Соцсети:

Найти смысл без учебника

15 октября 2013 | Лариса Максименко

10--DSCN0526

Кузбассовец, живущий без рук и с одной ногой, дал урок… йогам

Прослышав про то, что в Новокузнецке мужчина, потерявший руки и ногу, приспособился как-то жить, к нему в гости приехали йоги, привезли специальный учебник.
— Они хотели меня упражнениям научить. А тут увидели, как я на диване сложился, поправил слуховой аппарат в ухе большим пальцем единственной ноги… Тогда йоги и сняли, как говорится, передо мной шляпу, — улыбается 62-летний Владимир Гришин. – О-о! Мне бы ваш учебник, говорю, такую свет-мечту, да 40 лет назад!
…Так уж вышло, что именно поза лотоса («Руки, которых нет, мысленно разведу, целую правую ногу – всё выше, выше, пересилив себя, положу на культю левой») помогла Владимиру четыре десятка лет назад сосредоточиться и решить: жить ему дальше или нет.
Ведь он буквально чудом выжил в круге молний. Перенес серию операций. И, оставшись калекой, ушел в себя, ненавидя беспомощность свою, неподвижность, проклиная и злясь: «Ну ты, растение! Цветок на ножке!» Пока мама не «заразила» азартом: научиться ногой делать всё, что делал раньше, до травмы. И смысл в жизни, интересной и долгой, как она обещала, тогда непременно найдется.
После упорных тренировок, освоив позу лотоса, Владимир смог (и до сих пор вспоминает ту далекую радость с потрясением) впервые почистить зубы, зажав щетку между пальцами ноги.
А еще стал тогда же учиться заново любимому делу — рисовать.
Так и нащупал тропу в
будущее!
Трагедия
Черную дату — 26 июня, когда сгорел на проводах на окраине родного села Муратово, Владимир никогда не забудет.
У него самого, бесшабашного в те годы студента, предчувствия беды не было. А вот у мамы Анны Назаровны, проводницы, возвращавшейся домой из рейса, душа ныла так, что еле дождалась края «своей» платформы. Но, увидев сына, целого и веселого, крепко ее обнявшего, в мыслях себя отругала – за то, что панике вдруг поддалась.
Вместе с сыном сварила обед наскоро. Володя из-за стола, поев, выскочил, крикнув: на минуту, к друзьям.
А дальше – обожгло сердце. Клен под окном, посаженный дедом в день рождения первого внука, Володи, вдруг без ветра до земли согнуло.
— Мама и выскочила из дома – в страхе, а меня ребята уж на руках к ней несут, — вспоминает Владимир. – Молодость, глупость с моей стороны то была. За калиткой ЛЭП тянули к фабрике, запасную. И мы, парни, зная, что не подключена, качались в те дни на проводах… А накануне ток включили. Без объявления. И я первым полез на столб…
Дальше был только огненный шар. Реанимация. Обрывки памяти: как спасали, как укорачивали его, из-за осложнений, все больше и больше, из операции в операцию.
И миг отчаяния, когда очнулся. Рук нет «под корень». От левой ноги – только верх. Хотел закурить – нечем.
«Даже повеситься сам не смогу», — мрачно пошутил про себя. И сжал зубы. И кулаки (в мыслях), заплакав.
Солдат
На него, приехавшего из больницы, собралась взглянуть, обнять целая изба народу. Пять Вовок, Виктор, Николай, Олег – друзья детства. Соседи. Робко здоровались одноклассницы.
Мама всем радовалась, надеясь, что они Володю растормошат. Так и вышло: сначала парни натащили в дом сломанных утюгов, помня, что Вовка всегда любил возиться с техникой. И стали ремонтировать «за него» (он руководил), довольно переглядываясь: «Увлекся!»
…А пришла осень – друзей стали брать в армию. Первым Иван заявил:
— Чтобы писал, слышишь? Железно!
За осень «забрили» всех. Мама, наблюдая за грустным Володей, посоветовала:
— А ты попробуй взять ручку в рот и пиши!
С тех пор и пошло. Володя скакал на одной ножке или учился ходить на тяжеленном протезе.
Учился ногой бриться, пылесосить и даже, елозя на пятой точке, мыть пол.
А с ручкой во рту вскоре и правда стал выводить несколько слов:
«Привет! Это я».
Это поначалу. А потом по несколько листов стал исписывать. Да рисовать – наброски села и… рисунки к дипломным работам, по просьбе земляков.
…Те письма в армию Володя писал 15 лет! Друзьям, потом их младшим братьям… И первые кривые этюды с видом села превратились постепенно в симпатичные картинки. А затем и в картины. Владимира Гришина уже больше 10 лет как признали художником.
Выбор
— Как же мудра была мама, разбудив во мне желание научиться управляться по дому. И рисовать. Она знала, что не вечная. И что после ее смерти мне придется или в интернат перебираться, или выживать самому. Мы с ней выбрали второе, — твердо говорит седой Володя.
Его мамы недавно не стало: после воспаления легких сдало сердце. Когда у нее случился приступ, Владимир вызвал ночью «скорую», тыча по клавишам шилом. И в волнении не успел проститься.
Мама простила: приснилась после похорон, ласково улыбаясь.
Свою тоску по ней Володя снимает, увлекшись графикой. А также потихоньку занявшись ремонтом. Линолеум в квартире он сменил, продав шесть своих картин.
Утром и вечером к нему заходят (разогреть еду, покормить с ложки) племянник или его жена.
— И пустоты в моем доме и душе нет… Еще и потому, что открыл для себя Библию, — признается Владимир Гришин. – Я чувствую, что не один.
Лариса МАКСИМЕНКО.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс