХАТ… Работал как приглашенный режиссер, в том числе и в Прокопьевске, бывал тут на режиссерских лабораториях.
— Но в репертуарном театре, как я понимаю, главным вы не работали? Это – ваш первый опыт?
— Да.
— Страшно? Лестно?
— Лестно – конечно. И страшно отчасти. Но прежде всего – очень ответственно. Наверное, для меня в статусе главного режиссера ставить спектакли – это самое понятное из всего круга задач. Поскольку в Красноярске я довольно плотно работал с главным режиссером драматического театра имени Пушкина Олегом Алексеевичем Рыбкиным, то представляю себе, что это такое.
— И как вы определяете приоритеты театра сегодня?
— Мне кажется главным создать режим диалога. Диалог должен существовать и внутри театра, чтобы все службы и подразделения ощущали себя не исполнителями, но со-творцами, соавторами спектакля. И, конечно, должен существовать диалог со зрителем. Для этого мы стараемся придумать разные, может, кажущиеся странными, порой даже неказистыми, проекты, которые бы вовлекали публику в диалог.
Если в спектаклях театра риск, что мы можем облажаться, должен быть сведен к минимуму, то в проектах – не так. Должна же существовать некая зона, где рисковать мы не боимся вообще – иначе творчество невозможно.
— И какие же проекты вы уже начали осуществлять?
— Бук-кроссинг, например. Поставили в кассовом зале театра книжный шкаф, куда каждый может принести любую книжку, а также взять себе любую понравившуюся. Я думал, в первые же дни растащат всё и ничего не принесут. Всё получилось с точностью до наоборот: люди несли книги, от которых, видно, хотели освободить свои дома. Потом стали исчезать томики классики, которую в школе проходят. Потом кто-то притащил подшивки модных журналов – смотрю, вырезки из них начали украшать стенки гримуборных. Наши актрисы фото импозантных красивых мужчин там вывешивают…
— Видно, их психологи научили, что так можно счастье в личную жизнь приманить…
— Видимо, да. Но, в общем, движение по продвижению чтения началось. Другой проект в этой же области – читки, которые мы будем устраивать совместно с Прокопьевским колледжем культуры и искусств. Актеры выбирают прозу (именно прозу!), которую хотели бы прочесть слушателям, а учащиеся музыкального отделения подбирают музыкальное сопровождение. Надеюсь, что получится такая мобильная история «на выезд», которую можно играть где угодно: в буфете, в классе, при небольшом количестве народа… Мне вообще этот формат – «театр из ничего» — очень нравится, мне он кажется очень человечным и перспективным. Недавно в этом ключе я сделал спектакль в Мадриде. «Хамелеон» Чехова – рассказ, где нет ни одного женского персонажа, я поставил с пятью испанскими актрисами, причем сценой стала мужская гримерка. Такая вот ирония там присутствует.
Диспуты со зрителем, о которых мы уже вели речь, – еще одна форма диалога.
Кроме того, я считаю, что в таком городе, как Прокопьевск, театр должен собирать под свое крыло все творческие силы. Не устаю повторять зрителям: если вы выпиливаете лобзиком, сочиняете стихи, разводите рыбок – идите к нам! Наверняка ваше увлечение чем бы то ни было сможет пригодиться театру.
К слову сказать, из этих призывов родилась идея киноклуба. У нас в городе есть любители документального кино – есть и опыт театра по организации кинопросмотров с последующим обсуждением. Будем развивать эту тему.
— А репертуар? Он как изменится в связи с вашим приходом на должность главного?
— Разумеется, одна из главных задач – сохранить то, что было наработано Маратом Гацаловым. Я имею в виду постановки по современной драматургии. Они должны быть качественными и интересными современному зрителю.
Далее. Считаю, что нужно восстановить некий баланс, необходимый в репертуарном театре, между классикой, советским ретро и современной пьесой. Вампилов, Эрдман, которые появились в этом сезоне, – вклад в создание этого баланса. Считаю, театру непременно нужен Шекспир – в Прокопьевске его давно не ставили. Между прочим, 2014 год будет годом Шекспира – самое время вернуть его в репертуар. Кроме всего прочего, постановка Шекспира — это еще и замечательная школа для актеров, для воспитания труппы.
Если же говорить о ближайших планах, они у нас таковы. В ноябре появится спектакль Дамира Салимзянова «Просто игра» — он рассчитан на самых маленьких зрителей. А зимой появится спектакль Веры Поповой по пьесе Вячеслава Дурненкова, которую он написал специально для Прокопьевска, на местном материале, положив в основу свои интервью с десятками прокопьевских подростков.
— Да, наша газета писала об этом, когда маститый драматург ездил тут по лагерям и школам… А вы чем сейчас заняты?
— Готовлю новогодний спектакль по Туве Янссон. Хочется, чтобы получилась не просто «сказка для елочных праздников», а что-то более интересное…
Записала Ольга ШТРАУС.

Фото с сайта minkultrb.ru
.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс